Русская линия
Московский журнал В. Петраков01.03.2002 

Анатолий Евгеньевич Величковский

В 1965 году исполнилось 100 лет Елисаветградскому кавалерийскому училищу (ЕКУ). Именно тогда я впервые попал в украинский город Кировоград (бывший Елисаветград), где по тем временам никому и в голову не могло прийти отмечать юбилей учебного заведения, созданного в царствование Александра II и уже давно не существующего. Зато в Нью-Йорке задолго до юбилея началась подготовка к нему. Ее организовали уже немолодые люди — бывшие воспитанники ЕКУ, которые и в штатской одежде сохраняли не только кавалерийскую выправку, но и любовь к своей ALMA MATER. Объявления в эмигрантской прессе вызвали горячий отклик у всех русских кавалеристов Зарубежья. Из Франции, Германии, Аргентины, Австралии, других стран в адрес объединения бывших юнкеров Елисаветградского училища и его председателя, георгиевского кавалера Сергея Николаевича Ряснянского, присылались письма, фотографии, воспоминания и даже стихи. Мне довелось прочитать немало любительских стихотворных строк о жизни елисаветградских юнкеров — как в изданной книге воспоминаний, так и в неизданных рукописях. (Здесь нельзя не вспомнить чрезвычайно популярное в среде будущих офицеров стихотворение? Юнкеру? августейшего поэта К.Р. — Великого князя Константина Константиновича.) Но самые проникновенные стихи о Елисаветградском кавалерийском училище встретились мне несколько позже. Написаны они в Париже и впервые опубликованы в? Новом журнале? (Нью-Йорк, 1969. № 96. С.99), то есть через четыре года после юбилея.1Это было где-тоДалеко от Сены: Солнце пахло летом, Ветерок — сиренью. Было на парадеПод апрельским небом, В Елизаветграде, На плацу учебном: Светлых шашек гребень, Лошади, знамена. Слушали молебенОба эскадрона — О христолюбивомВоинстве имперском, И святым порывомОтзывалось сердце.2Грянула музыка. С нею юнкераВо имя ВеликойГрянули ура! Отзвучали гимны, Отзвенел парад, И не стало имениЕлизаветград. На песке — сердечки: Конские следы, И уходят в вечностьКонские ряды. Ясно и дождливоБудет — как всегда, А христолюбивыхВоинств — никогда! Автор этой ностальгической новеллы — известный в русском Зарубежье поэт Анатолий Величковский. Он не учился в ЕКУ, но детство и юность провел в Елисаветграде, а его отец, Евгений Васильевич Величковский, был сменным офицером и (предположительно) какое-то время — преподавателем училища. О нем известно немного. Как и все преподаватели и офицеры ЕКУ, Евгений Величковский имел? заглазное? прозвище Пистолет-корнет, полученное еще в бытность поручиком, когда почему-то своевременно не заменил на своей шинели погоны 54-го драгунского Новомиргородского полка. Можно предположить, что наши Величковские принадлежали к роду черниговских дворян Величковских, герб которых приводится в Малороссийском гербовнике В.К.Лукомского и В.Л.Модзалевского (репринтное издание: Киев, 1993). Вот краткое описание герба:?Величковскiе.Въ щит: зв зда, полум сяц и кавалерский крестъ в столбъ.А.Ч.Д. № 5014Потомство Iосифа Андреевича Величковского, сотника Сенчанского (? — В.П.)XVII-XVIII вв. Списки Черниг. дв. 1783 г.?Случайно в груде бумаг, уцелевших после пожара на улице Крымской в Кировограде, я обнаружил редчайший документ — приказ, подписанный уездным комендантом полковником Евгением Величковским в 1919 году. В том же году восемнадцатилетний Анатолий Величковский вступил в Белую армию, а годом раньше состоял в отряде, сформированном его отцом и участвовавшем в стычках с махновцами. Елисаветградская ЧК разыскивала с целью немедленного ареста двух Величковских — Евгения Васильевича и его старшего сына Алексея. Вот как написал впоследствии Анатолий Величковский о гражданской войне, о своих юных боевых друзьях: В шестнадцать лет румяные, Безусые и пьяныеОт счастья пасть в боюЗа родину свою, Они владеть винтовкоюУчились в конском топоте, А боевой сноровкою — Кто выживал — на опыте. Их кости трактор распахал, Перемешал, переломал. В результате отступления белых под напором армий Тухачевского и Буденного Анатолий оказался в Варшаве — городе, где он родился в декабре 1901 года, — а затем во Франции. Краткие биографические сведения об Анатолии Величковском, а также библиографию любознательный читатель найдет в книге? Писатели Русского Зарубежья? (М., 1997). А вот где и как завершил свой жизненный путь его отец, с полной достоверностью мы сказать не можем. Хотя друг семьи А.Е.Величковского и его душеприказчик Ренэ Герра утверждал, что полковник Евгений Величковский тоже был в эмиграции и умер во Франции. Косвенно это подтверждает стихотворение А.Е.Величковского ?Отцу?. В ряде своих произведений поэт обращается и к образу матери, о которой известно еще меньше. *** В России поэзию А.Е.Величковского узнали лишь в 90-х годах ХХ века (конечно, за исключением специалистов, имевших доступ к эмигрантским изданиям). В эмиграции же Анатолий Евгеньевич был любим и почитаем. Его стихи называли? лирическим чудом?, его самого — поэтом? тютчевской линии?. ?Нежный лиризм? творений Анатолия Величковского отмечал литературный критик Юрий Терапиано. А вот как отозвался на первые его поэтические опыты нобелевский лауреат И.А.Бунин: ?Мой дорогой поэт, тут, во всех стихотворениях, много хорошего, настоящего. Дай Бог здоровья и пристальной (а не? тяп-ляп?) работы. Сердечно жму Вашу руку. Ив. Бунин. 11/3 1949?. К слову, их знакомство началось еще в 1946 году. Присылаемые Величковским стихи супруга Ивана Алексеевича Вера Николаевна Муромцева-Бунина перепечатывала на машинке и давала читать мужу. Вопреки широко распространенному мнению, что Бунин относился к начинающим литераторам безразлично, Величковский получал от него поправки и замечания. Сохранилось всего два таких листка, приведенных в сборнике А.Е.Величковского ?С бору по сосенке? (Париж, 1974).Уже упоминавшийся старший брат Анатолия Величковского Алексей также был не чужд поэзии. Есть сведения, что до второй мировой войны в Польше на русском языке вышел его стихотворный сборник. Однако как поэт более известна жена Алексея Тамара. Хотя брак их оказался недолог, фамилию она не сменила и под этой фамилией вошла в антологию поэтов русского Зарубежья. Сам Анатолий Величковский был женат на Нине Владимировне Ровской, киевлянке, эмигрантке второй волны. На родине она пела в опере, писала пьесы на украинском языке, в эмиграции зарабатывала на жизнь уроками вокала, печаталась в журнале? Возрождение? и? Новом журнале?. В последнем есть ее публикация о художнике С. Шаршуне, друге Анатолия Евгеньевича и Ренэ Герра, давшем деньги на издание повести А. Величковского ?Богатый? и сборника его стихов? С бору по сосенке?. Проживали Величковские в скромной квартирке в Булони. Умерший 2 января 1981 года Анатолий Евгеньевич был похоронен на муниципальном кладбище города Кламар. Пережившая его Нина Владимировна похоронена рядом. Замечу, что в старой части того же кладбища находится могила философа Николая Бердяева. Для поэта Величковского очень показательно трепетное отношение к природе и решительное неприятие технического прогресса как губителя всего живого и естественного, ненавистным воплощением которого стал автомобиль: Куда ни глянь — автомобильУже торчит. О, будь ты проклят! Анатолий Евгеньевич называл себя? первым экологом?. Татьяне Павловне Фесенко* он писал: ?Но хочу уверить Вас, что не будь автомобиля, это далеко не конец всяким передвижениям. Правда, медленнее в сто раз, но зато основательнее были путешествия наших предков. Так что обходились бы отлично, и не пели бы моторы на каждом шагу свое обычное? Велл зе вуул?… Тупик, в который попало человечество, заставляет его надеяться на науку, которая, мол, выводила до сей поры и выведет еще. Но это заставляет делать рискованные вещи вроде нюклеарных (атомных. — В.П.) станций и еще почище. Без риска теперь обойтись никак нельзя! Не есть ли это результат гонки за хорошей жизнью, за комфортом! Попробуйте заставить людей жить по средствам возможности. Никто не захочет отказаться от благ во имя спасения. Все кончается между тем, запасы уничтожаются. Даже воздух уничтожается в количестве угрожающем. А так в общем все хорошо, потянул кнопку и поехал, не понимая, что это противоестественно и что за эту противоестественность природа отомстит, как она всегда мстит за всякое проявление неуважения к себе и нарушение ее законов? (?Новый журнал?, 1982. № 147. С.61−63).В России произведения Анатолия Величковского отдельной книгой не издавались. Документальных материалов о нем и его ранних фотографий до сих пор найти не удалось. Скромный библиографический указатель выпустили в Кировограде энтузиасты областной универсальной научной библиотеки имени Д.И.Чижевского. Большая часть архива Величковского хранится во Франции у профессора Ренэ Герра, который, как уже сказано, дружил с поэтом и на свои средства издал посмертный его сборник? Нерукотворный свет? тиражом 200 экземпляров. Остается надеяться, что творческое наследие Анатолия Евгеньевича Величковского рано или поздно будет востребовано в России и наконец станет доступно широкому кругу российских и украинских читателей. Фотографии А.Е.Величковского, а также рукопись его стихотворения с автографом И.А.Бунина в России публикуются впервые с согласия профессора Ренэ Герра.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru