Русская линия
Московский журнал Н. Ширинский01.12.2003 

НИНА КОШИЦ

Она родилась в Киеве в 1894 году. На всю жизнь будущей певицы мрачной тенью легло воспоминание о судьбе ее отца. Блестящий оперный тенор, партнер по спектаклям Ф. И. Шаляпина и Л. В. Собинова, великолепный исполнитель романсов П. И. Чайковского, он неожиданно стал терять голос. В 1904 году Павла Алексеевича уволили из Большого театра, и этот несчастный, охваченный отчаянием, в припадке умоисступления покончил с собой.
Казалось бы, предостережение достаточно серьезное. Но вот спустя девять лет, в 1913 году, фамилия Кошиц вновь обращает на себя внимание: Нина Кошиц, пошедшая по стопам родителя, с отличием оканчивает Московскую консерваторию сразу по двум специальностям — пения и фортепиано - и дебютирует практически одновременно в московской Частной опере С. И. Зимина и в петербургской Императорской Мариинской опере.
«Она обладала лирико-драматическим сопрано совершенно необыкновенного, волнующего, горячего тембра. Ее называли Шаляпиным в юбке», - пишет П. А. Марков в своей «Книге воспоминаний». Кстати говоря, это сравнение довольно часто встречается в мемуарной литературе и периодике тех дней.
Н.П. Кошиц – Татьяна в опере
П.И.Чайковского "Евгений Онегин"
Фотография 1915 года Лучшие партии Нины Кошиц — Татьяна в «Евгении Онегине» П. И. Чайковского, Дездемона в «Отелло» Дж. Верди, Рахиль в опере Ф. Галеви «Жидовка». Она пела Лизу в «Пиковой даме» П. И. Чайковского, Ярославну в «Князе Игоре» А. П. Бородина, Марину Мнишек в «Борисе Годунове» М. П. Мусоргского, Мими в «Богеме» Дж. Пуччини, Недду в «Паяцах» Р. Леонкавалло и даже Ренату в опере С. С. Прокофьева «Огненный ангел». Сергей Сергеевич был очарован искусством певицы и в благодарность посвятил ей одно из сочинений.
С 1915 года о Нине Кошиц начинают говорить не только как об оперной примадонне, но и как о замечательной исполнительнице романсовой лирики русских композиторов. Ее концертный репертуар быстро расширялся: Чайковский, Кюи, Мусоргский, Рахманинов. «Ничто и никого не пою с таким восторгом, как Рахманинова», — призналась она позднее в одном из писем. А Сергей Васильевич посвятит ей весь свой опус тридцать восьмой — шесть прославленных романсов. Сегодня студент-вокалист, прочитав в сборнике сочинений композитора: «Посвящается Нине Кошиц», в лучшем случае пожмет плечами. А между тем имя артистки всегда будет стоять рядом с именем Рахманинова.
Они познакомились у известного и сейчас, а тогда очень популярного композитора Ильи Саца, отца основательницы Детского музыкального театра Натальи Сац. Восьмилетняя Наташа была свидетельницей этой сцены.
Еще на улице, подходя к дому, Рахманинов услышал вступительные аккорды, а затем и мелодию своего романса «В молчаньи ночи тайной». Сергей Васильевич сразу обратил внимание на прекрасный голос, но прежде всего его внимание сосредоточилось на аккомпанементе — так играть мог только высокий профессионал. Заинтригованный Рахманинов с порога попросил хозяина представить ему исполнителей. Навстречу вышла миловидная молодая девушка. Как же удивлен был Рахманинов, не обнаружив пианиста и узнав, что она аккомпанировала себе сама! В этот вечер они были заняты исключительно друг другом: обсуждали его произведения, спорили о разных трактовках; он показывал Нине Кошиц новые сочинения, она напевала ему свои любимые романсыЕ
Впрочем, вернее будет сказать: у Ильи Саца Нина Кошиц и Сергей Рахманинов стали хорошими друзьями, ибо встречались они и раньше — в своих неопубликованных мемуарах Н. П. Кошиц утверждает, что впервые увидела композитора в пятнадцатилетнем возрасте, в 1909 году, а на одном из концертов в 1912 году подошла засвидетельствовать Рахманинову свое почтение, и маэстро заметил: «Я Вас помню».
На сцене московской Частной оперы С. И. Зимина Нина Кошиц прослужила до 1917 года. С самого начала юная выпускница консерватории заставила говорить о себе всю театральную Москву. Голос редкой красоты, лучистый взгляд огромных серых глазЕ Покорила она не только Сергея Васильевича Рахманинова — многих, и в числе этих многих — молодого статиста по имени Миша, подрабатывавшего в Частной опере. «Мы все были в нее влюблены. Сменялись знаменитости на сцене, появлялись новые увлечения, но Кошиц при всех обстоятельствах оставалась нашей общей любимицей, пока она сама не влюбилась в Рахманинова», — вспоминал спустя десятилетия народный артист СССР Михаил Иванович Жаров в своей книге «Жизнь, театр, кино».
Писатель Юрий Нагибин в очерке «Сергей Рахманинов» («Советская культура», 1987 год) ничтоже сумняшеся говорит о «прохладном, скоротечном романе <> с певицей Кошиц, исполнявшей его романсы, но не пробуждавшей в нем музыки». Как «не пробуждавшей»? А опус тридцать восьмой?!
В 1916—1917 годах артистический дуэт Рахманинов — Кошиц концертировал в Москве, Петрограде, Кисловодске, Киеве. О киевском выступлении артистов вспоминала М. М. Элланская:
«Она всегда волновалась. На рояле стоял графин с водой — она часто пила (от волнения, конечно). Сергей Васильевич успокаивал ее, тихонько говоря: „Ну, не надо волноваться, успокойтесь, не надо волноваться, все будет хорошо“. Я сидела близко и слышала каждое слово».
А вот строки из мемуарной книги известного советского дирижера А. Б. Хессина:
«Бывают особенно яркие художественные впечатления в жизни каждого человека, и к ним я отношу концерт, в котором пела Н. Кошиц и аккомпанировал Рахманинов. В ее исполнении была разлита исключительная теплота и задушевность, а в голосе было столько обаятельной красоты, столько нежности в тембре. Я редко встречал исполнителей со столь непосредственным ощущением композиторской мысли. В этом отношении исполнительское творчество Кошиц было до известной степени родственно Федору Ивановичу Шаляпину. Я бы сказал, что они артисты одной категории».
Одно из первых совместных выступлений Кошиц и Рахманинова состоялось 10 февраля 1916 года в Москве. В хоре восторженных откликов прозвучал лишь один недовольный голос, обвинявший Нину Павловну в недостаточной строгости исполнения, в излишней чувственности — «цыганской театральности». Так утверждал известный композитор, тоже, кстати, автор многочисленных романсов Николай Карлович Метнер. После столь резкой отповеди надо было думать, что уж он-то никогда не свяжется с «театральной цыганкой». Однако уже через год Метнер пригласил Нину Кошиц участвовать в своем авторском концерте в Московской консерватории, а в 1929—1930 годах гастролировал с ней по США.
А едва ли не последний раз Нина Павловна и Сергей Васильевич выступали в России 28 июля 1917 года в Кисловодске, где большой концерт с участием многих знаменитостей устраивали военные. В первом отделении Рахманинов аккомпанировал Кошиц, во втором — дирижировал оркестром. Уже тогда композитор твердо решил покинуть Россию. В 1920 году Нина Кошиц отправилась с украинским хором в США и не вернулась. В 1921-м она дебютировала за океаном — выступила в Детройте с большой концертной программой.
В Штатах Нина Павловна неоднократно пела со знаменитым оркестром под управлением Леопольда Стоковского. Спустя пять лет она организовала в Нью-Йорке серию концертов из произведений русских авторов, в которых участвовали композиторы А. К. Глазунов, А. Т. Гречанинов, Н. К. Метнер и, конечно, С. В. Рахманинов.
В 1922 году в США проходили гастроли Частной русской оперы — коллектива известных в России музыкантов, уехавших из страны после 1917 года. В постановках этой труппы с большим успехом выступала Нина Кошиц. Позже она пела на сценах крупнейших оперных театров мира — Париж, Амстердам, Брюссель, Стокгольм, Канны, гастролировала по Южной Америке.
Последние годы жизни Нина Павловна Кошиц посвятила преподаванию, живя и работая в Голливуде. Скончалась певица в мае 1965 года в городке Санта-Ана в Калифорнии, практически забытая на родине.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru