Русская линия
Московский журнал01.07.2003 

ПОЧТА

Уважаемая Анна Филипповна!

Вас и замечательный коллектив «Московского журнала» с признательностью и почтением поздравляет с великим Днем Победы семья Русаковых (подписчики с 1992 года).
Для Вас — рассказ-быль

Живи много!

Фронтовики шли к Победе разными дорогами. Я, например, прополз, прошагал по донским и сталинградским степям, по голым сопкам Заполярья и Норвегии, брал малые и большие города, штурмовал Будапешт и Вену. День Победы встретил на госпитальной койке в пригороде столицы Австрии.
13 апреля 1945 года по приказу командира 411-го гвардейского артиллерийского полка я поддерживал огнем своей батареи стрелковую роту, штурмовавшую Венские ворота. Рота не могла подняться в атаку — лежала на подступах. Вражеские пулеметы, минометы и снайперы не давали не только встать, но и голову от земли оторвать. Ротный сказал: «Артиллерист! Помоги! Близок конец войне. Жаль мне этих жизней!» На батарею пошла команда: «Угломер… уровень… прицел… залпом — огонь!» Рота встала, устремилась вперед! Но что за шутки? Из-за дома появился человек в черном, увешанный оружием. Ротный ухмыльнулся: «Это батюшка, вон из той церквушки». Глядь — точно, священник! Подошел, сел, отдышался, принял ломоть хлеба. Лопочет что-то не по-нашему.
Ранило меня в том бою осколком в левое бедро и пулей снайпера — в левое плечо. Очнулся на госпитальной койке. Лежу. Вдруг засуетилась медицина, забегали белые халаты. Пронесся слух: начальство приехало. В палату вошел командир корпуса, а за ним свита. Подходит к моей койке. Встал я кое-как, доложил по всей форме. «Знаю, знаю, видал твои дела, молодец», — говорит. Орден Отечественной войны 1-й степени прикрепил к госпитальной рубахе. Расцеловал, похлопал по плечу, пожелал выздоровления. Гляжу, а в генеральской свите тот батюшка. Обнял меня, крестным знамением осенил, опять что-то лопочет. С трудом разобрал: «Живи много! Буду молиться за тебя!» Генерал проследовал дальше, за ним — свита, за свитой — батюшка…
Извините, много написал. Нас, стариков, молодые слушают редко. Вот и хочется высказаться.
Тогда в госпитале меня подлечили, еще служил, стал ракетчиком, ветераном космоса. Мне 81 год, женат, живем с супругой уже 56 лет, знакомы со школьной скамьи. Инвалид 1-й группы — сказался тот венский бой.

Б. С. Русаков
7 мая 2003 года
Москва

Уважаемая редакция!

«Московский журнал. История государства Российского» читаю с 1992 года (вначале покупал, часто бывая в Москве, а потом стал получать по подписке). Ваш журнал, наполненный исключительно интересными материалами из истории России, позволяет по-новому взглянуть на ранее известные факты и узнать много неизвестных страниц богатой духовной жизни российского общества, в том числе о жизни и творчестве его замечательных представителей — подвижников в своем деле. Вот почему обращаюсь к Вам с просьбой напечатать мое сообщение об удивительной женщине, проживающей в Тамбове. 17 июня 2003 года исполнилось 90 лет Симоне Густавовне Ландау, внучке строителя великолепного Троицкого моста через Неву в Санкт-Петербурге, дочери известного инженера, окончившего Институт инженеров путей сообщения в 1917 году и преподававшего затем в вузе курс шоссейных дорог.
Последняя книга Симоны Густавовны — «Мост в тумане» — неоценимый вклад в историю Санкт-Петербурга, ибо книга содержит строго научный, фактический материал о строительстве Троицкого моста в противовес появившимся на сей счет легендам и домыслам, а то и прямым искажениям.

Владимир Егорович Павлов, ректор Петербургского института (теперь университета) путей сообщения в 1989—1999 годах, профессор
8 мая 2003 года
Санкт-Петербург

16 мая 1903 года, когда Санкт-Петербург отмечал свое 200-летие, в торжественной обстановке в присутствии императора Николая II был открыт Троицкий мост (третий постоянный мост через Неву). Строительство моста по проекту французской фирмы «Батиньоль» (основана в 1846 году, современное ее название после слияния с парижской фирмой электрической промышленности — «Спи-Батиньоль») возглавил крупный французский инженер И. А. Ландау (1855−1929).
Под началом Ландау в работах приняли участие как французские, так и русские инженеры. Главным консультантом по всем техническим вопросам с нашей стороны стал профессор Петербургского института инженеров путей сообщения Н. А. Белелюбский. Архитектурная отделка сооружения выполнялась французскими специалистами В. Шабролем и Р. Патуйаром.
При въезде на мост со стороны Суворовской площади были воздвигнуты колонны-обелиски, на пьедесталах которых установили бронзовые мемориальные доски, посвященные участникам строительства. В 1935 году эти доски сняли и заменили другими, тем самым исказив это важное событие истории города. Много лет понадобилось внучке Ивана Августовича Ландау — Симоне Густавовне, исследовавшей массу архивных документов, чтобы восстановить историческую справедливость — вернуть Троицкому мосту мемориальные доски, бесследно исчезнувшие в советское время. Ученый совет Института инженеров железнодорожного транспорта по просьбе руководства города рассмотрел этот вопрос и принял положительное решение, в соответствии с которым Госинспекция по охране памятников Санкт-Петербурга сочла возможным подготовить новые памятные доски.
25 июля 1994 года при участии руководства города, представителей фирмы «Спи-Батиньоль» и французского консульства на мосту прошла церемония открытия воссозданных мемориальных досок. На церемонии присутствовали внучка И. А. Ландау и его правнук С. А. Ландау. Так имя Ивана Августовича Ландау, прожившего в Петербурге 25 лет, было вновь возвращено истории Санкт-Петербурга.
Симоне Густавовне за свою долгую жизнь пришлось многое испытать. Ее дед вынужден был в 1917 году уехать в Варшаву. Отца, Густава Ивановича Ландау — блестящего выпускника Института инженеров путей сообщения, строителя шоссе Москва-Минск, арестовали в 1937 году и расстреляли в Смоленске. Симона Густавовна в 1938 году окончила Государственный институт театрального искусства (ГИТИС), получив диплом театроведа, в 1938—1941 годах работала в Ленинградском театре юного зрителя, в 1941—1950 годах была в эвакуации в Омске (Омский ТЮЗ, Дом пионеров, областной радиокомитет, драмтеатр, театральная студия при Омском театре), в 1950—1962 годах проживала в Симферополе, куда получил назначение на должность директора Крымского театра кукол ее муж А. П. Трапани (художественное училище, музыкальное училище, Дворец пионеров). С 1962 года по настоящее время, как уже сказано, живет в Тамбове. С должности преподавателя истории театра в Тамбовском институте культуры в 1976 году Симона Густавовна вышла на пенсию.
С 1950 года в различных изданиях начали выходить литературные произведения С. Г. Ландау. Среди них — монография «Судьба актрисы», сборник стихов «Течет река», книга «Мост в тумане», отдельные главы из которой были напечатаны в петербургском журнале «Звезда» (N 8, 1999 и N 12, 2001) и удостоились премии журнала по номинации «Лучшая лирическая проза года».
Жизнь Симоны Густавовны — лишнее подтверждение вывода известного литературоведа Вадима Валериановича Кожинова: «Мир устроен так, что в каждый данный момент зло бывает сильнее добра, побеждает его, но остается и действует на будущее только добро». Она и несет людям добро, «действуя на будущее» именно так, чтобы помочь грядущим поколениям обрести себя, свою высокую человеческую сущность.
90-летие Симоны Густавовны Ландау — большое событие в культурной жизни Тамбова, ее родного Санкт-Петербурга, всей России.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru