Русская линия
Московский журнал01.10.2003 

ПОЧТА

Уважаемая редакция!

С удовольствием читаю очерки главного редактора «Московского журнала» А. Ф. Грушиной, посвященные братской Болгарии. К сожалению, можно по пальцам перечислить издания, которые остаются верны дружбе наших стран, — независимо от конъюнктуры. Грустно было сознавать, что в 125-ю годовщину освобождения Болгарии средства массовой информации остались глухи к этой знаменательной дате. Возле памятника героям Плевны 3 марта присутствовало не более ста человек, в основном представители болгарского посольства, Общества российско-болгарской дружбы, военнослужащие московского гарнизона.
Мне посчастливилось довольно часто бывать в Болгарии, в том числе в качестве сотрудника советско-болгарского журнала «Дружба» и члена Клуба советско-болгарской молодежи. Всегда и везде мы оказывались желанными гостями. Так уж случилось, что крещен я в церкви Успения пресвятой Богородицы в Гончарах, которая на протяжении более полувека служила подворьем Болгарской Православной Церкви. Судьба сводила меня со многими творческими людьми Болгарии: поэтами, прозаиками, журналистами. За три десятка лет мною переведены на русский язык произведения как классиков болгарской литературы, так и современных писателей.
Один из самых моих любимых поэтов — Христо Ботев (1847−1876). Его имя широко известно и в нашей стране. За свою короткую жизнь он написал всего лишь двадцать с небольшим стихотворений, которые не раз переводились на русский язык. У меня на это ушло ровно 25 лет, и то свою работу я не считаю оконченной. Стихи и публицистика Ботева актуальны и сегодня. И поэтому я хочу предложить вашему вниманию его стихотворение «Патриот» в своем переводе.

Патриот — отдаст он душу
За науку, за свободу;
Не свою вот только, братья, —
Душу своего народа!
Всем добро готов он делать —
Лишь за звонкую монету,
Человек он — что ж поделать? -
Продает себя за это.

Он прилежный христианин:
Не пропустит и обедни;
Но и в церковь он приходит
Как делец, торгаш последний!
Всем добро готов он делать —
Кто заплатить подороже,
Человек он — ну и что же? -
И жену, глядишь, заложит.

Человек он с добрым сердцем:
Все поделит с бедняками;
Но не он вас, братья, кормит —
Сыт он вашими горбами!
Делать всем добро готов он,
У кого шуршит в кармане,
Человек он — что ж такого? -
Съест и душу с потрохами.

С уважением
Всеволод Кузнецов
Москва

Уважаемая редакция!


Я постоянная читательница и почитательница вашего журнала. Ознакомившись с содержательной статьей в N 7 о Владимире Дмитриевиче Дервизе, хочу, тем не менее, кое-что добавить.
1. Будучи студентами Академии художеств, по совету И. Е. Репина Михаил Врубель и Валентин Серов организовали мастерскую для самостоятельных занятий. К ним присоединился студент пейзажного класса Владимир фон Дервиз, весьма состоятельный человек. Он помог обустроить мастерскую — привез от родственника старинную мебель и ткани.
2. Старушка на фотографиях — А. С. Симонович (Аделаида Семеновна Симонович) -приходилась родной сестрой матери Валентина Серова. В молодости вместе со своим мужем, врачом Яковом Мироновичем Симоновичем, они взяли на воспитание девочку Олю Трубникову, будущую жену Валентина Серова, туберкулезных родителей которой Якову Мироновичу не удалось спасти. Кроме Ольги, у Симоновичей было несколько своих детей. Серов любил эту семью и в одну из суббот привел к кузинам своих друзей.
3. Старшая, Мария, будущая «Девушка, освещенная солнцем», увлекалась скульптурой (ее работы одобрялись Антокольским) и собиралась ехать учиться в Париж. Очень нравилась Врубелю; в Париже, однако, вышла замуж за врача-эмигранта Львова. В среднюю, Надю, влюбился Владимир Дервиз. Они вместе музицировали и пели романсы Шуберта и Шумана. В 1886 году поженились, затем Дервизы приобрели имение Домотканово. В начале 1910-х годов (еще до смерти Валентина Серова в 1911 году) Дервиз овдовел.
4. Н. Я. Симонович — Нина Яковлевна, младшая кузина Серова, также стала художницей. Муж ее Иван Семенович Ефимов — впоследствии известный анималист. Их работы имеются в Третьяковской галерее.
В Домотканове, кроме «Девушки, освещенной солнцем», Серов написал (на листе железа) портрет Надежды Дервиз с болящим ребенком — первый у Серова психологический портрет. В 1914 году Иван Семенович, увидев в Домотканове эту работу, отвез ее в Третьяковскую галерею. Портрет впоследствии перевели на холст, и стоит он там по сей день, несмотря на то, что Серову голову ребенка так и не удалось окончить.
5. Зятем Дервиза был известный график Владимир Андреевич Фаворский.
6. Владимир Дмитриевич Дервиз похоронен в Москве на Введенском кладбище.
Подробности 1−4 я привожу по книге М. Копшицера «Валентин Серов» — первой книги из серии «Жизнь в искусстве», вышедшей в 1967 году.


С глубоким уважением,
Марина Вацлавовна Шимкович
Москва

Здравствуйте!

С увлечением читаю «Московский журнал». И вот — вновь пишу к вам. Июльский номер превосходен. Статья «Болгария: новые впечатления» — хороша. Мне сразу вспомнилась та Болгария, о которой рассказывал В. И. Немирович-Данченко в «Дневнике русского корреспондента». Особенно заинтересовался монастырем Святого Спаса. Ничего подобного о нем читать раньше не приходилось, знал только, что его основал знаменитый русский генерал Скобелев.
Великую радость — и, наверное, не мне одному, а многим подписчикам — приносят публикуемые вами под рубрикой «Старая Москва на почтовых открытках» фотографии. Вот открытка «Круг в Сокольниках». Глядя на нее, прослезился. Здания, изображенного здесь, давно нет. В юные годы ходил сюда летом на концерты, на танцы. Зимой это был гардероб для посетителей катка, а сам Круг с наступлением темноты расцвечивался разноцветными электрическими гирляндами, играла музыка, под которую радостные, счастливые, румяные пары скользили по гладкому льду. В 23.00 трижды гас свет — сигнал «пора по домам!» Веселой гурьбой шла домой по Русаковской улице, останавливались у пекарни, где всегда встречала нас пекарь — добрая тетя Феня. Она угощала теплым черным хлебом. Пробовали вы когда-нибудь мягкий горячий черный хлеб на морозе?
С грустью вспоминаю и другие незабываемые места: Богородская роща — туда ездил на трамвае в 4-ую специальную артиллерийскую школу, Малаховка, Быково, Кунцево, Останкино, ЛосиноостровскаяЕ
Спасибо вам за такой нужный и полезный журнал. Спасибо от всей большой семьи Русаковых. Журнал сохраним и для тех, кто будет после нас.

С искренним уважением,
Ваш верный читатель
Борис Сергеевич Русаков
28 августа 2003 года
Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru