Русская линия
Московский журнал01.04.2004 

«Моряки удивительны, и наша пехота чудесна»

Автор публикуемого ниже интереснейшего письма князь Павел Александрович Урусов, брат генерал-губернатора Нижнего Новгорода Михаила Урусова (адресата послания) — участник Севастопольской обороны 1854−1855 годов. В семейном архиве Урусовых (ОПИ ГИМ. Ф. 170, ед. хр. 238) сохранилось только одно его письмо из Севастополя, где он, кроме названного пехотного полка, командовал и греческими волонтерами, прибывшими из Евпатории. В осажденном Севастополе Павел Урусов занимал должности начальника главного резерва городской стороны, начальника войск корабельной стороны и, наконец, начальника войск 5-го отделения оборонительной линии. После Крымской войны он дослужился до звания генерал-адьютанта.

Севастополь, 20 декабря 1854 года.
Любезный друг Михайло, зная, что тебе будет приятно письмо из самого Севастополя, и безотлагательно я, хоть времени не имею, сам знаешь, пишу… Здесь все благополучно, геройство войск беспримерно, здоровье солдат хорошо, больных числом немного и болезней особенных совершенно нет. Быв назначен командующим действующим Измайловским полком, я только 12 дней провел с ним в Бильвеке близ Белостока и получил повеление ехать сюда. Явившись к Меншикову1, назначен я в тот же день начальником 10-й пехотной дивизии, которая храбрейшая из храбрейших. <…> Они, как офицеры, [так и] солдаты, истинные герои, эта дивизия как бы охотников.
Моя дивизия одна в полном составе в гарнизоне и я один здесь дивизионный командир, прочие имеют по одному и по два полка. С такими молодцами я надеюсь заслужить милости и награды, которыми Государь меня осыпал, но беда одна, что, может, случая не будет, ибо противники, сколько можно судить, не хотят на штурм идти, а нам бы штурм нужен, потому что в этом случае нет ни малейшего сомнения, что удивительный наш гарнизон (33 000 человек под ружьем) истребит до последнего всех дерзнувших лезть в крепость. Внутренняя баррикадная защита славно устроена, наружные же бастионы все вновь ныне под огнем построены из земли с камнем, с огромными профилями и рвами, и соединены между собой глубокими траншеями, за сами[ми] же бастионами имеются запасные бастионы, совершенно вооруженные орудиями.
Нежелание идти на приступ видно и при нерешительности работ противников. И это понятно — подступы и траншеи делаются единственно для штурма, и чем ближе подступают, тем убийственнее огонь крепости. Если же они не хотят идти на приступ, то для чего подвигать им своих людей к гибели. Но чего же желают Англо-Франко-Турко-Арабы, в этом-то и весь вопрос Севастополя. Ждать и выжидать — им нас не переждать, терпению нам не учиться. Высадки на Северную часть. Но ныне, не говоря уже о дорогах, которые непроходимы, фланговый их марш вдоль берега, имея всю нашу кавалерию и дивизии драгун на флангах и в тылу, а также в тылу сильные колонны пехоты, едущие к нам из Одессы, был бы опасен и, если бы удалось им добраться до Северного форта, то найдут они там такой же славный гарнизон, как наш, на прекраснейшей позиции за укреплениями, строящимися в бухте и на приличном от нее расстоянии и на одной высоте с Северным фортом. Обогнуть наш левый фланг сухим путем и явиться на Северную сторону. Но тут вновь фланговый марш между двух огней (К. Горчаков 1-й с 1,5 дивизии, Липранди с 1-й дивизией и Кирияков с бригадою стоят на 3-х пунктах за горами) и по горам <…> и в виду всей нашей армии. А решиться надобно на что-нибудь — в этом вся задача.
Пальба из сильных калибров день и ночь, но довольно редкая. Рядом со мною в прекрасный мрамором отделанный дом попала бомба, пробила крышу, две стены в верхнем этаже и лопнула (так в тексте. — Е. П.) в большой залп. Через крышу дома г. Сакена2 перелетели 4 бомбы, но это все глупым, неприцельным [огнем] и обыкновенно без всякой удачи. Но сила выстрелов очень велика и от сна пробуждает. Г. Сакен все одушевляет, его приказы прекрасны, объездил укрепления, он и впереди их ездил, несмотря на меткость штуцерных. Московского полка офицер Демидов побился об заклад, что полчаса будет прогуливаться перед укреплениями, там, где головы нельзя показать, и исполнил это невредим. Матрос бросился животом на упавшую бомбу, погасил в ней огонь. Сегодня вылазкою захвачено 10 французов, из них 4 зуава и 5 раненых, кроме многих убитых. Наших ранено 4 и убит офицер Охотского полка. В прошлую вылазку поколото много французов (которые гораздо храбрее дерутся англичан). Один солдат неприметно хотел привести офицера их, который, истратив все средства защиты, схватил зубами за нос солдата, а тот искусал ему щеку, и, лишившись части носа, притащил. <….> Между цепями взлетела дрофа, обе стороны стрелять — и от их выстрелов птица пала. Полез за ней француз, но тотчас был ранен и полез вспять. Лейтенант Астапов вышел вперед, поднял дрофу, показал ее недругам и спокойно вернулся в цепь, несмотря на усиленный французский огонь. Один матрос ежедневно с рассветом выходит 60 шагов в сторону
неприятеля, кланяется ему шапкою и спокойно возвращается. Неприятель
перестал ныне по нем стрелять, уважая отвагу. Лейтенант Батианов вбежал в
пороховой погреб и погасил пламя. Младший его брат после чудес храбрости
убит, отец их просил награды убитому, упоминания о нем в приказе, сегодня он
выехал от г. Сакена с прекрасным насчет его приказом. Анекдотов не
перескажешь. Моряки удивительны, и наша пехота чудесна. Нельзя вызвать
охотников, истинно тотчас все без исключения бросаются вперед, все офицеры — батальонный, полковые командиры и генералы — дышат, пышут храбростью. Но
пора окончить письмо, ты можешь сам судить, много ли имею времени. Если
найду возможность, то буду и впредь к тебе, любезный друг, писать. Моя
дивизия занимает 4 и 5 бастионы с их окрестностями 6 дней и через 6 дней в
среду наша очередь. <…> Желаю вам счастья и благополучия, прощай,
любезный друг, твой Павел, Адрес мой: Командующему 10-й пехотной
дивизией в Севастополь.
1Меншиков Александр Сергеевич (1787−1869) — адмирал, светлейший князь, правнук А. Д. Меншикова. Во время Крымской войны 1853−1856 гг. — главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму.
2Остен-Сакен Дмитрий Ерофеевич (1790−1881) — генерал от кавалерии, граф. Во время обороны Севастополя — начальник обороны города.
Подготовила Е. В. Предеин


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru