Русская линия
Московский журнал В. Володин01.01.2002 

Ранние монументально-оформительские работы Сергея Герасимова

Живописным произведениям Сергея Васильевича Герасимова (1885−1964), хранящимся во многих музеях и галереях нашей страны, посвящено немало книг и статей. А вот названная выше тема отражения в искусствоведческих трудах почти не нашла. В советский период исследователи чаще всего вспоминали панно? Хозяин земли?, украсившее здание бывшей Московской городской Думы в 1918 году, участие художника в праздничном оформлении Красной площади в 1919 году, а также оформление им агитпоездов. Изучение творчества С.В.Герасимова в связи с подготовкой к открытию мемориального музея в городе Можайске дало возможность дополнительно узнать, что сразу после Февральской революции Сергей Васильевич, состоя в ИЗО секции Совета солдатских депутатов, оформил занавес театра? Аквариум? и создал плакат? Свобода? (ныне этот плакат находится в Русском музее).Интересные сведения о революционном творчестве Сергея Герасимова находим в его письмах к невесте, а затем жене А.Г.Малаховой-Герасимовой за 1911−1917 годы, находящихся в собрании Л.Л.Герасимовой. Недостаточное внимание к подобным документам исследователей привело не просто к забвению монументально-оформительских работ С.В.Герасимова дооктябрьского периода, но и к серьезным неточностям в их атрибуции. В письмах С.В.Герасимова из Москвы в Можайск много говорится, например, о его сотрудничестве с А.А.Остроградским — архитектором Московской городской Управы, принимавшим участие в осуществлении ряда построек и оформлений в Москве и Петербурге. Приблизительно в 1910—1911 годах Остроградский привлекает молодого художника, недавно окончившего Строгановское училище и продолжавшего обучаться в МУЖВЗ, к украшению в северной столице строящегося им к Всероссийской выставке гигиены павильона Московского городского общественного управления. Для здания, спроектированного в неорусском стиле, Сергей Герасимов создает панно? Георгий Победоносец?, хоругви и изображение российского герба. До нашего времени от этой работы сохранились два эскиза, исполненные акварелью и гуашью, несколько рисунков в альбомчиках, проекты складного — поскольку огромное панно подлежало перевозке в Петербург — подрамника, а также фотография, запечатлевшая художника на фоне? Георгия Победоносца?.Эскизы хранятся в отделе графики Третьяковской галереи. Ссылка на Промышленную выставку — ошибка, допущенная самим автором, запамятовавшим за давностью лет название выставки. Эту ошибку удалось устранить после обнаружения фотографии Павильона Московского городского общественного управления в журнале? Нива? (№ 30 за 1913 год). Здесь видны панно, украшения над входом, хоругви и другие декоративные элементы. Первая оформительская работа Сергея Герасимова заложила основу для его дальнейшего сотрудничества с А.А.Остроградским. Художник выполняет ряд городских заказов монументально-оформительского плана, в том числе участвует в украшении строящегося Остроградским здания Московского городского начального училища на Девичьем поле (ныне Большая Пироговская, 9). Это подтверждается вышеупомянутыми письмами. 18 июня 1912 года С.В.Герасимов сообщает: ?Кроме дачи (летняя дача Сытинской школы полиграфистов в Федурково, где преподавал Герасимов. — В.В.) я начал в Москве рисовать на фабрике (майоликовой) у знаменитого Мамонтова свой фриз для училища на Девичьем поле. Рисунок приходится делать большой, одна голова Георгия больше аршина. Очень интересно работать, когда в 6 часов все уходят, а я до 8−9 работаю один, и под углем получается громадный Георгий?. В апрельском письме 1913 года читаем: ?Был в студии, смотрел Георгия?.Другим, более поздним подтверждением является анкета члена Союза художников, заполненная С.В.Герасимовым в 1943 году. На вопрос о выполнении монументальных работ художник четко отвечает: ?Фронтон — керамика, школа на Девичьем поле?.Между тем в последние годы некоторые исследователи автором этой майолики называют С.В.Чехонина (см., например: Кириченко Е.И. Русская архитектура 1830−1910-х годов. М., 1978; Арензон Е. Керамика московского модерна // Архитектура и строительство Москвы. М., 1989. № 2). Попытки уточнить у них источник, дающий основу для подобного утверждения, остались безрезультатными. Собственных же свидетельств Чехонина на сей счет просто не существует. Нам представляется, что указанные исследователи черпали сведения из книги К.Н.Пруслиной ?Русская керамика (конец XIX — начало ХХ века)? (М., 1974). Пруслина же, в свою очередь, ссылаясь на труд О.О.Гельдвейн-Ваулиной ?Проспект ?Художественно-керамическое производство Гельдвейн-Ваулин? (СПб., 1910), пишет: ?Между тем О. Гельдвейн-Ваулина в проспекте, рекомендующем изделия завода в Кикерине, воспроизвела фрагмент композиции с Георгием Победоносцем, поразившим змея, указывая, что автором этой работы является С.Чехонин. Здесь же сообщается, что это произведение предназначено для здания начальной школы в Москве?.Ознакомившись с проспектом, приходишь к выводу, что К.Н.Пруслина весьма недобросовестно использовала его данные. Воспроизведенную здесь работу С.В.Чехонина никак нельзя считать фрагментом фриза. Она представляет собой очень самобытное, законченное по композиции произведение, вписанное в прямоугольник, — возможно, наружную икону, и по своему пластическому строю и свойственной Чехонину декоративной узорчатости резко отличается от московского фриза. К тому же, ни в подписи под репродукцией, ни в тексте проспекта нет сообщения, что данная работа предназначена для школы в Москве. Этот домысел, введший в заблуждение других, как говорится, остается на совести К.Н.Пруслиной.Далее стоит провести сравнительный анализ герасимовских эскизов и фотографий панно для павильона на Всероссийской выставке гигиены и майоликового фриза училища на Девичьем поле. В их композиции, пластике, ритмике, в соотношении пространств и объемов, в особенностях очертаний коня, трактовки гривы и завязанного в узел хвоста, в прорисовке яблок на спине, груди и животе, — во всем просматривается единство творческого почерка. То же можно сказать об изображениях Георгия Победоносца, которые композиционно разнятся лишь в зависимости от архитектурных условий: на фронтоне с остроконечной крышей он вертикально сидит, на фронтоне с крышей пологой — фигура склоненная. Сближает оба произведения и общая золотистая цветовая гамма. Все это понятно, поскольку задумывались и исполнялись они почти в одно и то же время. Сергей Васильевич был исключительно честен: высочайшая профессиональная этика абсолютно исключала для него возможность присвоения чужой работы. В архиве нами были обнаружены маленькие эскизы-наброски стягов (так называет их в письмах сам художник) на боковых выступах здания училища. ?Ты поймешь мое отчаянное положение с Георгием, — пишет он жене 12 сентября 1915 года, — завтра или послезавтра на Воздвиженке закончу второй стяг. Остроградский не дождется!?.Сергей Васильевич окончил Строгановское училище как художник рисовальщик и специалист по набойке тканей. И хотя он всегда предпочитал живопись, интерес к прикладным искусствам сохранился у него на всю жизнь. Одной из главных задач, которые он ставил перед Союзом художников, являлось всемерное развитие именно декоративно-прикладного искусства, и надо сказать, что сделано в этом направлении было немало. Работа над майоликовым фризом здания Московского городского начального училища лишний раз подчеркнула многоплановость творческих устремлений Сергея Герасимова, уже показавшего себя в жанрах портрета, станковой акварельной живописи, иллюстраций. Герасимовский? Георгий Победоносец? стоит в ряду весьма немногочисленных в Москве монументально-керамических произведений таких выдающихся мастеров, как В.М.Васнецов, М.А.Врубель, Ф.О.Шехтель…Фотография фасада училища на Девичьем поле впервые напечатана в № 4 еженедельника? Московский архитектурный мир? за 1913 год. Правая боковая майоликовая икона на ней еще не просматривается — вероятно, установка? стяга? произведена несколько позднее. В том же номере помещено изображение фриза, названного? деталью фасада?. Его наличие представляется очень важным, поскольку здесь мы имеем дело не с воспроизведением самой майолики на фронтоне, а с ныне утраченным эскизом, что подтверждается некоторыми разночтениями в деталях рисунка и, главное, в разработке сюжета. На эскизе Георгий Победоносец поражает змея на подступах к городу, перед воротами которого стоит царевна Елизавета. Сама же майолика в ее теперешнем состоянии этой сюжетной линии не имеет: либо художник отказался от нее в период перевода эскиза на картон, либо фигура царевны исчезла при позднейших ремонтных работах. Мы склоняемся к первому предположению. Однако для более точного ответа необходима серьезная реставрация. В письмах С.В.Герасимова 1914−1915 годов довольно подробно говорится о его непосредственном участии в создании панно? Город?, ?Деревня?, ?Промыслы? для одного из залов строящегося в Москве Казанского вокзала. Не будь этих писем, мы бы никогда не узнали правды. Приглашенный князем С.А.Щербатовым, Сергей Васильевич вместе со своим помощником П.С.Кановским проделали огромнейший труд по разработке композиций, эскизов и картонов, представленных на утверждение архитектору А.В.Щусеву. В книге? Художник в ушедшей России? (Нью-Йорк, 1955) С.А.Щербатов предписывает все заслуги лично себе, ни словом не упоминая Герасимова и Кановского: ?я заперся в мастерской…?, ?я занялся работой…?, ?мне нужно было выдержать экзамен…?, ?закончив работу, я представил ее на утверждение…? — далеко не первый подобный случай в? карьере? художника-аристократа. А.Н.Бенуа в письме 1916 года к А.В.Щусеву возмущался: ?Что выстрадал один Туманов (архитектор А.И.Таманян. — В.В.) при постройке Щербатовского дома, всю честь которой? князь-художник? старался присвоить себе?. Позже в своих воспоминаниях А.Н.Бенуа скажет о С.А.Щербатове: ?Что же касается его духовных и интеллектуальных достоинств — то в те первые времена нашего знакомства они мне не представлялись особенно значительными и, наконец, о нем как о художнике мы и вовсе не могли иметь суждения, так как ни одной черточки его рисунка, ни одного мазка его кисти мы не видели?.Эскизы панно для Казанского вокзала, по утверждению И.Э.Грабаря, остались в Москве, но их поиск успехом не увенчался…Мы возвращаемся к тому, с чего начали: раннее творчество народного художника СССР Сергея Васильевича Герасимова практически не изучено. Нигде не говорится о его дипломной работе в Строгановском училище, посвященной Сергию Радонежскому, мало известно о его участии в оформлении сытинских изданий, в совершенно недостаточном объеме опубликованы ранние акварели, отразившие быт провинции. Предреволюционные годы были наполнены целеустремленным трудом, напряженными поисками собственного живописного языка, о чем ярко свидетельствуют дошедшие до нас с тех далеких времен работы Мастера.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru