Русская линия
Московский журнал А. Слезкин01.02.2004 

Вичуга

Вичуга получила статус города в 1925 году. Ивановская земля, где расположен этот небольшой провинциальный городок с населением чуть меньше 50 тысяч, — это не Московская, Ярославская или Владимирская области с их всемирно известными памятниками зодчества и музейными ценностями. До 1918 года и Ивановской-то губернии не было, следовательно, литературы, более или менее подробно освещающей достопримечательности края, найти практически невозможно. Что же касается непосредственно Вичуги, в энциклопедическом издании «Города России», появившемся в свет в 1994 году, говорился лишь следующее: «Современная Вичуга — крупный центр текстильной промышленности с одним из старейших предприятий — хлопчатобумажной фабрикой (1812) имени В. Г. Ногина. Действуют также две хлопчатобумажные прядильно-ткацкие фабрики, машиностроительный, деревообрабатывающий заводы».

Странная энциклопедия. Как же можно было обойти вниманием главное вичугское сокровище — церковь Воскресения Христова в Тезине, бывшем фабричном селе, ныне являющемся частью города? Посетить Вичугу стоит хотя бы ради одного этого храма. Он сразу бросается в глаза, и при первом же взгляде на него возникает мысль: подобных ему нет. «Как же это нет? — воскликнут многие. — Не напоминает ли вичугский храм Успенский собор Московского Кремля с его Иваном Великим, даром что в Вичуге свое „чудо света“ придумали соорудить из красного кирпича!»

Действительно, сходство очевидно, но… во многом обманчиво: в архитектуре храма не скопированы, а творчески переработаны в духе модерна приемы древнерусского зодчества. Церковь Воскресения Христова построена в 1908—1910 годах на средства местного фабриканта И. А. Кокорева по проекту известного московского архитектора Ивана Сергеевича Кузнецова. Пятиглавая, с очень высокой (около 110 метров) столпообразной колокольней, она ошеломляет своей грандиозностью, которая особенно сильно ощущается на фоне окружающей одноэтажной застройки. Величественный городской собор — в селе!.. Поражают огромные майоликовые панно, расположенные на нижнем ярусе колокольни, в оригинальных вогнутых нишах-экседрах с порталами, над апсидами в полукружиях закомар. Они были изготовлены на знаменитом Абрамцевском гончарном заводе по рисункам того же Кузнецова и аналогов не имеют, являясь уникальным и вместе с тем характерным произведением искусства эпохи модерна.

Майоликовые панно Воскресенской церкви в Тезине — своеобразное «эхо» наружной фресковой росписи московского Успенского собора. Восточный фасад особенно оригинален: панно как бы спрятаны под вынесенными далеко вперед (опять-таки, утрированный мотив Успенского собора) «арками» закомар, оказавшись словно в киотах, разделенных между собой группами тонких колонок. Колокольня в верхних частях является «вольным пересказом» темы Ивана Великого. Раньше это сходство подчеркивалось еще и наличием под куполом золоченой надписи в два ряда. Вместе с тем три яруса полукруглых кокошников заимствованы у храма Василия Блаженного. Но в целом вичугской колокольне отнюдь не присущи спокойствие и статичность Ивана Великого — она будто неудержимо тянется вверх.

Все перечисленное отнюдь не говорит о стилистической невыдержанности или эклектичности тезинского храма. Наоборот, национально-романтическое направление модерна как раз и основано на таком подчеркнуто эмоциональном прочтении наследия прошлых веков: все заимствованные элементы переплавляются в нечто новое, становясь воплощением идеализированных «воспоминаний» о древности.

За годы вынужденного бездействия Воскресенская церковь лишилась многого: куполов, многоярусного иконостаса, росписей, погибших в пожаре 1970-х годов, золоченой надписи на колокольне. Полностью разрушена стильная ограда с «богатырскими» воротами, увенчанными главой — такой же, как на храме. Сильно пострадали панно. Более того, они продолжают разрушаться и сейчас, спустя десять лет после открытия храма — их обломками засыпаны колдобины близлежащей улицы…

Кое-что все-таки сделано: восстановлены кровли и купола — правда, весьма небрежно и неточно. Найдутся ли меценаты и специалисты, способные провести тщательную, грамотную реставрацию?

Церковь Воскресения Христова в Тезине обычно зовется жителями Вичуги «Красной» — но не по цвету стен, а для того, чтобы отличать ее от одноименной церкви в Бонячках, другом поселке, вошедшем в состав города. Ту церковь именуют «Белой». Построена она ненамного раньше тезинской, в 1904 году, но совсем на нее не похожа, представляя собой хороший образец эклектики вполне московского уровня. В ее нарядной и радостной архитектуре органично соединены черты византийского и русского стилей. Закрытая в советское время, «Белая» церковь также пришла в совершенное запустение, а проведенная в ней недавно реставрация, к сожалению, оставляет желать много лучшего. Достаточно сказать, что на колокольне вместо высокого черепичного шатра возникла невыразительная жестяная «крышечка», ни о чем ином, кроме как о дурном вкусе реставраторов, сказать не могущая.

В начале XX века в Бонячках наблюдался «строительный бум», в результате которого сформировался общественный центр будущего города. Фабриканты Коноваловы к 100-летию своей фабрики начали осуществлять обширную социальную программу. Были возведены прекрасные здания в стиле неоклассицизма, вытеснившего в 1910-е годы собственно модерн. Комплекс коноваловской больницы, состоящий из четырех двухэтажных зданий, — лучший памятник гражданской архитектуры Вичуги. В его облике преобладают тонко стилизованные черты московского ампира. Фасады украшены изящной лепниной. Строительство велось в 1911—1912 годы по проекту архитектора В. Д. Адамовича, автора ряда замечательных особняков и храмов в Москве и Подмосковье. Этим же зодчим спроектированы ясли (1912): здесь Адамович повторил решение своей более ранней работы — виллы Н. П. Рябушинского «Черный лебедь» в Москве.

Народный дом возводился в 1914—1915 годах по проекту нижегородского архитектора П. П. Малиновского. Прерванное первой мировой войной строительство завершено в 1924 году В. А. Весниным и Н. Г. Лазаревым, архитектурные нововведения которых в данном случае предвосхитили стилистику «сталинского неоклассицизма».

Еще в Вичуге можно увидеть дома самих фабрикантов Коноваловых и те, что они строили для рабочих и служащих. Среди последних, кстати, немало впечатляющих (авторство некоторых из них приписывается И. В. Жолтовскому). Представляют интерес и многие сооружения, входившие в комплексы фабрик.

До революции в поселках, образовавших впоследствии город Вичугу, стояло еще несколько храмов, которые не сохранились. Но и дошедшего до нас достаточно, чтобы выделить этот город среди прочих. Самое главное: у Вичуги есть своя «визитная карточка» — церковь Воскресения Христова в Тезине.



Литература:
Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область. Ч. 2. М., 2000.
Нащокина М. Сто архитекторов московского модерна. Творческие портреты. М., 2000.
Лисовский В. Г. «Национальный стиль» в архитектуре России. М., 2000.
Арзумкнова О. И., Любартович В. А., Нащокина М. В. Керамика Абрамцева в собрании Московского государственного университета инженерной экологии. М., 2000.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru