Русская линия
Московский журнал Ю. Рябинин01.06.2004 

«Посмертное путешествие» семьи Третьяковых

Даниловское кладбище прежде славилось своим особенным «третьесословным» колоритом, впрочем, не вполне утраченным и до сих пор. Историк Москвы А. Т. Саладин в 1916 году констатировал: «Даниловское кладбище можно смело назвать купеческим, да другим оно и быть не могло, близко примыкая к купеческому Замоскворечью. Пожалуй, ни на каком больше московском кладбище нет такого обилия купеческих памятников, как на этом». С тех пор многое изменилось. Не найти здесь теперь могил известных московских купцов Солодовниковых, Голофтеевых, Лепешкиных…
Пожалуй, наиболее знаменитым купеческим захоронением Даниловского кладбища, а может быть и всей Москвы, был участок Третьяковых Павла Михайловича, Сергея Михайловича и их родителей. А. Т. Саладин оставил следующее описание: «На могиле Сергея Михайловича — черный мраморный, довольно высокий, но совершенно простой памятник с надписью: «Сергей Михайлович ТРЕТЬЯКОВ родился 19 января 1834 г. скончался 25 июля 1892 г.». Памятник Павлу Михайловичу в нескольких шагах подальше, под защитной проволочной решеткой, он почти такой же, но в несколько более изысканной обработке. Надпись: «Павел Михайлович ТРЕТЬЯКОВ 15 дек. 1832 г. ум. 4 дек. 1898 г.». Однако сегодня всего этого на Даниловском кладбище нет. 10 января 1948 года останки обоих братьев, а также жены П. М. Третьякова Веры Николаевны перенесли на Новодевичье кладбище.
Формально перезахоронение производилось по инициативе Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР. Председатель Комитета М. Б. Храпченко в письме управляющему трестом похоронных бюро при Моссовете мотивировал свою инициативу так: «Несмотря на договор, заключенный администрацией [Третьяковской] Галереи об охране этих могил и их художественных надгробий, исполненных художником В. М. Васнецовым, могилы эти приходят в крайний упадок. (…) Учитывая ходатайство Дирекции Государственной Третьяковской Галереи, а также просьбу ближайших родственников основателей Галереи, Комитет по делам искусств при Совете Министров СССР со своей стороны ходатайствует о перенесении останков Павла Михайловича, Веры Николаевны и Сергея Михайловича Третьяковых, а также их художественных надгробий с кладбища Даниловского монастыря на кладбище Новодевичьего монастыря, где захоронены виднейшие деятели русской культуры и искусства».
Что председатель комискусства спутал кладбища Даниловского монастыря и Даниловское, не столь уж и странно — их путают до сих пор, хотя первого не существует уже семьдесят с лишним лет. Странно звучит обоснование необходимости перенести могилы: на старом месте-де они «приходят в крайний упадок». Однако могилы, о которых заботятся, никогда «не придут в упадок», если же их забросить — упадок обеспечен, находись они хоть у самой кремлевской стены. Урна с прахом Маяковского стояла в лучшем тогда в стране колумбарии Донского кладбища и «прийти в упадок» никак не могла — тем не менее ее все равно перенесли на Новодевичье.
Подоплека всех этих перезахоронений была, конечно, совсем иная, и, судя по письму Храпченко, раскрывать ее власти не очень-то хотели: в Москве разворачивалась кампания по сбору и концентрации в Новодевичьем пантеоне останков знаменитых личностей. Причем перезахоронения производились не только с кладбищ, подлежащих ликвидации, но вообще отовсюду, кроме, может быть, кладбища Ваганьковского — традиционно второго по значению после Новодевичьего.
Некоторые источники (например, энциклопедия «Москва») указывают, что Сергей Михайлович Третьяков покоится все же на Даниловском кладбище. Это не так. В архиве Третьяковской галереи имеется «Акт о перезахоронении останков П. М. Третьякова, В. Н. Третьяковой и С. М. Третьякова с Даниловского кладбища на кладбище Новодевичьего монастыря от 11. 1. 1948 г.». Помимо акта и прочих бумаг в архиве есть и несколько фотографий: на одних запечатлен момент эксгумации, другие сделаны уже на Новодевичьем кладбище у края свежевырытой могилы. Фотографии не оставляют места никаким сомнениям.
Но вот что любопытно: в архиве соседнего Даниловского монастыря среди карточек на похороненных здесь находится и карточка Сергея Михайловича Третьякова. Выходит, Даниловский монастырский погост также претендует быть местом его погребения? Нет, конечно. Имея свидетельство А. Т. Саладина и вышеназванный Акт, эту версию можно смело отбросить, сделав зато интереснейший вывод: поскольку Сергей Михайлович в монастыре погребен не был, а документы тем не менее на него там «заведены», очевидно, Даниловское кладбище являлось своего рода филиалом монастырского — может быть, не всегда, но какое-то время.
На Даниловском же кладбище сохранилась могила родителей прославленных меценатов. Вернее, их памятник. Слева от главной дорожки, почти сразу за мемориалом погибших в Великой Отечественной войне, окруженный проржавевшими до крайности фрагментами кованой ограды, стоит крепкий, напоминающий русскую печку, слегка покосившийся обелиск с надписью:

«Михаил Захарович Третьяков
Московский купец
скончался 1850 г. Декабря 2 дня.
Жития его было 49 лет, 1 м. и 6 дней.

Александра Данииловна Третьякова
родилась в 1812 году.
скончалась 7-го февраля 1899 года».

Лежат ли нынче под обелиском чьи-либо останки — мы точно не знаем. Казалось бы, кому могло прийти в голову потревожить кости старших Третьяковых? Ан, видно, могло. Перенесение на элитное кладбище основателей крупнейшей картинной галереи как-то еще объяснимо, но вот что еще придумали тогда их почитатели: согласно «гарантийному письму», хранящемуся в архиве Третьяковки, Мытищинская скульптурная фабрика N 3 обязывалась произвести на Даниловском кладбище: «а) Изъятие праха Третьякова П. М. и погребение его на Ново-Девичьем кладбище, б) Изъятие праха Третьякова М. З. и погребение в могилу вместо праха Третьякова П. М., в) Передвижку памятника Третьякова М. З. на место памятника Третьякова П. М.».
Досталось же Третьяковым! И старшим, и младшим. Кстати, в «гарантийном письме» почему-то ни слова не говорится об Александре Данииловне. Отца, выходит, перезахоронили на место сына (если перезахоронили), а мать нет? Загадка. Вот и получается, что утверждать наверняка, покоятся ли нынче старики Третьяковы под своим «именным» надгробием, невозможно.
В глубине Даниловского кладбища, у самой апсиды Никольского храма-часовни стоит едва приметный памятник — низкая колонна розового гранита. Там похоронены братья и сестра Павла Михайловича и Сергея Михайловича, умершие почти одновременно в младенчестве в 1848 году во время эпидемии скарлатины — Даниил, Николай, Михаил и Александра. Это единственная могила рода Третьяковых, на которую никто никогда не покушался.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Тільки у нас ти б зміг замовити besttranslated.net