Русская линия
Московский журнал В. Бухаров01.09.2003 

МАЛОРОССИЙСКИЙ ПАНТЕОН РАЕВСКИХ

В самом центре Украины, в деревне Разумовка Александровского района Кировоградской области, на высоком холме, опоясанном подковообразным серебристым озером, стоит Крестовоздвиженская церковь — усыпальница семьи Раевских, вписавшей много ярких страниц в историю России.
По семейному преданию, родоначальником Раевских является некий граф Петр Дунин, вышедший из Дании в Польшу, а оттуда переселившийся в Смоленскую землю и умерший в 1146 году. Исторически убедительнее выглядит фигура боярина Степана Раевского, владельца поместья Раевщина на реке Сож, от которого произошло шестнадцать исследованных поколении семьи. Одной из его внучатых племянниц была Елена Глинская, мать Иоанна Грозного, другой -Прасковья Раевская, бабушка царицы Наталии Кирилловны Нарышкиной и прабабушка Петра Великого.
Однако более всех прославил свой род член Государственного совета России, кавалер орденов Святого Георгия трех степеней, герой Отечественной войны 1812 года генерал от кавалерии Николай Николаевич Раевский. Он родился 14 сентября 1771 года. Его мать Екатерина Николаевна, урожденная Самойлова, племянница светлейшего князя Г. А. Потемкина, овдовела, едва успев родить сына Александра и будучи беременной Николаем: их отец, Николай Семенович Раевский, офицер лейб-гвардии Измайловского полка, был смертельно ранен при взятии Журжи и умер в Яссах на 30 м году жизни.
Юноши Александр и Николай Раевские быстро продвигались по службе: в 20 лет оба стали подполковниками. 11 декабря 1790 года Александр Николаевич Раевский, которого А. В. Суворов называл «храбрейшим», погиб во время штурма Измаила. Николай достойно продолжает дело отца и старшего брата. Командуя казачьим полком Булавы Великого Гетмана, он после взятия крепостей Аккермана и Бендер докладывал Г. А. Потемкину: «Казацкие полки не похожи на новые войска, кои сидят как клуши и прежде смерти уже окаменели; а казаки приобрели уже осанку приличную рыцарям». 7 июня 1792 года молодой полковник получает свою первую награду орден Святого Георгия IV степени. В следующем году его грудь украшает орден Святого Владимира IV степени.
В 1794 году в возрасте 23 лет Николай Раевский вступает в командование Нижегородским драгунским полком, расквартированным в крепости Георгиевске на Кавказе. Тогда же он получает отпуск по случаю женитьбы на внучке М. В. Ломоносова, дочери библиотекаря Екатерины II грека Алексея Константинова 25летней Софье Алексеевне. Брак оказался счастливым. В 1795 году у Раевских родился первый сын, названный, очевидно, в честь старшего брата Александром, впоследствии близкий друг А. С. Пушкина и, по отзыву декабриста Н. И. Лорера, «умнейший человек нашего времени».
В эпоху царствования Павла I Раевский, разделив судьбу многих военных, по высочайшему повелению был «исключен со службы». Разумовка в ту пору входила в состав обширного имения Болтышка и принадлежала матери Николая, состоявшей во втором браке с сенатором Львом Давыдовым. По просьбе Екатерины Николаевны сын занялся наведением порядка в ее владениях, в том числе и в Болтышке, которая очень скоро завладела его сердцем. Именно здесь Раевский начинает свои первые сельскохозяйственные опыты, переросшие у некоторых его потомков во всепоглощающую страсть.
Денис Давыдов, благодаря второму браку Екатерины Николаевны породнившийся с Раевскими, вспоминал:
«После каждой войны, на которой он (Н. Н. Раевский. В. Б.) оставлял свою безмерную печать, он уезжал в любимое свое убежище в имение Болтышка… Там с восхождением солнца мы видим его в простой одежде поселянина, копающего гряды, сажающего цветы с беспечностью о заслуженной им славе. Занимаясь хозяйством, он с заботливостью вникал в судьбу своих подданных и устраивал их благосостояние. Обладая умом просвещенным, он излечивал страдающих телесными недугами, пользовал своих и чужеземных страдальцев, спасенных многих им же на полях сражений».
Сам Раевский в 1827 году писал из Болтышки на Кавказ сыну Николаю:
«Мое утешение здесь новая оранжерея… удалась прекрасно, у нас мороз на дворе 17 градусов, а я под фруктовыми лаврами и маслинами окружен цветами, зеленью, пью кофей… 2 дерева покрыты маслинами и померанцами».
Николай Раевский-сын, будущий генерал-лейтенант и начальник Черноморской береговой линии, неразлучный друг и соратник А. С. Пушкина, основатель Новороссийска и Сухумского ботанического сада, был третьим ребенком Н. Н. и С. А. Раевских: после Александра Софья Алексеевна родила еще дочь Екатерину, впоследствии ставшую женой декабриста генерала М. Ф. Орлова; о ней А. Пушкин высказался так: «Признаюсь, одной мыслью этой женщины дорожу я более, чем мнениями всех журналов на свете и всей нашей публики».
Александр I, вступив на престол, тотчас снял опалу с Н. Н. Раевского главы семейства, присвоив ему звание генерал-майора. Однако тот уже через полгода просится в отставку и получает ее «для устройства семейных дел и поправления положения в имении». «Поправление» длилось более 6 лет, за это время в семье родились дочери Елена, Софья и Мария, будущая знаменитая княгиня Волконская, последовавшая за своим мужем декабристом Сергеем Волконским в Сибирь.
Между тем Россия вступила в войну с Наполеоном. Генерал-майор Н. Н. Раевский снова в действующей армии. В 1807 году его награждают орденом Святого Владимира III степени и Святой Анны I класса, в 1808 м орденом Святого Владимира Большого Креста, в 1810 м золотой шпагой с алмазами и надписью «За храбрость» (после взятия крепости Силистрии).
1812 год Н. Н. Раевский встречает командиром 7го пехотного корпуса. Вместе с ним на службе уже состояли и его сыновья.
Что легкой добычей Россия не будет, Наполеону стало ясно после первого же столкновения прикрывающего отход армии Багратиона корпуса Раевского с авангардными французскими корпусами маршалов Мортье и Нея на Салтановской плотине у белорусской деревни Дашковка. В критический момент сражения дрогнул и попятился перед вчетверо превосходящими силами противника Смоленский пехотный полк. Николай Николаевич, спасая, казалось бы, безнадежное положение, приказал своему старшему сыну, 17летнему Александру, подхватить знамя, оброненное смертельно раненным прапорщиком, а сам, взяв за руку 11летнего Николку, с возгласом: «Солдаты! Я и мои дети откроем вам путь к славе! Вперед за царя и отечество!» шагнул навстречу картечи и пулям. Полк, воодушевленный этим примером, остановился, развернулся и в ужаснувшей врага штыковой атаке опрокинул уже покоривших пол-Европы французов. На маленьком Николке пуля прострелила одежду, а сам Николай Николаевич получил серьезную картечную контузию.
Весть об этом подвиге облетела всю Россию. Поэт В. А. Жуковский увековечил его следующими строчками:

Раевский, слава наших дней,
Хвала! Перед рядами
Он первый грудь против мечей
С отважными сынами.

Далее был Смоленск. Выполняя приказ Багратиона, Н. Н. Раевский на сутки задержался в городе, по своему усмотрению организовал его оборону и тем фактически спас разрозненные русские армии от поражения, дав им время соединиться.
На Бородинском поле от более чем десятитысячного корпуса генерала, оборонявшего центр нашей позиции, в строю осталось две тысячи человек. За это сражение по представлению самого М. И. Кутузова Николай Николаевич удостоился ордена Александра Невского с алмазами.
«Я дрался при Малоярославце против Даву и маршала Нея, которого корпус был уничтожен и который спасся с 200 людьми, а мы взяли много пушек, генералов, офицеров, знамен и 20 тысяч пленных. Неприятель бежит на Виль ну и скоро избавит нас совсем от своего любезного визита», писал Николай Николаевич о своем дальнейшем участии в кампании 1812 года. В октябре он награждается орденом Святого Георгия III степени.
Исход войны уже предрешен, и мучимый последствиями ранений и контузий генерал позволяет себе взять небольшую передышку для лечения, но уже осенью 1813 года участвует в «битве народов» под Лейпцигом, командуя корпусом гренадер. Когда фланги союзников уже не в состоянии оказались сдержать натиск наполеоновских войск, именно этот корпус, находившийся в центре обороны, стал стеной и не отступил ни на шаг. Раевский, тяжело раненный картечью, тем не менее не покинул сражения, принесшего ему звание генерала от кавалерии и австрийский орден Марии-Терезии IV степени.
Но и на сей раз генерал на лечении долго не задержался и не замедлил вернуться на театр военных действий. Его гренадеры, первыми ворвавшись в парижское предместье и захватив господствующие над городом высоты, сделали оборону Парижа бессмысленной, и ворота французской столицы распахнулись. Генерал Раевский, награжденный орденом Святого Георгия II степени, назначается комендантом Парижа.
По завершении войны Н. Н. Раевский оказывается в Киеве командующим 4 м пехотным армейским корпусом. Лишь в 1824 году он выходит в отставку и окончательно переезжает в свою любимую Болтышку, где всей душой отдается хозяйству, выращивая цветы и строя оранжереи.
Как известно, после войны с Наполеоном частью русской «золотой молодежи» овладели либеральные идеи. Раевский никогда не был членом тайных обществ, но декабристы планировали в случае успеха восстания ввести его в состав Временного правительства. После памятных событий на Сенатской площади были арестованы оба сына Раевского, его зятья генералы М. Ф. Орлов и С. Г. Волконский, а также сыновья матери от ее повторного брака Давыдовы.
Спустя некоторое время Александра и Николая Раевских отпускают с оправдательными аттестатами. Но вслед за мужем уезжает в Сибирь Мария Волконская, чтобы никогда уже не увидеть своего родившегося в Болтышке первенца Николеньку.
После ее отъезда Николай Николаевич пишет сыну Николаю, находившемуся в войсках на Кавказе, что отныне он все видит «в черном свете». В письмах Н. Н. Раевского-младшего читаем: «Последнее завещание умирающего моего отца было препоручить мне участь сестры моей Отец сам просил, чтобы Николай I не допустил оставаться дочери и внукам героя Бородинской битвы поселянами в Сибири. Во всех просьбах об облегчении судьбы Марии Николаевны было отказано».
А вот сообщение Петра Михайловича Раевского, правнука героя 1812го года, последнего владельца Болтышского имения и издателя «Архива Раевских»:
«В 1908 году я принял управление имением Болтышка. Я счел своим долгом съездить в Каменку к глубокому старику 82х лет Николаю Васильевичу Давыдову, сыну декабриста. Он мне рассказал следующее. В 1829 году в Елисаветграде (ныне Кировоград. В. Б.), в 40 верстах от Болтышки, были назначены маневры в присутствии Николая I, и мой прадед поехал туда, чтобы просить Государя облегчить участь его дочери в Сибири. Государь, видимо, догадался об этом и обошелся очень холодно с прадедом, который, огорченный этим, сразу вернулся в Болтышку, проскакав верхом без остановки 40 верст… После этого он заболел и умер 16 сентября 1829 года».
Согласно завещанию Николая Николаевича Раевского его похоронили в расположенном неподалеку от центральной усадьбы Болтышки сече Разумовка, также входившем в состав имения. Погребение состоялось 19 сентября 1829 года на вершине самого высокого в округе холма. А 3 мая 1833 года по воле Екатерины Николаевны, пожелавшей увековечить память отца, над могилой генерала от кавалерии Николая Николаевича Раевского началось сооружение белокаменной церкви взамен стоявшей до этого рядом деревянной. Строительство осуществлявшееся на деньги супруга Екатерины Николаевны генерала М. Ф. Орлова и пожертвования боевых друзей Николая Николаевича, было закончено в 1855 году.
Первоначально церковь представляла собой прямоугольный однонефный храм с порталом из 12 чугунных колонн, поставленных в два ряда со стороны западного фасада. Захоронение Н. Н. Раевского заключили в каменный цилиндрический пантеон, расположенный в центре просторного склепа под церковью. Так как генерал родился 14 и умер 16 сентября (по старому стилю), когда Православная Церковь празднует Воздвижение Креста Господня, новую церковь внесли в реестр Киевской консистории под наименованием Крестовоздвиженской В 1883 году внук прославленного полководца, генерал-майор Михаил Николаевич Раевский, ее перестроил и расширил. Священник Харлампий Финьковский в рапорте на имя митрополита Киевского и Галицкого сообщал: «Перестройка церкви состояла в расширении ее устройством новых трех каменных приделов с северной, южной и западной сторон, в возведении нового обширного светлого купола, пристройкою ризницы и пономарни, устройством в старых стенах новых окон, а также надстройкой новой колокольни». Реконструируя церковь, Михаил Николаевич исполнял волю своей матери Анны Михаиловны Раевской.
Уже будучи генерал-лейтенантом, сын прославленного героя сражений с Наполеоном Николай Николаевич Раевский в Бахчисарае сделал предложение 19летней фрейлине Анне Михайловне Бороздиной прекрасно образованной и богатой девушке, обладавшей к тому же редкостным сочетанием деятельной натуры, возвышенного ума и золотого сердца. Ее отец, генерал-лейтенант Михаил Михайлович Бороздин, являлся одним из первых колонизаторов только что покоренного Крыма, а дядя, Андрей Михайлович, Крымским губернатором с 1807 по 1816 год. Сама Анна Михайловна со временем стала членом-корреспондентом Московского археологического общества, непременным членом Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии и членом-соревнователем Русского географического общества.
22 января 1839 года в Москве состоялась свадьба Николая Николаевича и Анны Михаиловны, а 7 ноября того же года у них родился сын Николай. В 1841 году на свет появился еще один сын Михаил. Однако в 1843 году Н. Н. Раевский в возрасте 42 лет умер от рожистого воспаления в имении Красненьком (Воронежская губерния), где и был погребен.
Четверть века спустя один из сослуживцев по Туркестану так описал окончившего Московский университет первым кандидатом по классу естествознания подполковника Николая Раевского:
«Это был большой чудак… который мечтал… на одни свои личные средства ввести в Туркестане правильную культуру хлопка, шелководства, виноделия. Всегда обложенный массой газет и журналов, техническими книгами, брошюрами на разных языках, он искреннейше… посвящал в тайники своих знаний всякого, кто интересуется делом. Он гордился своим знаменитым дедом, знал наизусть все его боевые подвиги, хотел быть непременно на него похожим… при этом никогда не расставался с „исторической шашкой“ своего деда Н. Н. Раевского-старшего».
Когда сербы подняли восстание против турецкого ига, Николай Раевский добровольцем отправляется в Сербию, взяв с собой значительную сумму денег для раздачи нуждающимся русским офицерам. Мужественно сражается, удостаивается высшей сербской награды командорского креста «Такова» и в бою за селение Верхний Адровац погибает, раненный в голову.
Получив телеграмму от сербского князя Милана о гибели полковника Раевского, его мать Анна Михайловна тут же выехала в Белград. Журнал «Нива» в 1876 году писал:
«Тело павшего героя было похоронено со всеми военными почестями в монастыре Св. Романа на правом берегу Моравы, в 4 часах пути от Алексинаца, но теперь оно уже перевезено в Россию согласно желанию его матери и родни и предано земле в имении Болтышка близ Елисаветграда».
Таким образом одиночное захоронение в селе Разумовка Анна Михайловна превратила в семейную усыпальницу. К пантеону, где покоился прах Н. Н. Раевского-старшего, пристроили слева и справа две довольно вместительные камеры. В правую камеру и было помещено доставленное на пароходе в Одессу, а оттуда по железной дороге в Елисаветград тело полковника Н. Н. Раевского-внука. Достойно упоминания, что в военной среде его считали прототипом графа Вронского из романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина», а в Сербии и по сей день храм Святой Троицы, построенный в 1903 году по завещанию Анны Михайловны на месте гибели сына, называют «церковью графа Вронского-Раевского», его же самого национальным героем сербского народа.
Теперь о дочери Н. Н. Раевского-старшего Софье Николаевне. Современница А. С. Пушкина, фрейлина С. Н. Раевская, так и не вышедшая замуж, долгое время жила с матерью и сестрой Еленой в Италии и только в 1852 году после смерти обеих вернулась в Россию, где принимала деятельное участие в семейных делах: ездила к сестре Марии Волконской в Сибирь, занималась благотворительностью, участвовала в воспитании племянников Николая и Михаила Раевских. Умерла она 13 февраля 1881 года. Так как все три камеры фамильного склепа к тому времени были заняты (о чем чуть ниже), ее тело поместили в боковом проходе, после чего проходы закрыли и возвели массивную стену. В стене устроили четыре прямоугольные ниши, обозначающие захоронения. В эти ниши вставили однотипные чугунные плиты с надгробными надписями, однако до наших дней сохранились только две. Одна сообщает о Н. Н. Раевском-старшем, другая о его погибшем в Сербии внуке. Нет плиты в нише на захоронении С. Н. Раевской, а также на камере, расположенной слева от центрального пантеона. Кто тут покоится до сих пор неизвестно. Никаких документов на сей счет обнаружить пока не удалось. Сегодня установлены места захоронений всех членов семьи Раевских, кроме двух: отца Н. Н. Раевского-старшего, полковника Николая Семеновича Раевского (17 411 771) и его старшего сына, подполковника Александра Николаевича Раевского (17 691 790), убитого турками на стенах Измаила. Возможно, в четвертой по счету камере склепа под Крестовоздвиженской церковью находится прах кого-то из них…
Рядом с церковью возвышаются четыре массивных мраморных памятника. В свое время они были покрыты цветной мозаикой и свинцовой инкрустацией. Это могилы генерал-майора М. Н. Раевского, родного брата убитого в Сербии полковника Раевского, и его детей, представителей уже четвертого, начиная с Н. Н. Раевскогостаршего, поколения: годовалая дочь Елена (9.02.188 817.06.1889), умерший в 4летнем возрасте от скарлатины сын Григорий (6.12.187 823.02.1883) и 27летний корнет Кавалергардского Ее Величества полка Николай Раевский, старший сын Михаила Николаевича.
Генерал-майор Михаил Николаевич Раевский был женат на княжне Марии Григорьевне Гагариной и являлся главой самого многочисленного в роду Раевских семейства, насчитывавшего десять детей, семь из которых дожили до революции 1917 года, вынудившей их эмигрировать из России.
Михаил Николаевич был личностью незаурядной. Поступив в Московский университет на физикоматематический факультет, он в студенческие годы увлекается астрономией и с университетским другом М. А. Хандриковым, впоследствии известным астрономом, посещает обсерватории Лондона, Парижа и Рима, мечтая посвятить себя этой науке. В дальнейшем он занял должность директора сначала Департамента земледелия, а затем Департамента общих имуществ. М. Н. Раевский сыграл видную роль в развитии плодового садоводства в России последней четверти XIX века. Н. Н. Раевский-старший «ботанизировал» у себя в Болтышке просто в свое удовольствие. Его сын Николай мыслил уже как организатор и просветитель в области садоводства в масштабах России и, реализуя на практике свою программу развития плодовых хозяйств на Черноморском побережье Кавказа, основал Сухумский ботанический сад. Внуком Николаем руководила мысль сделать Россию хлопковой державой, и он первый у нас осваивает эту важнейшую техническую культуру. А Михаил Николаевич учреждает Российское общество плодоводства и многое делает на посту президента Российского общества любителей садоводства. В предисловии к своему многократно переиздававшемуся труду «Плодовая школа и плодовый сад» он писал:
«Наши столичные рынки все еще принуждены… вести торговлю преимущественно иностранными фруктами, между тем как эти продукты легко могли бы быть поставляемы нашими южнорусскими садами… Не менее прискорбно видеть, что русскому садовладельцу, за почти полным отсутствием хороших садовников и недостатком рациональных познаний по плодоводству, приходится по большей части доверять судьбу своего сада какому-нибудь малосведущему иностранцу… или доморощенному плодоводу».
Михаил Николаевич Раевский скончался 10 октября 1893 года в возрасте 52х лет. 18 октября его прах предали земле в ограде Крестовоздвиженской церкви, перестройку которой он осуществил за восемь лет до того.
После революции над храмом начались обычные атеистические эксперименты. В 1938 году сняли и увезли колокола, а в 1965 м, невзирая на протесты жителей Разумовки, ликвидировали большой световой купол и звонницу, что превратило красавицу церковь в странного вида мавзолей. Ее пытались приспособить и под зернохранилище, и под колхозный склад; одно время намеревались устроить в ней мемориальный музей.
Ныне, учитывая огромную историческую ценность Крестовоздвиженского храма, необходимо возвратить ему первоначальный облик: восстановить центральный световой купол и колокольню, раскрыть переднюю колоннаду с сохранением пристроенных позднее приделов, реконструировать склеп, благоустроить территорию с имеющимися на ней захоронениями. Пример уже подали Россия и Сербия. В 1995 году при содействии Российского фонда культуры восстановлена могила основателя Новороссийска, генерал-лейтенанта Н. Н. Раевского-сына в слободе Красненькой Воронежской области. В 2001 году по инициативе посла Российской Федерации в Югославии В. Е. Егошкина усилиями государственных и общественных организаций двух стран возобновлен храм Святой Троицы, воздвигнутый когда-то на месте гибели полковника Н. Н. Раевского, отдавшего жизнь за свободу Сербии.
Не столь благополучно в этом отношении обстоят дела в сегодняшней Украине. Пока лишь учрежден (в мае 2002 года) благотворительный фонд имени Н. Н. Раевского. Фондом совместно с Управлением градостроительства и архитектуры Кировоградской области подготовлена и принята комплексная программа возрождения памятника истории и архитектуры национального значения, каковым является Крестовоздвиженская церковь усыпальница семьи Раевских. На базе историко-мемориального музея Н. Н. Раевского, находящегося в селе Разумовка, предполагается создать при церкви историко-культурный заповедник семьи Раевских.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

На выгодных условиях квадрат калиброванный стальной для вас со скидками.