Русская линия
Московский журнал К. Филимонов01.06.2004 

Колокол «Лебедь» и царевна Феодосия

16 апреля 2004 года на колокольню Троице-Сергиевой Лавры благополучно подняли новый Царь-колокол — самый крупный и тяжелый действующий колокол всего христианского мира, последний из трех больших благовестных колоколов, отлитых для Лавры в 2002—2003 годах. Таким образом завершилось воссоздание набора больших благовестников Лавры, почти утраченного зимой 1929−1930 годов. Колокола заняли места своих предшественников на втором ярусе колокольни. Выше, в центре третьего яруса, помещается четвертый — весом 10,2 тонны, именуемый «Лебедь»: единственный из своих собратьев, переживший ту зиму.
«Лебедь» — колокол уникальный. Его создал знаменитый «пушечный литец» Андрей Чохов, в 1586 году отливший известную всему миру Царь-пушку. Уникальность «Лебедя» определяется и его возрастом: это один из старейших колоколов России.
Надпись на теле «Лебедя» гласит: «Лета 7102 при державе благовернаго Великого Государя Царя и Великого Князя Феодора Ивановича, всея Руси Самодержца, и при Его благоверной Царице и Великой Княгине Ирине, и при Их Богом дарованной дщери царевне Феодосии сей колокол в дом святые и живоначальные Троицы и преподобнаго и богоноснаго отца нашего великаго чюдотворца Сергия велел слить слуга и конюшей боярин Борис Федорович Годунов с своею женою Мариею и с сыном своим Феодором. А весу в сем колоколе 625 пуд».
Указанный здесь 7102 год «от сотворения мира» стал основанием для того, чтобы датировать создание «Лебедя» 1594 годом от Рождества Христова. Между тем более внимательное прочтение надписи заставляет усомниться в этой, казалось бы, бесспорной датировке, и установить ряд дополнительных фактов.
Обратим внимание: колокол отлили при жизни единственной дочери царя Федора и царицы Ирины — «при Их Богом дарованной дщери царевне Феодосии». Она родилась 29 мая 1592 года. Федор и Ирина ликовали и как счастливые родители, и как супруги, обретшие залог сохранения своего брака. Ведь еще Иван Грозный желал расторгнуть этот брак «неплодия ради» Ирины. Современник писал: «И была великая радость: он (царь Федор. — К. Ф.) освободил узников, возвратил находящихся в ссылке и, проще сказать, всех алчущих накормил, нуждающихся обогатил». А еще направил щедрые поминки золотом и соболями православным патриархам, оделил золотом сорок шесть церквей Царьграда и послал щедрую милостыню на Афон, дабы старцы «молили Бога и Пресвятую Богородицу, заступницу христиан и всех святых, угодивших Богу, о здравии его и Царицы и богодарованной дочери, дабы и впредь даровал Бог им чадородие». Доволен был и дядя царевны Борис Годунов: в случае смерти болезненного Федора он становился опекуном малолетней царицы Феодосии. Не потому ли именно Борис Годунов велел отлить для Лавры большой благовестный колокол?
Однако 25 января 1594 года, не прожив и двух лет, Феодосия умерла. Вместе с ней умерли надежды царственной четы на продолжение рода. Осложнилось и положение Бориса Годунова, брата вновь бездетной царицы Ирины. «Ныне у нас время сетовальное, — говорил Годунов иностранному гонцу, — у Великого Государя нашего, Царя, и у Государыни Царицы была дочь Царевна Феодосия и ея, судом Божиим, не стало, а мне она была Государыня и племянница. И мне в такое время не до послов, яз в нынешнее время не могу на свет зреть».
Но вернемся к «Лебедю». Колокол, в надписи на котором Феодосия упоминается живой, не мог быть отлит позднее января 1594 года. С учетом сентябрьского новогодия, принятого в Москве конца XVI века, следует признать, что «Лебедь» отлили не ранее 1сентября 1593 года, когда наступил указанный в надписи 7102 год «от сотворения мира», и не позднее 25 января 1594 года по современному летоисчислению, когда умерла царевна. Скорее всего правильной датировкой будет сентябрь — октябрь 1593 года, то есть начало 7102 года «от сотворения мира».
Отливая колокол осенью 1593 года, его, вероятно, собирались доставить из Москвы в Лавру зимой по санному пути. Но 25 января 1594-го маленькая царевна скончалась, колокол остался в столице и лишь 6 декабря 1594 года был подарен Борисом Годуновым Лавре, что отмечено во Вкладной книге обители среди записей о вкладах Годунова: «7103 (1594) году декабря в 6 день дал вкладу колокол большой благовестник, весу в нем 625 пуд».
Почему же колокол все-таки привезли в Троице-Сергиеву Лавру? Для ответа на этот вопрос обратимся к церковному календарю. Вклад Бориса Годунова последовал 6/19 декабря, в день святителя Николая, и за 19 дней до празднования Рождества Христова (25/7 декабря); Феодосия родилась 29 мая, через 20 дней после празднования перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в Бар (9/22 мая). Таким образом, святитель Николай считался одним из небесных покровителей царевны, что подтверждает и хранящаяся в Сергиево-Посадском музее-заповеднике икона Николы с Ветхозаветной Троицей и избранными святыми на полях, написанная в 1592 году в честь рождения царской дочери.
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод: колокол был вложен в Лавру в знак поминовения царевны Феодосии и, возможно, окончания траура по ней в семьях царя Федора и Бориса Годунова в преддверии праздника Рождества Христова.
Трагические события начала XVII века изгладили воспоминания о столь недолго прожившей царевне Феодосии. Сохранилась лишь память о том, что колокол дал в Лавру боярин Борис Годунов. Отсюда, между прочим, первое имя благовестника — «Боярский», бытовавшее по крайней мере до первой половины XVII века и лишь позднее измененное на «Лебедь».
Литература

Арсений, иеромонах. О Царь-колоколе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. СПб., 1880
Шереметев С. Д., граф. Царевна Феодосия Феодоровна. 1592−1594 гг. СПб., 1902.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru