Русская линия
Московский журнал Е. Фадичева,
Л. Шаталова
01.07.2003 

ПОЭТ ЛЕРМОНТОВ И ХУДОЖНИК ЗАБОЛОТСКИЙ

В 1984 году увидела свет книга И. Н. Бочарова и Ю. П. Глушаковой «Карл Брюллов», посвященная интереснейшим находкам, сделанным ими во время поездки в Италию. Среди находок было акварельное изображение двух русских офицеров. Специальные исследования подтвердили выдвинутую ими гипотезу, что это Михаил Юрьевич Лермонтов и Андрей Николаевич Карамзин, сын знаменитого историографа. Анализ комплекса наиболее устойчивых признаков внешности портретируемых проводился на основе бесспорно достоверных изображений этих людей, в частности известного портрета Лермонтова, выполненного Петром Ефимовичем Заболотским (1803−1866).
Что же касается авторства акварели, здесь И. Н. Бочаров и Ю. П. Глушакова окончательного ответа не дали, ограничившись лишь следующей констатацией: «…акварель обнаруживает отнюдь не поверхностное знакомство [художника] с лермонтовской лирикой, верное и глубокое понимание ее высокого гражданского пафоса, сочувственное отношение к судьбе опального поэта». Но именно к П. Е. Заболотскому в первую очередь и следует отнести это высказывание: ведь выполненный им портрет признавался одним из наиболее удачно передающих облик Лермонтова и близкими поэту людьми, и его первым биографом — П. А. Висковатовым.
В настоящее время нам неизвестно, сколько раз писал Лермонтова П. Е. Заболотский. Его творчество не получило большого признания, заслоненное шедеврами таких блистательных мастеров, как О. А. Кипренский, К. П. Брюллов, А. Г. Венецианов. Влияние последнего особенно ощущается в дошедших до нас произведениях Заболотского. Сам Венецианов относился к Заболотскому сочувственно, о чем свидетельствует его отзыв о картинах последнего на выставке в Петербурге в 1850 году: «Ну, батюшка, портретики ваши прекрасны, прекрасны».
Известный советский искусствовед И. С. Зильберштейн в книге «М. Ю. Лермонтов в портретах» сообщает, что «знакомство Лермонтова с Заболотским произошло, несомненно, через родственников поэта Философовых… Когда Лермонтов решил совершенствовать свои способности к живописи, он выбрал в качестве преподавателя Заболотского… Начало занятий Лермонтова рисованием у Заболотского относится, очевидно, к 1836 г.». Ученый приводит выдержку из мемуарной заметки о художнике его сына, П. П. Заболотского: «Лермонтов был с ним в очень дружественных отношениях, вместе с некоторыми товарищами, будучи уже офицером, ходил к нему брать уроки рисования… Доказательством успехов Лермонтова в рисовании остались его рисунки, хранящиеся у меня в настоящее время. Их было около 20-ти, но значительная часть пропала еще при жизни отца, и теперь уцелело всего четыре. Рисунки изображают кавказские виды и подарены моему отцу „на память“ самим поэтом по возвращении его в Петербург после первой ссылки на Кавказ».
Учитывая сказанное, естественно предположить, что Лермонтов позировал своему учителю не раз и не два. «Возможны находки и таких портретов Лермонтова, писанных [Заболотским] с натуры, о которых совершенно отсутствовали сведения в печати» (Зильберштейн). Доподлинно же известны лишь два: Лермонтов в ментике лейб-гвардейца гусарского полка (1837) и в штатском платье (1840) — эта работа считается копией другой, также выполненной Заболотским и представляющей Лермонтова в возрасте 17−18 лет.
В своих мемуарах П. П. Заболотский сообщает, что его отцом был написан акварельный портрет поэта, но о том, какова его судьба, он ничего сказать не может. Вернемся теперь к тому, с чего начали, — к найденному в Италии акварельному изображению двух офицеров.
Как свидетельствует эпистолярное наследие семьи Карамзиных, обнаруженное в Нижнем Тагиле и подробно охарактеризованное исследователем творчества Лермонтова И. Л. Андрониковым, весной 1836 года Андрей Николаевич Карамзин уехал на лечение за границу. В Россию он вернулся в конце 1837 года. В Петербурге у него завязываются дружеские отношения с Лермонтовым, только что отбывшим кавказскую ссылку. П. П. Заболотский утверждает, что в течение 1838−1839 годов оба офицера бывали в мастерской его отца, и если это так, то они вполне могли позировать художнику, который, в свою очередь, вряд ли упустил бы возможность запечатлеть знаменитого поэта и сына самого Карамзина.
В добавление к сказанному достаточно сравнить черты лица «верхнего» офицера с «итальянской» акварели и портреты Лермонтова, созданные П. Е. Заболотским, чтобы с большой долей уверенности приписать последнему и авторство работы, найденной в Италии И. Н. Бочаровым и Ю. П. Глушаковой.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru