Русская линия
Московский журнал В. Хлесткин01.11.2002 

УКРЕПЛЕНИЯ БОРОДИНСКОГО ПОЛЯ
Продолжение. Начало в № 9, 10 за 2002 год.

Н.П.Поликарпов несколько корректирует свидетельство Липранди:

?Дивизион (4 орудия) батарейной № 7 роты под командою капитана Турчанинова занимал батарею на кургане перед последним домом у западного выхода из деревни Горки, правее (севернее) Смоленско-Московской дороги.

Восемь орудий той же роты под командою подполковника Дитерикса 3-го занимали другую батарею впереди первой (ниже или западнее первой) на скате отлогости, спускающейся от деревни Горки к селу Бородино?77.

Липранди замечает также, что батарея на Горицком кургане? была очень редко целью неприятеля, и с нее можно было обозревать только малую часть линии битвы?78. Это подтверждает ошибочность установки здесь — как на бывшем командном пункте Кутузова — памятника полководцу: командный пункт располагался южнее Горок, по левую сторону ручья Стонец, на высоте за расположением 6-го пехотного корпуса79, о чем говорит и сам Кутузов в своей диспозиции к генеральному сражению: ?Буду ожидать беспрестанных рапортов находясь за 6-м корпусом?80. Горкинская же батарея стояла в расположении 4-го пехотного корпуса.

Прежде чем перейти к следующему отмеченному на плане русскому укреплению, упомянем об окопах, которых нет на карте, но о которых рассказывает Липранди: ?24-го, рано утром, главнокомандующий осмотрел обе батареи у Горок, и после долгого совещания с моим корпусным командиром они постановили оба, чтобы перед 1-й линией 6-го корпуса сделать шанцы. Барон Толь вместе с полковником Монахтинымѕ указали мне направление оных. К работам было тотчас же приступлено, но около середины дня приказано было остановиться, чтобы не изнурять солдат и что для сего будет прислано ополчение. Остаток дня и ночи прошли без всяких работ.

Утром 25-го прибыло наряженое для сего ополчение, но, несвычное с таким родом работ, почти ничего не успело сделать, так что к утру 26-го шанцы были протянуты только перед Псковским и частью Московским полками?81.

Упомянутые полки стояли на правом фланге 6-го корпуса (Псковский левее Московского, согласно плану К.Ф.Толя, приложенному к официальному описанию Бородинского сражения), отделенные от Горок только Большой Смоленской дорогой и отчасти ручьем Стонец, так что перемена диспозиции корпуса, осуществленная утром 26 августа за два часа до рассвета, в принципе не нарушала их расположение, а значит, мнение, высказываемое некоторыми историками, что окопы перед 1-й линией 6-го и 7-го корпусов (перед 7-м корпусом их, оказывается, и вовсе не существовало) должны были быть вследствие указанного перемещения закиданы, ошибочно82. Зачем? Ведь они значительно затрудняли продвижение противника по Большой Смоленской дороге. Генерал Пеле: ?Природные и искусственные препятствия делали Горкинский тесный проход (дефиле) неприступным с фронта?83. Другой французский мемуарист, осматривавший Бородинскую позицию на следующий день после сражения, писал: ?Яѕ убедился, что атака нашим левым крылом была бы невозможна и что если бы мы попытались, то погибель наша была бы неизбежна?84. Однако эта оценка учитывает не только горкинские батареи, но и те, что шли выше нее вдоль нашего правого фланга.

Первой из них и ближайшей к Горкам была батарея на 10 орудий, расположенная на высоком берегу Колочи. Согласно плану Толя, в ней стояла 44-я легкая артиллерийская рота 23-й артиллерийской бригады, входившая в состав 4-го пехотного корпуса. Далее показаны еще две — на 12 и 5 орудий. Относительно последней в русских источниках уточняется: батарея на 4 пушки с флешью на одну пушку, обращенная исходящим углом уже к северу85. Обе батареи, занятые 11-й артиллерийской бригадой, находились в зоне ответственности 4-го пехотного корпуса и маскировались врытыми в землю деревьями86.

Цифры 15 и 17 на плане обозначают засеки, окружавшие Масловский лес. В самом лесу вырубили крест-накрест две просеки и круглую поляну в центре (очевидно, для связи между войсками и для обеспечения их маневра). В просеках поставили пушки, в засеках укрылись егеря87. Относительно того, что за орудия стояли в Масловском лесу, полной ясности нет. Муравьев на сей счет пишет следующее: ?Один егерский полк 2-го корпуса (помнится мне, 4-й егерский, коего командиром был полковник Федоров) занимал лес при оконечности нашего правого фланга; одна артиллерийская рота, принадлежащая ко 2-му корпусу, присоединилась к сему егерскому полку?88. Барклай говорит, однако, о ?4 егерских полках и несколько артиллерии под командою полковника Потемкина?, поставленных? на крайнем нашем правом фланге? и не принимавших поэтому участия в сражении89. Также о егерских полках? под командою полковника Потемкина?, но уже о трех, сообщает Ермолов, подчеркивая, что они? не были в деле и имели от канонады весьма малый урон?90. Поликарпов же, повествуя о? Масловском оборонительном отряде?, называет три егерских полка — 4-й (полковника Федорова), 30-й (полковника Забелина) и 48-й (полковника Потемкина) под общим командованием генерал-майора Пассека91. С тех пор ситуация не прояснилась, хотя обсуждать ее не перестают92.

У северной опушки Масловского леса на плане Пресса, Шеврие и Беньо показано самое мощное фортификационное сооружение Бородинской позиции: ?цепное укрепление, нечто вроде кронверка бастионного начертания?93 — три связанных между собой куртинами люнета. В отечественной историографии широко распространено мнение, что в его центральной части находился редут, а не люнет. Исключением (как обычно) является мнение Дементия Богданова (подтверждающее наши подозрения об умозрительности его знакомства с Бородинской позицией): Масловское укрепление-де представляло собой? один люнет, а по сторонам его две полутенали?94.

Обозначенное на французском плане число орудий в укреплении — 26 — подтвердить не удается, как не удается в точности установить их принадлежность. Нефедович утверждает (не приводя каких-либо доказательств), что? на вооружение Масловской укрепленной группы предполагалось назначить батарейные орудия от 3-х артиллерийских рот за №№ 4, 17 и 11, бывших в составе 2-го и 4-го пехотных корпусов?95. Л.П.Богданов решается сказать только о 7-й и 8-й легких ротах 4-й артиллерийской бригады (24 орудия), причем столь же бездоказательно96ѕ Но, может быть, вопрос и не имеет большого значения, так как здесь во время Бородинского сражения? не стелилось ни одного облака порохового дыма?97.

На этом номенклатура русских укреплений, представленная планом Пресса, Шеврие и Беньо, исчерпывается.


+ + +

Французские укрепления сравнительно с русскими выглядят много скромнее. Помимо уже отмеченных нами ранее на правом фланге Наполеона батарей Сорбье и Фуше (идентификация, принятая в отечественной историографии), против села Бородино, слева от Большой Смоленской дороги, показаны батареи 4-го корпуса вице-короля под литерами? D? ?Е?, ?F?, ?G? и? Н? на 12, 3, 5, 3 и 5 орудий соответственно. Они, согласно показаниям Ложье98, состояли под командованием генерала д’Антуара и полковника Милло и, сколько можно судить, были построены в числе первых99.

Оболешев подчеркивает, что эти батареи? не оказали никакого влияния на исход боя?100 ввиду отдаленности их от места, где разыгралась битва. Русские считали батареи? D?, ?E?, ?F?, ?G? и? H? чисто оборонительными101 — не совсем верно. Их действительное назначение — демонстрационное — выясняется из записок генерала Пеле: ?значительные укрепления? впереди села Бородино? долженствовали привлечь внимание неприятеля и обеспечить опорный пункт и сообщение армииѕ ввести неприятеля в заблуждение относительно истинных намерений Наполеона?102. Намерение же это состояло в том, чтобы в ночь перед сражением скрытно перебросить большую часть сил на правый фланг и чуть свет атаковать ими левый, слабейший фланг русских (размеры журнальной статьи не позволяют говорить здесь об этом подробнее).

Бросается в глаза следующее: представленная на плане Пресса, Шеврие и Беньо картина французских укреплений не согласуется с данными других источников, русских и французских. Так, Федор Глинка, обозревавший позицию наполеоновской армии 25 августа, отмечает: ?Неприятель употребил целый день для построения огромнейших батарей (выделено мной. — В.Х.). С высоты колокольни, находившейся в селении (Бородино. — В.Х.) перед центром позиции, можно было видеть в подзорную трубу все работы неприятеля и великое множество артиллерии, им приготовленной. К вечеру было выставлено на одном из главных редутов его, против центра находившихся, около ста орудий?103. Эти? огромнейшие батареи? хорошо видны на плане Толя: одна — южнее деревни Алексинки и две — позади Шевардино. В так называемом? Донесении Кутузова о сражении при Бородине? (в действительности принадлежащем Толю) о них говорится: ?Главные его (неприятеля. — В.Х.) батареи были при дер. Шевардино (выделено мной. — В.Х.): 1-я о 60-ти орудиях вблизи оставленного нами 24-го числа редута имела в действии своем косвенное направление на пехотную нашу линию и батарею, на кургане устроенную, а 2-я о 40 орудиях немного левее первой обращала огонь свой на укрепление левого нашего крыла?104. Донесение дает неверное толкование назначения французских батарей (ибо с такого расстояния ядра не могли достигнуть русских позиций)105, но зато фиксирует их местонахождение 25 августа: за деревней Шевардино — там же, где их находит и Бутурлин, повторяющий ложное толкование Толя: ?В ночи неприятель поставил позади и влево от Шевардина (выделено мной. — В.Х.) две батареи, каждую о 60-ти орудиях, дабы действием оных способствовать наступательному движению атакующих колонн своих?106. Причем у Бутурлина речь идет о ночи перед сражением, когда для? способствования наступательному движению колонн своих? Наполеоном возводились совсем другие укрепления? из фашин и мешков с песком, за которыми было установлено также более 100 орудий?107. О таком укреплении в районе Багратионовых флешей и сообщает русский источник: ?С 25-го на 26-е в ночь близко нас (выделено мной. — В.Х.) у неприятеля пели песни, били барабаны, музыка гремела, и на рассвете увидали мы — вырублен лес и против нас, где был лес, явилась огромная батарея?108.

Так вот, всех этих? огромных? французских батарей мы не видим на плане Пресса, Шеврие и Беньо. Французский план о них? умалчивает?, и в сем умолчании таится, пожалуй, самое большое его откровение. И самая большая? обманка?, питающая собой одно из самых серьезных недоразумений в историографии Бородинской битвы: шевардинские батареи, возведенные французами 25 августа, принимаются за те, которые строились в ночь с 25 на 26 августа для обстрела русских позиций. Отсюда вывод: Наполеон якобы не рассчитал дальности огня своих батарей, отчего в самом начале сражения их пришлось срочно перемещать. Так, например, представляет дело Сегюр: ?Тут обнаружилось, что накануне, в темноте, наши батареи были расположены на таком расстоянии от неприятеля, что пушечные выстрелы не могли достигнуть до него. Нужно было передвинуть их вперед. Неприятель допустил нас сделать это; он, казалось, колебался нарушить эту ужасную тишину?109.

Русские историографы послушно последовали за своими французскими коллегами и даже взяли на себя труд определить расстояние, на которое? в ужасной тишине? французы перетаскивали свои пушки: ?В исходе 6 часов 102 орудия генералов Сорбье, Пернети и Фуше открыли огонь по флешам, но за дальностью расстояния действие батарей оказалось слабым, и поэтому все орудия были выдвинуты на дистанцию 1600 шагов от наших укреплений?110. Или: ?Шевардинские батареи французской артиллерии оказались поставленными слишком далеко от наших, и поэтому французы взяли новую позицию, выдвинувѕ батареи на 1600 шагов от наших укреплений?111.

Если же рассматривать вещи непредвзято, никаких ошибок в расчетах Наполеона мы не найдем. Напротив, его распоряжения при Бородине, вопреки мнению многих, отличались исключительной точностью. Ими, в частности, предусматривалось следующее.

В ночь перед сражением построить три батареи на 24 орудия каждую: первые две — против Семеновских флешей, на позиции, занимаемой корпусом Даву112, а третью — против Курганной батареи (Батареи Раевского), на позиции, занимаемой вице-королем. Установить там орудия артиллерийского резерва, к которым добавить: на батарею вице-короля — гаубицы 4-го корпуса, что составило в общей сложности 32 орудия; на батарею против правой Семеновской флеши — 16 гаубиц генерала Фуше (отсюда название — ?батарея Фуше?), что составило 40 орудий; батарее, расположенной против левой Семеновской флеши, должна была содействовать батарея генерала Пернети (38 орудий, из них 8 гаубиц), бьющая с опушки леса на оконечности оврага Каменка (следовательно, именно батарею Пернети и увидел Н.И.Андреев на рассвете в день сражения)113.

Распоряжения Наполеона и исполнены были в точности, чему есть немало свидетельств с обеих сторон. Вот лишь некоторые.

Жиро дел’Эн из штаба дивизии Дессе: ?Батареи императорской гвардии открыли бал пальбой 60 орудий, искусно поставленных (выделено мной. — В.Х.) на площадке, слегка господствующей над неприятельскими позициями. Это было на рассвете?114.

Огонь ?искусно поставленных? батарей поражал не только флеши, но и наши резервы, стоявшие за деревней Семеновской: ?26 августа 1812 г. еще было темно, когда неприятельские ядра стали долетать до нас?115.

Обе армии к началу сражения сошлись настолько тесно, что о каких-то мифических? недолетах? не может быть и речи. Лежен из штаба наполеоновской гвардии: ?К несчастью, в этот роковой моментѕ наши резервы, даже кавалерии, стояли на слишком близкой позиции (выделено мной. — В.Х.) и из гордости, или, скорее, чтобы не подать повода к фальшивой тревоге, не захотели отступить хотя бы на несколько сот шагов, где бы могли укрыться и избежать бесполезных потерь. Мы были свидетелями, как тысячи храбрых всадников и крайне нужных нам лошадей гибли без всякой пользы для армии?116. А вот рассказ представителя противоположной стороны — генерал-лейтенанта Дмитрия Петровича Данилова (в передаче его земляка): ?В Бородине на левом фланге его первая пушка, им прицеленная, выстрелила до свету, и французы отвечали из 150 орудий (выделено мной. — В.Х.). Накануне один офицер выстрелил без приказания и сделал фальшивую тревогу. В наказание он был отправлен в обоз. Данилов был на карауле, как 1/3 часть стояла под ружьем, и артиллеристы у орудий. Сменившись, отошел шагов на 50 за ящики, в овражек, прилег уснуть, и там ему чайник стали нагревать. Левая фланговая батарея была Белинсгаузена. Оттуда пришел офицер к нему и, разбудив, сказал: ?Я близорук; посмотрите, что это, как кусты, которых вчера не было? Данилов отлично видел, но еще не рассвело (выделено мной. — В.Х.). Он посмотрел и сказал: ?Надо выстрелить?. — ?Верно, и вы в обоз захотели? — сказал ему тот шутя. Но он подумал: как он был бригадный адъютант и молодой артиллерийский офицер, то авось не пошлют, и, сказав это, прицелил сам орудие, навел и выстрелил. Гул всех у нас встревожил, начали суетиться; а прошло более двух минут — у неприятеля было тихо. Он подумал: ?Вот и меня в обоз отправят?! — как оглушительная канонада грянула от неприятеля?117.

Приведенные свидетельства достаточно ясно говорят: построенные французами в ночь с 25 на 26 августа батареи с самого начала стояли от русских позиций на убийственно близкой дистанции, и сражение началось сразу во всю свою мощь, так что? из-за грохота орудий до полудня не слышно было ружейных выстрелов?.

Правомерна ли, однако, идентификация укреплений под литерой? В? на плане Пресса, Шеврие и Беньо как? батарей Сорбье и Фуше?, предназначавшихся для обстреливания Семеновских флешей? Что касается правого (бывшего русского), то да, ибо оно, согласно плану, вполне достигало флешей своим огнем. Но никак не левого, во-первых, находившегося слишком далеко от флешей, а во-вторых, обращенного несколько в другую сторону. О нем с большой долей вероятности можно сказать: это была батарея Старой гвардии, которой командовал капитан Пион-де-Лош. В первый день битвы она прикрывала императорскую стоянку и не снималась с места до 4-х часов дня118.

Окончание в следующем номере.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Проведем качественно переезд от такелажных работ до транспортировки.