Русская линия
Московский журнал А. Сахаров01.03.2004 

ЛИЧНОСТЬ ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА

<…> История показала, что идеальных правителей не бывает. Не был таким и Алексей Михайлович. Но в историю России он вошел как человек и монарх, который, кажется, делал все необходимое для жизнеобеспечения страны и ее развития так, как это понимало большинство российского общества. Причем проводил свою политику осмотрительно, осторожно, не предпринимая резких движений, неподготовленных шагов.
К исходу жизни (а умер он на 47-м году) Алексей Михайлович — уже не тот порывистый, забавлявшийся охотой и прочими развлечениями человек. За его спиной война, крупные народные бунты, борьба с Никоном и раскол Церкви.
Это был высокий полный человек с русой шевелюрой и синими глазами, с величавыми манерами правителя огромной и могучей страны, которую он привел в состояние стабильности, военных успехов, международного признания и процветания. <…>
Его основной чертой характера оставалась искренность и твердость в вере и огромное чувство долга по отношению к своей стране и ее народу. Кажется, этому он подчинил всю свою жизнь. Своим помощникам Алексей Михайлович любил повторять: «Идите путем средним, праведным, не уклоняйтесь ни вправо, ни влево». Этот «средний путь», которого он придерживался всю жизнь, стал основой всей его внутренней и внешней политики. Вспыльчивый, но отходчивый, он охотно шел на компромиссы, если понимал, что добиться желаемого удастся только так: он легко отступился от завоеваний в Прибалтике, учитывая, что сил у России в одновременной борьбе с Польшей и Швецией не хватит, все внимание перенес на войну с Речью Посполитой.
Так же Алексей Михайлович строил отношения с людьми. Обидев кого-либо резким словом, он готов был позднее загладить свою вину: действовал и по велению сердца, и по христианским заповедям. Вера для него — не формальный, пустой звук. Главная его забота заключалась в спасении души. Этим объяснялись многие его поступки и решения. Он неустанно повторял, что все люди смертны, что все из земли вышли и в землю уйдут. И человек призван на этом свете лишь выполнять Божью волю. И монархи, и последний нищий равны перед Всевышним.
Христианские заповеди он чтил свято и истово.
Но жизнь была сложна, противоречива и жестока, и Алексей Михайлович пытался в ее страшных хитросплетениях найти свою христианскую линию. Так, при подавлении восстания Степана Разина именно по указу царя казнили десятки тысяч повстанцев. И тем не менее расправы определялись не волей монарха, зверством воевод, а регламентировались тогдашними законами, в частности Уложением 1649 года. Государство и царь выступали за порядок, созданный с таким трудом в России в течение десятилетий XVII века. Правы те, кто утверждает, что Алексей Михайлович никогда не поступал более жестоко, чем требовал действующий закон.
В то же время во многих случаях он проявлял свою истинно христианскую сущность. Именно при нем в России широкую практику получила система выкупа воинов, захваченных в плен крымцами, турками, поляками. Если выкупленными были крепостные крестьяне и холопы, то они отпускались на волю. Во время русско-польской войны, когда ему сообщили об одном из сражений, в ходе которого лишь несколько человек было убито и ранено, а остальные бежали с поля боя, царь в ответном письме своему корреспонденту, сетовавшему на неудачу, заметил: «Радуйся, что люди целы».
Широко известна благотворительная деятельность царя. Он жертвовал большие деньги на лечение увечных и больных, на содержание богаделен, на одаривание деньгами нищих. Во дворце постоянно обитали разного рода неимущие люди, которые кормились милостью царя.
Проезжая по Москве, Алексей Михайлович мог остановиться около какого-нибудь убогого человека и распорядиться о покупке для него одежды и обуви. По его приказу по Москве регулярно развозили продовольствие, хлеб и бесплатно раздавали нуждающимся. В этом смысле он повторял христианские благотворительные традиции своего предка — Великого Киевского князя Владимира I Святославича.
Алексей Михайлович в еще большей степени, чем его отец, был человеком разносторонних знаний, интересов и увлечений. С отрочества и до конца дней любил чтение. Обладал хорошим для своего времени стилем письма и собственноручно создал историю русско-польской войны.
Он увлекался хоровым пением, и не только церковным, но и светским. Во дворце постоянно обитали певчие, совместно с другими музыкантами услаждавшие семью царя домашними концертами. Впервые при Алексее Михайловиче в Москве начались театральные представления. Царь был до них большой охотник.
Как и в молодости, он увлекался охотой, особенно соколиной, с удовольствием играл в шахматы; его постоянным «хобби» было коллекционирование часов (как у отца) и зеркал.
В облике Алексея Михайловича все более определенно выступал тип человека, находившегося под влиянием общеевропейских культурных процессов. Он стал переходной фигурой от правителя старомосковской патриархальной, закрытой для остального мира Руси к монарху уже нового рождающегося европейского Российского государства. Здесь он проложил дорогу Петру I. Царь все шире открывал Россию западным обычаям и традициям. Кремлевский дворец украшался европейской мебелью и обоями. Из-за границы регулярно поступали газеты. Своих детей, в том числе наследника престола Федора (1661−1682) и царевну Софью (1657−1704), сыгравших позднее заметную роль в истории России, он приказал обучать латыни и польскому языку. Их наставником стал один из выдающихся деятелей славянской культуры второй половины XVII века Симеон Полоцкий — писатель, мыслитель, педагог.
Близкими к царю людьми были широко образованный деятель боярин Ф. М. Ртищев, блестящий дипломат <…> А. Л. Ордин-Нащокин, а также А. С. Матвеев. Многие из тех, с кем проводил время в беседах царь, к чьим советам он прислушивался, — люди весьма скромного происхождения, но блестящих дарований и глубокого ума. В этом смысле Алексей Михайлович был настоящим предшественником своего сына Петра I, ценившего людей не за «породу», а за способности и труд во имя Российского государства.
Немало рядом с царем было выходцев из других стран — военных, переводчиков, врачей, торговцев. Алексей Михайлович широко открыл двери в Россию иностранным специалистам разных направлений и ценил их труд. <…> При нем расцвела на окраине Москвы так называемая Немецкая слобода — Кокуй, где жили немцы, голландцы, шведы, англичане, швейцарцы, шотландцы. Здесь позднее Петр I найдет своих преданных друзей и советчиков.
Алексей Михайлович был первым русским царем, который проявил интерес к созданию русского флота. Он попытался начать его строительство на Оке, а суда переправлять по Волге в Каспийское море. В Астрахани на воду был спущен многопушечный фрегат «Орел». Однако он сгорел во время восстания Степана Разина. Этот интерес отца к морю унаследовал его сын Петр — неистово, страстно влюбленный в мореходство, в кораблестроение, флот, добившийся выхода России в мировой океан.
Но в Алексее Михайловиче было и немало патриархального, старомосковского. Например, в конце жизни, видимо под влиянием церковников, он стал сворачивать контакты с Западом, ввел строгости в одежде и наказывал за коротко стриженные на западный манер волосы и за короткое платье. Не одобрял он и бритье бород.
В собственных царских селах он был рачительным и бережливым хозяином, скопидомом. Щедрый для других, он порой не решался купить приглянувшуюся ему вещь, так как считал ее дорогой. В этом смысле Петр I, скромный в своих личных потребностях, во многом повторил отца.
Алексей Михайлович не терпел пьянства и пьяниц. Это нашло отражение в строгих наказаниях за пьянство, отмеченных в Уложении 1649 года. В этом смысле отец и сын, часто и много пьющий, отличались полностью.
В личной жизни Алексей Михайлович испытал немало счастливых часов. Царская семья была большая, дружная. Но горе не обошло ее стороной — наследники умирали один за другим, похоронил он и одну из дочерей. А затем из жизни ушла и его верная спутница жизни — Мария Ильинична Милославская.
Через два года Алексей Михайлович женился вторично — на красавице, смоленской дворянке Наталье Кирилловне Нарышкиной. В 1672 году она родила ему сына Петра, а затем двух дочерей. Теперь вокруг стареющего и все чаще болеющего царя началась борьба двух мощных семейных кланов — Милославских и Нарышкиных. Пока царь был жив, он умел умиротворять страсти. Но после его смерти это противоречие очень скоро вылилось в драматические страницы российской истории.
Умер Алексей Михайлович в начале 1676 года. Предчувствуя кончину, он приказал выпустить из тюрем всех узников, освободить всех сосланных, заплатить из своей казны все частные долги и простить людям долги казенные. Затем он причастился, соборовался и отошел в мир иной.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

в москве удаление вен лазером за разумную плату