Русская линия
Московский журнал Н. Ширинский01.08.2000 

Тамара Семеновна Церетели. К 100-летию со дня рождения
Она родилась в одном из грузинских сел 1(14) августа 1900 года. Пела с детства — в семейных концертах, в церковном хоре и в хоре Кутаисской гимназии святой Нины…

Она родилась в одном из грузинских сел 1(14) августа 1900 года. Пела с детства — в семейных концертах, в церковном хоре и в хоре Кутаисской гимназии святой Нины. В 1917 году поступила на медицинский факультет Тифлисского университета, но посещать лекции ей пришлось недолго. Великолепное низкое грудное контральто студентки-первокурсницы скоро было замечено специалистами. По их совету Тамара перешла в Тифлисскую консерваторию, где директор Николай Черепнин и известный грузинский композитор Захарий Палиашвили добились для нее стипендии: случай отнюдь не рядовой.
Одно из первых появлений Тамары на сцене ознаменовано довольно забавным эпизодом. В 1922 году в Тифлисе с помпой проходили гастроли столичных знаменитостей — ведущих актеров петроградского Александринского театра Е.Т.Жихаревой и Н.Н.Ходотова. Специально для них поставили модную в то время драму «Нищие духом». По ходу спектакля на сцене должна была появиться цыганка и спеть романс. Режиссер, пригласивший на эту маленькую роль уже известную в городе молодую певицу Тамару Церетели, без конца внушал девушке, что если вдруг ее начнут вызывать «на бис», ей ни в коем случае не следует выходить: все внимание публики должно достаться гастролерам. Вот как описывает далее свое «боевое крещение» сама Т.С.Церетели: «После определенной реплики ассистент режиссера выпустил меня на сцену, я приблизилась к божественной Жихаревой и начала петь „Гори, гори, моя звезда“. Закончила и медленно ушла со сцены. Зал мне устроил бурную овацию. Жихарева, как это подобает блестящему мастеру, оправдала сценическое положение, присела и задумалась. Зал умолк. Жихарева сказала: „Не вернуть ли обратно эту цыганку, быть может, она еще раз споет?“ Этой „визы“ Жихаревой было достаточно, чтобы я спела „на бис“. Тот вечер стал для меня своеобразной путевкой в жизнь».
Еще в 1920 году Тамара Церетели познакомилась с известным композитором, автором популярнейших романсов Борисом Алексеевичем Прозоровским, который как раз искал исполнительницу для своих сочинений. Он без памяти влюбился в девятнадцатилетнюю красавицу грузинку. Несомненно, этим чувством навеян один из самых проникновенных романсов Бориса Алексеевича — «Вам девятнадцать лет».

С тех пор их постоянно видели вместе — на улицах, на концертах, где Тамара пела романсы Прозоровского, а он ей аккомпанировал. На нотных сборниках 20 — 30-х годов после слов «Музыка Б. Прозоровского» почти всегда стоит: «Посвящается Т. Церетели». Со своей стороны, в одном из интервью Тамара Семеновна обронила знаменательную фразу: «Всю мою деятельность обусловил Борис Прозоровский, этот замечательный человек и музыкант».
Именно по совету Прозоровского Тамара Церетели в 1923 году уезжает в Москву. То был год 25-летнего юбилея Московского Художественного театра. На торжествах присутствовал весь театрально-музыкальный бомонд столицы. Более удачного момента для того, чтобы обратить на себя внимание, трудно было представить. К тому же директорствовал тогда в театре актер и драматург А.И.Сумбаташвили-Южин, принявший в судьбе Тамары горячее участие. На праздничном банкете после выступления А.В.Неждановой председательствующий за столом Л.В.Собинов представил собравшимся юную гостью из солнечной Грузии, пение которой было выслушано с доброжелательным вниманием. И совсем скоро, в конце того же 1923 года, состоялся дебют Тамары Церетели на сцене Малого зала Московской консерватории. Своим исполнением старинных русских и цыганских романсов она покорила москвичей, назвавших ее второй Варей Паниной. Действительно, манера пения Тамары Семеновны, трактовка многих произведений и даже репертуар заставляли вспомнить царицу цыганского романса, любимицу старой Москвы «божественную» Варвару Панину.
Популярность молодой певицы стремительно растет. На ее концерты в Колонном зале иной раз просто невозможно попасть. Начинаются гастрольные поездки. И вплоть до конца 20-х годов рядом с ней неизменно — Борис Алексеевич Прозоровский. Непростыми были эти взаимоотношения, хотя и вдохновили композитора на создание шедевров русской романсовой лирики: «Вернись», «Мы только знакомы», «Газовая косынка», «Прощай, мой табор», «Кольца», «Плачет рояль"… К тому же Прозоровский фактически оказался в опале. То было время гонений на «упаднический» жанр городского романса: репертуар артистов жестко контролировался, от них требовалось исполнение «жизнеутверждающих» произведений; в печати постоянно высмеивались «пошлые, мелкие страстишки отжившей свое цыганщины». В конце концов Прозоровский был сослан на строительство Беломорканала и впоследствии расстрелян…
«В ее голосе слышны трагические ноты даже тогда, когда она поет «хочу веселья, хочу забвенья». И здесь безнадежная грусть… и одиночество — щемящее душу одиночество». Так писали в начале века о Варе Паниной. Эти слова в полной мере можно отнести и к творчеству Тамары Церетели.
Кроме Б.А.Прозоровского, Тамара Церетели плодотворно сотрудничала и с Борисом Фоминым, автором всемирно известного романса «Дорогой длинною». Она — первая исполнительница романса Фомина «Минуты жизни», в 1940-е годы бывшего у всех на устах. Специально для Т.С.Церетели Фоминым написаны «Полно, сокол» и «Счастье».
Про Тамару Церетели говорят, что она спасла тогда практически запрещенный жанр классического русского и цыганского романса. Это удалось ей благодаря умной и осторожной репертуарной политике: Тамара Церетели наряду с романсами исполняла и сочинения советских композиторов, и грузинские народные песни, — исполняла блистательно, снискав благосклонность кремлевских руководителей.
В годы Великой Отечественной войны Т.С.Церетели выезжала с концертами на передовую, пела по радио для фронтовиков, от которых получала множество благодарных писем и телеграмм. В 1960 году она оставила сцену, но продолжала обширную и плодотворную музыкально-общественную деятельность.
В марте 1968 года Тамара Семеновна после концерта артистов грузинской эстрады, среди которых была и молодая Нани Брегвадзе (боготворившая свою старшую землячку и одной из первых подхватившая ее «романсовую» линию), написала восторженную статью в поддержку новых талантов, но увидеть ее напечатанной не успела: статья появилась в газете «Тбилиси» в день смерти Тамары Семеновны — 4 апреля. Через год прах певицы был перевезен из Москвы в Тбилиси и торжественно перезахоронен в Дидубийском пантеоне.
…Ее талантом восхищались К.С.Станиславский, В.И.Немирович-Данченко, Н.А.Обухова, Л.В.Собинов, В.В.Маяковский, А.А.Фадеев. Свои воспоминания о ней оставили, в числе прочих, Л.О.Утесов и народный артист СССР М.И.Туманишвили. В год столетия со дня рождения замечательной певицы Тамары Семеновны Церетели давайте вспомним о ней и мы.

Фотографии из коллекции автора


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Смотрите описание растворители и разбавители у нас.