Русская линия
Московский журнал В. Гастелло01.10.2002 

БРАТ ЗА БРАТА

В 1942 году на ржевском и гжатско-вяземском направлениях шли ожесточенные позиционные бои. Сражались за каждую деревню, за каждый дом. Враг, как говориться, зубами вгрызался в нашу землю, понимая всю важность этого участка фронта. Здесь, при штурме Ржева, в ночном бою погиб комбат 673-го полка 220-й дивизии 3-й армии лейтенант Виктор Гастелло — родной брат моего отца пилота капитана Н.Ф.Гастелло, совершившего подвиг на пятый день войны.

Виктор Францевич Гастелло родился в Москве в 1913 году (брат Николай, будущий Герой Советского Союза, был на шесть лет старше). Отслужив действительную, в 1937 году сержантом запаса вернулся домой. Трудился слесарем-модельщиком на заводе, любил футбол и шахматы, играл на трубе в заводском оркестре. Вскоре познакомился с молодой работницей Анной (Нюрой, как он ее называл), и в 1938 году они поженились. В 1939-м родился сын Лева. Жили дружно и весело. Раз в год из Ростова в отпуск приезжал Николай, и тогда наступал настоящий праздник…

22 июня 1941 года началась война. 26 июня геройски погиб Николай Гастелло. Рвался на фронт и Виктор. Его, слесаря высшей квалификации, долго не отпускали: кто же, мол, будет работать на военных заводах? И все же в конце сентября 1941-го Виктор добился своего. Незадолго до этого он выступил по радио с обращением к молодежи Москвы:

?Я, родной брат прославленного героя, защитника Родины, считаю своим долгом взять в руки оружие и мстить за брата, за таких, как он, защитников нашей земли, и биться с врагом до полной победы.

Призываю вас, комсомольцы, всех молодых людей, кто может держать оружие в руках, следовать моему примеру, стать в боевые ряды Красной Армии на защиту нашей отчизны и ее столицы Москвы. На священный бой, дорогие товарищи???

Виктор попадает на Калининский фронт, на ржевское направление. Почти пять месяцев неотлучно находится на передовой, в марте после ранения оказывается в полевом госпитале. ?Правда? печатает небольшую заметку о нем под названием? Брат Гастелло?. Там, в частности говорилось:

?Среди бойцов части, которой командует тов. Поленов, мужественно сражается сержант Гастелло, брат легендарного летчика, Героя Советского Союза… На днях родители сержанта прислали ему письмо, в котором пишут: ?Дорогой сынок Витя! Получили от тебя хорошие вести. Приятно знать, что ты честно и преданно служишь нашей родине… Будь здоров, наш дорогой! Крепче бей фашистскую нечесть. Будь достоин своего брата — героя… Будь героем Отечественной войны?!

В июне-июле 1942 года Виктор Гастелло окончил в Калинине краткосрочные курсы комбатов и практически сразу же вернулся на передовую, приняв командование батальоном.

Письма Виктора с фронта, как и у всех солдат Отечественной, — простенькие треугольники, иногда конверты с листочками из школьной тетрадки, исписанные карандашом — откуда там, на линии огня, чернила. До начала 1942 года Виктор сообщал о себе крайне редко: слишком тяжелая была обстановка — начало Московской оборонительной операции, непрерывные бои. Но уже с февраля весточки приходят домой регулярно. Особенно много их стало в апреле, когда фронт стабилизировался и бои приняли изнурительный позиционный характер.

Виктор скучает по жене и родителям, по сыну Леве, которого оставил совсем крошечным — теперь, поди, уже бегает… Но не только это.

?Нюра, если бы ты знала, что остается после немцев, когда их выбивают из какого-нибудь селения, ведь они от деревни не оставляют ни одного дома, ни одного сарая, все дотла сжигают, и вот, когда после боя займешь деревню, то в ней стоят одни трубы и печи… крестьяне бегут навстречу и плачут от радости…?

?К 24-й годовщине Красной Армии мне вручили грамоту за боевые заслуги, и теперь я стал командиром взвода и имею звание младшего лейтенанта…?

?В середине апреля были особенно сильные бои, погиб фактически весь мой взвод, я не думал, что останусь живым, но пока еще жив и здоров?.

А вот последнее письмо — от 26 сентября 1942 года: ?Нюра, ты пишешь, что очень хочется увидеться и поговорить, а вот если бы ты знала, как мне хочется съездить в свой родной угол и посмотреть на всех своих родных! Не знаю, настанет ли такое время, когда я увижу вас всех, это очень трудно предугадать, впереди очень много жестоких боев…?

…Батальон Гастелло, преодолевая ожесточенное сопротивление врага, продвигался к Ржеву. Он первым ворвался в деревню Дыбалово, где уцелело только четыре дома. Впереди лежал также разрушенный Ржев. Батальону удалось овладеть несколькими кварталами на окраине. Начались уличные сражения — атаки, контратаки день и ночь. 673-й полк стремительно таял. Пришлось отступить — сосчитать убитых и раненых, перегруппировать силы. Недолгая передышка, рекогносцировка — и снова выход на боевые позиции.

В ?похоронке? с обычной лаконичной фразой? пал смертью храбрых…?, естесственно, не содержалось никаких подробностей. О том, как погиб Виктор Гастелло, мы узнали из писем очевидцев к его вдове.

По сигналу командира полка он поднял свой батальон в атаку и сам с криком? ура?! побежал впереди. Вокруг рвались снаряды, свистели пули. Черно-огненный столб взрыва преградил путь комбату. Он упал, будто наткнулся на невидимую стену. Атака захлебнулась, батальон вновь залег. Кто-то подполз к упавшему командиру. Тот не стонал, не шевелился, не дышал…

Лишь под утро его удалось вынести из-под ураганного обстрела в деревню Дыбалово. Хозяйка дома, вытирая слезы концами платка, накинутого на плечи, молча достала чистую простыню и застелила ею стол, на который бойцы бережно положили своего командира. Крестьянка долго смотрела ему в лицо, потом запричитала в голос.

Хоронили комбата на краю деревни — не в братской могиле, а отдельно. Соорудили простенький деревянный памятник со звездочкой и надписью: ?Командир батальона Гастелло Виктор Францевич (2.3.1913 — 2.10.1942 гг. Выстрелы прощального салюта слились с пулеметными очередями идущего сразу за околицей боя…

Ни в? похоронке?, ни в письмах очевидцев место захоронения Виктора Гастелло указано не было. Его могилу чудом удалось обнаружить спустя 12 лет. Помогло то, что это было не анонимное братское, а поименованное офицерское захоронение.

…Еще долго после войны шло разминирование полей отгремевших сражений. Я уже служил в армии. В 1954 году в Калинине в штабе дивизии ко мне подошел капитан, возглавлявший работу саперов в районе Ржева:

— Послушай, в прошлом году мы очищали от мин окрестности деревни Дыбалово. Там есть могила некоего комбата Гастелло. Уж не твой ли родственник?

— Где? — разволновался я. Ведь фамилия Гастелло достаточно редкая, к тому же я знал, что мой дядя похоронен где-то под Ржевом.

Мы достали крупномасштабную карту, капитан указал место. При первой же возможности мой двоюродный брат Лева помчался туда…

Позднее районные власти перенесли останки комбата на видное место у развилки двух дорог и поставили красивый гранитный обелиск.

В 1990-е годы было принято решение перезахоронить все обнаруженные останки павших солдат в братские могилы, установив в каждом районе воинские мемориалы. Появился такой мемориал и на окраине местечка Кокошкино. Рядом с ним — два отдельных памятника: командиру дивизии Комиссарову и командиру батальона Гастелло…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru