Русская линия
Московский журнал В. Хлесткин01.10.2002 

УКРЕПЛЕНИЯ БОРОДИНСКОГО ПОЛЯ
(Продолжение. Начало в № 9 за 2002 год.)

Левее (севернее) Багратионовых флешей на плане Пресса, Шеврие и Беньо находим укрепленную батарею на 8 орудий — знаменитую курганную, или центральную батарею, более известную как Батарея Раевского. По словам Ф.Н.Глинки, одни называли ее? большим редутом?, другие — и, кажется, правильнее, — люнетом?37. Д.П.Бутурлин именовал Батарею Раевского? люнетом с частями куртин по сторонам онаго?38, ?что в настоящем случае неверно, но не нелепо?, — замечает другой автор и уточняет: это был? люнет для 18 орудий, прорезанный амбразурами в фасах и фланках; для пехотного прикрытия были присыпаны к фланкам эполементы, служившие в то же время и траверсами дефилирования?39.

О размерах батареи имеются следующие сведения: фасы — длиной 50 саженей, фланки — длиной 20 саженей, два уходящих изломами назад крыла, или тенальона (выше — ?эполементы?) — по 50 саженей каждое40.

?Цель сего укрепленияѕ обстреливать скат к ручью Семеновскому, доставляя фланговую защиту Бородину?41. Насчет количества орудий здесь источники несколько разногласят. На французском плане видим 8 пушек, что никем не подтверждается. У отечественных авторов наиболее распространенная цифра — 16 (Раевский, Ермолов, Барклай, Толь, Липранди, Глинка, Михайловский-Данилевский и другие42). Причем некоторые из них подчеркивают, что это были батарейные орудия. Однако Ермолов говорит о 12 батарейных и 6 легких орудиях43 — столь неожиданная подробность делает его свидетельство предпочтительнее других.

Дементий Богданов и тут оригинален: ?По всей вероятности, из опасения ослабить исходящий угол укрепления в нем не предполагали вначале делать амбразуру, но впоследствии признали это нужным, а потому является в укрепленииѕ не 18, но на каждом фасе по 9 и угловое одно — всего 19 орудий?.

При последнем штурме Батареи Раевского французы обнаруживают в ней уже 21 орудие, из них 13 подбитых44. Не отсюда ли цифра 8 на плане Пресса, Шеврие и Беньо?

Есть свидетельства и вовсе фантастичные: ?Раевского батарея… обнесена низким валом, прикрывавшим до 50 орудий?45.

Достоверно известно лишь следующее: на центральной высоте первоначально находились 12 орудий 26-й батарейной роты подполковника Шульмана, а 6 легких орудий должны были относиться к той же артиллерийской бригаде, то есть принадлежали, очевидно, 47-й легкой артиллерийской роте капитана Жураковского, о котором в связи с Батареей Раевского упоминается во многих документах46.

Примечательно, что решение о возведении люнета на центральном кургане было принято только накануне сражения — 25 августа около полудня. ?Главным свидетелем? по данному факту выступает уже известный нам квартирмейстер 6-го пехотного корпуса поручик И.П.Липранди: ?С самого начала занятия позиции 22 августа высота эта была признана ключом оной… Но 22, 23, 24 и за полдень 25-го числа тут ничего не предпринималось! На возвышении этом вначале поставили 12 орудий и потом присоединили еще 647 и приготовили ничтожное количество туров и фашин. На правом же фланге начали возводить различные укрепления с 22-го числа; при Горках устроили 23-го числа две батареи и начали шанцы; при Семеновском в тот же вечер стали устраивать флеши, а при Шевардине редут, который при появлении неприятеля 24-го числа не был еще совершенно окончен; то же самое отчасти было и с флешами, но об укреплении ключа позиции не было еще и речи. Только после полудня 25-го числа решено было поставить тут люнет, к устройству которого могли приступить около 5 часов под вечер, и к открытию в 6 часов утра 26 августа действий он остался еще далеко неоконченным?48.

Липранди старательно подчеркивает парадоксальность происходящего. Эту интонацию подхватили все последующие историографы Бородинской битвы (советские историки ее, правда, избегали). На самом же деле? ключом позиции? центральную высоту признали не сразу по вступлении армии в Бородино, а лишь 23 августа, при вторичном объезде Кутузовым Бородинской позиции. Тогда-то и было решено расположить в центре на возвышении батарейную роту и несколько батальонов пехоты 7-го корпуса Раевского. Речь об устройстве здесь люнета еще не шла, но с самого начала орудия устанавливались под прикрытием бруствера (того самого? низкого вала?, о котором писал Н.Н.Муравьев). В противном случае возвести люнет за столь короткое время — вечер и ночь — просто не успели бы. О производстве на высоте земляных работ уже 23 августа говорит и А.С.Норов, осматривавший в этот день Бородинскую позицию: ?Я был и на центральном кургане, считавшемся ключом позиции, но на нем еще не были тогда поставлены орудия, ибо земляные укрепления не были еще кончены, и там кипела работа с помощью ополченцев?49.

Дементий Богданов? как исполнитель приведения сего знаменитого укрепления из прикрытой бруствером батареи (выделено мной. — В.Х.) в сомкнутый люнет? оказывается и тут очень кстати со своим замечанием относительно бруствера50. Да и сам Липранди признает, что бруствер на центральной высоте был устроен до принятия решения о возведении люнета: ?В ночь на 25-е начали было копать батарею на курганообразном возвышении… но к утру работа была приостановлена, но почему, мне точно неизвестно, сделанное же заключалось только из поднятой вполовину земли к стороне Колочи (выделено мной. — В.Х.)?51.

А приостановили работу, без сомнения, потому, что укреплять центральную высоту первоначально и не предполагали — только разместить на ней батарейную роту под прикрытием бруствера. Ситуация меняется после 24 августа, когда наш левый фланг был отведен к Семеновскому оврагу, и высота к утру 25 августа оказалась выдвинутой вперед линии русских войск на расстояние, согласно тому же Липранди, от 100 до 250 саженей. Теперь значение этого пункта как? ключа позиции? становится более чем очевидным и возникает необходимость в дополнительном его укреплении.

Рассказывает Ермолов: ?Рано утром (25 августа. — В.Х.) князь Кутузов осматривал армию… Генерал Беннигсен остановил его у возвышения, господствующего над окрестностью, на котором конечность правого фланга 2-й армии занимала только что начатое укрепление, вооруженное 12-ю батарейными и 6-ю легкими орудиями. Прикрытием служила пехотная дивизия корпуса генерала Раевского. Возвышение это называл генерал Беннигсен ключом позиции, объясняя необходимость употребить возможные средства удерживать его, ибо потеря его может быть причиною гибельных последствий?52.

И вновь Липранди: ?25-го августа, около полудня, один из квартирьеров 24-й дивизии прискакал в село Горки дать мне знать, что главнокомандующий со всем штабом подъезжает к левому флангу 6-го корпуса… Я тотчас поскакал и нашел князя Кутузова уже на возвышении (центральном кургане)… Здесь были главнокомандующие 1-й и 2-й армиями со своими начальниками штабов. Вскоре прибыли все ближайшие корпусные командиры, также со своими начальниками штабов, а равно и дивизионные командиры, расположенные вблизи со своими частями… Около него (Кутузова. — В.Х.) и ближе к нему стояли: Барклай, Беннигсен и Толь… Хотя и признавалось общим мнением, чтобы наипоспешней окончить укрепление, и главнокомандующий, казалось, не совершенно был доволен распоряжениями по предмету работ и тут же приказал, чтобы употребить для сего ополчение, распределенное по корпусам, но о роде долженствующего тут быть укрепления мнения были различны: они выражались, с одной стороны, Беннигсеном, а с другой — Толем… Решено на этой высоте соорудить люнет для 18 батарейных орудий, к чему и приступлено около 5-ти часов пополудни 25-го августа?53.

В других своих работах Липранди раскрывает суть разногласий между Беннигсеном и Толем, а также описывает реакцию Кутузова на их спор:

?Толь говорил, что если оставить оное возвышение вне линии позиции, впереди, неприятель, заняв его, будет обстреливать всю линию. Возвышение же он полагал укрепить люнетом и вооружить 18-ю батарейными орудиями.

Мнение Беннигсена было… на возвышении сделать сомкнутое укрепление с амбразурами кругом, вооружить оное 36-ю батарейными орудиями с 3-мя или более комплектами зарядов, вынутых из ящиков и помещенных в изготовленное для сего место; ящики же и всех лошадей отправить назад. В такое укрепление он думал поместить три или четыре батальона. Он доказывал выгоду такого распоряжения тем, что неприятель хорошо укрепленным и сильно вооруженным укреплением легко овладеть не может; что для того ему нужно будет употребить особенные усилия и, может быть, целый день, и еще без успеха, тем более что у него не было высоты, которая командовала бы этим пунктом, тогда как он мог бить неприятеля по всем направлениям, а все это в совокупности должно будет неминуемо расстроить неприятеля. (Тут Беннигсен упомянул о Полтавской битве, в которой наши передовые редуты расстроили атакующих шведов, и тогда на них была сделана общая атака.) Мы же, напротив, продолжал он, из наших линий будем действовать не стесняясь и пользоваться всеми моментами в нашу пользу и т. д. Относительно же мнения Толя Беннигсен возразил, что когда уж неотменно должно допустить, что неприятель займет этот пункт, тогда будет еще хуже, ибо неприятель получит возможность апеллировать наши линии в обе стороны и довершит расстройство войск, которые должны будут к этому времени более или менее быть уже в таком положении, бесполезно выдвинутыми под сильный неприятельский огонь. Толь возражал… Он приводил в подкрепление своего мнения то, что, ?сделав отдельный тут редут, мы не всегда можем иметь возможность подкреплять его, и если неприятель успеет овладеть им, тогда, сверх того, что мы потеряем значительное число орудий и войск, но неприятель будет командовать всем центром линии нашей позиции и пр. и пр.

Прения между ними продолжались долго, и я помню, что все, понимавшие военное дело и слышавшие этот разговор, находили мнение Беннигсена более согласным с пользою?.

?[Кутузов] соглашался с обоими, сказав в пользу одного и другого по несколько слов; Барклай и князь Багратион и все почти корпусные командиры и другие были тут, но они не вмешивались в разговор и их об этом не спрашивали.

Князь Кутузов ничем не решил, но, подъехав к позиции войск… приказал привести в исполнение мнение Толя?54.

Мы столь пространно цитировали документы, чтобы показать: никакой? парадоксальности? в распоряжениях Кутузова относительно рассматриваемого пункта Бородинской позиции не было — они отдавались сообразно меняющейся обстановке, причем Кутузов, внимательно выслушивая различные суждения, решал все сам — окончательно и бесповоротно. Что же до предпочтения, отданного мнению Толя, — тут в очередной раз проявились знаменитая кутузовская осторожность и упорство в проведении его главной? установки?: вынудить неприятеля атаковать по возможности с большими для себя потерями, стараясь при этом не распылять собственные силы. К сугубой осторожности могла побуждать Кутузова и одна из особенностей центральной высоты, отмеченная еще Скугаревским: она (высота) ?имела две вершины, причем восточная превышала западную. Спуски с этой высоты к востоку, к подходящим русским резервам, были круче, чем к западу, северу и югу, откуда могли наступать французы. В версте к западу… на левом берегу Семеновского ручья тянулся кустарник (его называют также? молодым частым лесом?. — В.Х.), скрывавший сосредоточение войск нападавшего. Таким образом, центральная высота предоставляла выгодные подступы для наступавшего?55. Выгода эта, заметим, значительно возрастала для французов с занятием ими Багратионовых флешей. Батарея Раевского и была окончательно взята фланговой атакой французской кавалерии со стороны Семеновского.

Северо-восточнее Батареи Раевского, в овраге, стояло укрепление на 3 орудия. В солидном отечественном издании оно названо флешью56, предназначенной обстреливать подступы к центральной высоте вдоль лощины. Количество орудий здесь российские исследователи называют иное, чем показано на французском плане, при этом противореча друг другу. Так, Поликарпов говорит о 4-х пушках? в лощине правее (севернее) центральной высоты и в 20 саженях от нее?, которые находились? под командою подпоручика Александра Вольца 2-го?57, а Н. Оболешев — только о 2-х, утверждая, что они располагались? к северо-западу от центральной батареи на скате того же холма в небольшом овраге, спускающемся к Колоче?58. Также о 2-х пушках 24-й батарейной роты ведет речь Л.П.Богданов, помещая их, однако, ?в лощине за курганом?59.

Восьмое русское укрепление в номинации Пресса, Шеврие и Беньо находим неожиданно далеко отнесенным на запад от села Бородино, уже на левом берегу Колочи: пятиугольный редут на 4 орудия, прикрытый с севера ложементом. Этот редут российская историография упорно отказывается признать своим, ?отдавая? французам60. Между тем имеется прямое свидетельство, подтверждающее его принадлежность нашей армии: ?Впереди деревни Бородино (значительно на той стороне Колочи) построено было несколько укреплений… 24 августа происходили дела впереди Бородина, и укрепление, там построенное, переходило из рук в руки и наконец было оставлено нашими войсками?61. Здесь не о Шевардинском редуте говорится, а о Бородинском: Шевардинский находился? на этой? стороне Колочи; ассоциация с ним, вероятно, и не позволила исследователям правильно идентифицировать укрепление? впереди деревни Бородино?. Других упоминаний о нем в отечественной литературе нет.

Французы, насколько можно судить, называли Бородинский редут? главным?. ?Несколько мостов ведут к широкой и открытой плоской возвышенности, через которую идет большая дорога в Москву, охраняемая расположенным влево от нее главным редутом?62. То же и у Коленкура, подсказавшего нам и время взятия этого укрепления французами — к исходу дня 24 августа: ?С рассветом (25 августа. — В.Х.) император вновь побывал на главном редуте и под прикрытием леса, находившегося впереди редута и окончательно захваченного нами в ночном бою, он вместе со мною и князем Невшательским очень близко подъехал к неприятельским позициям?63.

Довольно затруднительно определить, что за орудия и какого подразделения стояли в Бородинском редуте. Поликарпов описывает расположение батарей в районе Бородино следующим образом: ?При селе Бородине 24-го августа находились: взвод (2 орудия) конной № 4 роты (полковника Мерлина) 2-й резервной артиллерийской бригады под командою подпоручика Житова, стоявший на позиции на правом берегу реки Колочи у западной окраины села Бородина (очевидная ошибка: западная окраина села Бородино — это левый берег Колочи. — В.Х.), южнее церкви этого села, и затем восточнее этого же села, при большой дороге, занимала позицию легкая № 46 рота (подполковника Ефремова) 24-й артиллерийской бригады 6 пехотного корпуса (12 орудий)?64. В наградных же документах говорится, что подполковник Ефремов, ?командуя батареею, состоящею из 16-ти орудий, расположенных возле моста, защищал переправу чрез оной?65, то есть находился со своей батареей на противоположном, правом берегу Колочи. Таким образом, вопрос остается непроясненным.

Далее на плане Пресса, Шеврие и Беньо выше села Бородино мы видим цепочку из шести окопов. Они вряд ли являлись объектом покушения французов 24 августа — тем самым ставится под сомнение утверждение Барклая, что неприятель намеревался в этот день захватить Бородино. Если бы у Наполеона действительно было подобное намерение, он бы осуществил его без труда, как это и случилось 26 августа. Ибо, по выражению Ф.Н.Глинки, описывающего эпизод, имевший место утром 25 августа, Наполеон на позиции? хозяйничал как дома?: ?На предложение, не лучше ли сейчас занять Бородино, император возразил живо: ?Сохрани меня Бог! Русские так спокойно опираются на этот пункт! Овладей я им, они всполошатся, подумают, что правое крыло их в опасности, и, чего доброго, уйдут! А я разве для того пришел сюда из Парижа, чтобы упустить их из рук? Завтра рано Дельзон двинется и займет Бородино, это дело одной минуты!?66.

Отсюда видно, что 24 августа Наполеон атаковал нас ровно настолько, насколько ему это казалось необходимым для создания? задела? к предстоящему сражению. В результате французская армия расположилась в линию — от Бородино до Шевардино — на короткой дистанции от русских войск, что позже дало ей возможность наносить быстрые, мощные и сосредоточенные удары.

А Кутузов? В чем состоял его расчет при занятии села Бородино, находившегося далеко впереди нашей позиции — аж на противоположном берегу Колочи? Скорее всего, то была мера превентивного характера: с одной стороны, Кутузов хотел предупредить атаку противника в направлении Большой Смоленской дороги, с другой — создать здесь угрозу контратаки, дабы в определенной степени компенсировать слабость своего левого фланга, вынуждая Наполеона держать в районе Большой Смоленской дороги значительное количество войск. Другое дело, насколько оправданным оказалось размещение в Бородине лейб-гвардии Егерского полка — лучшего егерского полка армии: ведь гвардия на позиции всегда ставилась в резерв67. Трудно сказать. В любом случае это лишний раз подчеркивает, сколь сильно дорожил Кутузов Большой Смоленской дорогой. Примечательно, что и со стороны неприятеля здесь действовала дивизия Дельзона — ?одна из самых сильных дивизий? Великой армии68.

Егеря были поставлены в Бородине 23 августа, хотя в диспозиции к генеральному сражению, изданной в тот же день, об этом нет ни слова! Тогда же приступили и к укреплению села — баррикадированию входов в него, устройству окопов, засек69 и даже? засад в домах?70.

А.В.Нефедович сообщает, что окопы северо-восточнее села Бородино? имели профиль легкую и поспешную… Общее расположение окопов можно считать на два батальона, оставляя один батальон егерей в резерве?71. Поликарпов, со своей стороны, пишет: ?3-й батальон его (Егерского полка. — В.Х.), под командою полковника Макарова, занимал позицию западнее села Бородино, на левом берегу Колочи, 1-й и 2-й батальоны… расположились восточнее села, у второго моста через реку Колочу?72. То есть именно 1-й и 2-й батальоны егерей и находились в укреплении, о котором здесь идет речь.

Упоминание столетней давности о? втором мосте через Колочу? до сих пор звучит сенсационно — о нем упорно молчат многочисленные описания Бородинской битвы. А ведь мостов действительно было два: ?высокий на сваях?, через который шла Большая Смоленская дорога, и? нижний плавучий… находившийся возле высокого в 40 шагах? вниз по течению Колочи73.

Пойдем дальше. Тот же М.М.Петров пишет о? ложаменте предмостья правой стороны?, откуда наши егеря перестреливались с французами? до самого отемнения дня (26 августа. — В.Х.), не допущая их приближаться из улиц села Бородина к берегу Колочи?74. В поисках этого ложемента переправимся через Колочь назад, к основной позиции наших войск. Здесь вдоль Большой Смоленской дороги находим расположенные одно за другим три укрепления: батарею на 5 орудий, пересекающую дорогу левым фасом; ложемент для пехоты (который, однако, нельзя идентифицировать как тот, о котором рассказывает Петров, поскольку данный ложемент находится слишком далеко от Бородина и к тому же? глядит? в сторону от села?; и еще одну батарею на 5 орудий вблизи деревни Горки. Это и есть те самые? две батареи и шанцы при Горках? (Липранди), с которых начался наш рассказ.

По поводу количества орудий здесь русские источники вновь расходятся с показаниями французского плана. Липранди:

?23-го числа генерал-квартирмейстер Толь указал мне место для построения на кургане перед последним домом у деревни Горки, по правую же сторону дороги, батареи на 6 орудий и на другие 6 орудий на дороге от Горок к селу Бородину, на скате к тому селу. По немедленном приступе к работе оказалось, что на кургане можно поставить только 3 орудия, о чем я доложил начальнику штаба 6-го корпуса полковнику Монахтину, который приказал мне объявить об этом Толю.

Последний пошел со мной и, убедясь в этом месте, приказал из назначенных сюда 6 орудий 3 перенести ниже на батарею на спуске к Бородину75.

К вечеру были принесены туры и фашины, а как землян


37Глинка Ф.Н. Указ. соч. С. 17.

38Бутурлин Д.П. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 году. СПб., 1837. Ч.1. С. 249.

39Бородинское сражение. М., 1872. С. 35.

40Столетие военного министерства. С. 762−763; Оболешев Н. Указ. соч. С. 68. Обследование остатков Батареи Раевского, проведенное при подготовке к 100-летию Бородинского сражения, дало уже куда более скромные размеры (ЦГИАМ. Ф.17, оп. 89, д. 11, л. 21 об.). Описание Батареи Раевского, приведенное в статье Л.П.Богданова и Н.Г.Свиридова, приходится оставить без внимания как надуманное (Богданов Л.П., Свиридов Н.Г. Указ. соч. С. 293−294).

41Михайловский-Данилевский А.И. Указ. соч. С. 9.

42Рапорт Н.Н.Раевского Д.С.Дохтурову // Бородино. Документы… С. 161; Рапорт А.П.Ермолова М.Б.Барклаю де Толли // Там же. С.171; Рапорт М.Б.Барклая де Толли М.И.Кутузову // Там же. С. 174; донесение М.И.Кутузова Александру I // Там же. С. 139; Михайловский-Данилевский А.И. Указ. соч. С. 9.

43Записки А.П.Ермолова. С. 193.

44Ложье Цезарь. Дневник офицера Великой армии. М., 1912. С. 143. Описание последнего штурма Батареи Раевского (сохранившееся в Архиве исторической службы французской армии), где говорится о 21 захваченном орудии, цитирует П.А.Жилин (Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. М., 1988. С. 160−167); Глинка Ф.Н. Очерки Бородинского сражения. М., 1839. С. 46; Оболешев Н. Указ. соч. С. 81−82.

45Муравьев Н.Н. Записки // Русские мемуары. Избранные страницы. 1800−1825 гг. М., 1989. С. 109.

46Труды МО ИРВИО. М., 1913. Т. 4. Ч. 1. С. 516. А.В.Нефедович, со своей стороны, пишет, что орудия для Батареи Раевского? были назначены от № 24 и № 26 батарейных рот полковников Веселицкого и Шульмана. До конца же боя руководил стрельбой орудий поручик Поздеев, адъютант начальника артиллерии? (Нефедович А.В. Указ. соч. С. 976).

47 В советской историографии считалось, что эти 6 орудий были добавлены? после второй атаки батареи Раевского, т. е. в 12-м часу дня? (Богданов Л.П., Свиридов Н.Г. Указ. соч. С. 294).

48Липранди И.П. Бородинское сражение. Заключение с некоторыми примечаниями на историю этой войны, соч. г.-м. Богдановичем. СПб., 1861. С. 34−35.

49Воспоминания А.С.Норова // Русский архив. 1881. Кн. 3. С. 188.

50Дементий Богданов. Указ. соч.

51Колюбакин Б. Бородинское сражение и подготовка поля сражения в инженерном отношении // Инженерный журнал. 1912. № 8. С. 934.

52Записки А.П.Ермолова. М., 1865. Ч. 1. С. 193.

53Инженерный журнал. 1912. № 8. С. 936−937.

54Липранди И.П. Бородинское сражение. Заключение… С. 32−34; Липранди И.П. Замечания на? Описание Отечественной войны 1812 года? Михайловского-Данилевского // Харкевич В. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вып. 2. Вильна, 1903. С. 18−22; Колюбакин Б. Указ. соч. С. 939.

55Скугаревский А.П. Бородино. Описание сражения 26 августа 1812 г. СПб., 1867. С. 10−11.

56Столетие военного министерства. Т. 7. Ч. 1. С. 762.

57Поликарпов Н.П. Боевой календарь-ежедневник. С. 510.

58Оболешев Н. Указ. соч. С. 87.

59Богданов Л.П. Боевой порядок русской армии в Бородинском сражении. С. 103.

60Столетие военного министерства. Т. 7. Ч. 1. С. 762; Труды ИРВИО. СПб., 1912. Т.7. С. 167.

61Об Отечественной войне. Из воспоминаний старого финляндца. СПб., 1876. С. 19.

62Ложье Цезарь. Указ. соч. С. 140.

63Коленкур Арман де. Указ. соч. С. 124. То, что редут был захвачен к исходу дня 24 августа, косвенно подтверждает и Барклай, говоря, что Елисаветградский гусарский полк удерживал свои позиции? до самой ночи? (Рапорт Барклая де Толли М.И.Кутузову // Бородино. Документы… С. 173).

64Поликарпов Н.П. Указ. соч. С. 495−496.

65Бородино. Документы… С. 277.

66Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. М., 1985. С. 47.

67Барклай был против того, чтобы? этот отборный полк был употреблен в месте столь опасном и бесполезном для его целей?, и сетовал на Ермолова, ?предложившего Беннигсену и Кутузову поставить тут этот полк? (Из записок генерала В.И.Левенштерна // Бородино. Документы… С. 362).

68Бородинское сражение. Извлечение из записок генерала Пеле о русской войне 1812 года // ЧОИДР. М., 1872. Кн. 1. С. 73.

69Труды ИРВИО. СПб., 1912. Т.7. С. 166. О? баррикадах села Бородино? упоминает и генерал Пеле (Указ. соч. С. 67).

70Петров М.М. Рассказы служившего в 1-м егерском полку полковника Михаила Петрова о военной службе и жизни своей // Воспоминания воинов русской армии. М., 1991. С. 181.

71Нефедович А.В. Указ. соч. С. 971, 972.

72Поликарпов Н.П. Указ. соч. С. 493. Л.П.Богданов приводит совсем иное и, на наш взгляд, менее сообразное с действительностью расположение егерей в с. Бородино: ?1-й и 2-й батальоны л.-гв. Егерского полка расположились в колоннах позади деревни у моста через р. Колочь, а 3-й батальон занял цепью берег Войны и северную окраину с. Бородина? (Богданов Л.П. Указ. соч. С. 103).

73Петров М.М. Указ. соч. С. 182−183.

74Там же. С. 184.

75Нельзя не заметить буквального сходства обстоятельств построения Горкинской батареи в редакции Липранди с обстоятельствами построения Шевардинского редута в редакции Дементия Богданова, что наводит на мысль если не о заимствовании, то по крайней мере о влиянии (первого на второго, конечно).

76Труды ИРВИО. СПб., 1912. Т.7. С. 201.

Продолжение в следующем номере.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru