Русская линия
Московский журнал Р. Позамантир01.09.2002 

«ФАНТАСТИКА» КОНСТРУКТОРА ТИХОНРАВОВА

В этой статье речь пойдет о Михаиле Клавдиевиче Тихонравове (1900−1974) — пионере отечественного ракетостроения и космонавтики, лауреате Ленинской премии, Герое Социалистического Труда. Первая советская ракета на жидком топливе, которая поднялась в воздух в 1933 году, была его конструкции. Проектные разработки Тихонравова имеют самое непосредственное отношение к запуску первого искусственного спутника Земли, к старту Юрия Гагарина, к первому в истории выходу человека в открытое космическое пространство; они воплощены во многих космических кораблях, разработанных в КБ Сергея Павловича Королева.

В начале 1934 года в Москве, в воротах дома № 19 по Садово-Спасской улице, во дворе которого размещался ГИРД (группа изучения реактивного движения), беседовали двое.
— Кто же создаст корабль для полета человека в космос?
— Конечно, коллектив, обязательно коллектив! Знаю, и ты, и я будем в этом коллективе. И непременно доживем до межпланетного полета человека. Мы спроектируем и построим корабль, который невозможно сейчас даже представить себе.
— Настанут, настанут эти замечательные дни!..
Так почти семьдесят лет назад мечтали двадцатисемилетний Сергей Королев и тридцатитрехлетний Михаил Тихонравов. А 12 апреля 1961 года стартовал созданный ими космический корабль? Восток? с Юрием Гагариным на борту. А еще раньше был первый искусственный спутник земли.

+ + +

Михаил Клавдиевич Тихонравов родился во Владимире. Когда ему было полтора года, родители переехали в Петербург. Отец семейства Тихонравовых Клавдий Михайлович, почетный гражданин города Владимира, закончил юридический факультет Петербургского университета, а мать, Александра Николаевна, — Бестужевские курсы. Училась она и в знаменитом училище технического рисования А.Л.Штиглица, готовившем преподавателей для художественно-промышленных школ. Недюжинным художником впоследствии стал и ее сын Михаил. Вообще будущий ученый отличался многими талантами. После окончания Третьей классической гимназии он в совершенстве овладел латынью и читал в подлиннике античных авторов; изучил и французский язык.
В девятилетнем возрасте Миша Тихонравов, побывав на авиационном представлении, на всю жизнь? заболел? небом, начал запоем читать книги по теории воздухоплавания. И когда в 1920 году Н.Е.Жуковский организовал Институт инженеров Красного Воздушного Флота, Тихонравов тут же оказывается в числе студентов. В учебных мастерских института он вместе с известным впоследствии авиационным инженером-конструктором Владимиром Вахмистровым спроектировал и построил планер. Названный? Змеем Горынычем?, он представлял советский планеризм на международных соревнованиях в Германии в 1925 году, показав превосходные результаты: поднялся на высоту 265 метров и пролетел 11 километров.
В 1925 году М.К.Тихонравов окончил институт, к этому времени переименованный в Военную Воздушную Академию Рабоче-Крестьянской Красной Армии имени профессора Н.Е.Жуковского. Работал у знаменитого авиаконструктора Н.Н.Поликарпова, участвовал в создании ряда самолетов — первенцев советской авиации, в том числе и легкого ночного бомбардировщика У-2. Одновременно он начинает серьезно осваивать теоретические основы ракетной техники.
С начала 1920-х годов Михаил Тихонравов был членом секции планеризма при ОСОАВИАХИМе. Там он часто встречался с С.П.Королевым. Сергей Павлович как-то рассказал ему, что в Москве создается группа для изучения принципов реактивного движения, позже получившая название ГИРД, и что одна бригада под руководством Ф.А.Цандера уже занимается авиационными жидкостными реактивными двигателями (ЖРД). Королев предложил Тихонравову возглавить бригаду по разработке баллистических ракет с ЖРД. Тот принял предложение и пригласил к себе еще четырех сотрудников Центрального конструкторского бюро имени В.Р.Менжинского, куда он перешел от Поликарпова, в том числе и свою будущую жену Ольгу Константиновну.
Первое время трудились на общественных началах по вечерам (?официально? ГИРД был создан в 1931 год). Остряки расшифровали название своей? организации? как? группа инженеров, работающих даром?. Но энтузиазм был велик. Ольга Константиновна в беседе с одним из учеников М.К.Тихонравова А.В.Брыковым, вспоминала: ?Чувствовалось, что мы на пороге открытия какой-то тайны. Хотя условия первое время были очень тяжелыми. Работали мы в холодном, еще не обжитом подвале с цементным полом и холодными каменными стенами. В той части подвала, которую занимала бригада Тихонравова, даже окон не было. С внешним миром мы? общались? лишь с помощью вентилятора, вмонтированного в стену под самым потолком. А бригада Цандера и этого не имела. Помню, как мы бегали греться на улицу. Конечно, потом настелили полы, оклеили стены, поставили круглую печьѕ?
Третью бригаду ГИРДа (газодинамические испытательные установки) возглавил будущий крупный ракетчик Ю.А.Победоносцев, четвертую (ракетопланы и крылатые ракеты) — С.П. Королев.
Постепенно дело налаживалось. Появлялось новое оборудование. 17 августа 1933 года на инженерном полигоне в Нахабине был осуществлен пуск ракеты ?09? — первой советской жидкостной ракеты конструкции М.К.Тихонравова. За 18 секунд полета ракета поднялась на высоту 400 метров. Руководил пуском Сергей Павлович Королев.
В 1933 году на базе Ленинградской газодинамической лаборатории (ГДЛ) и ГИРДа был организован первый в мировой практике Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ). М.К.Тихонравов и С.П.Королев стали там начальниками отделов: Королев занялся летательными крылатыми аппаратами с ЖРД, а Тихонравов — реактивными минометами? Катюша?.
В 1934 году М.К.Тихонравов выступил с докладом на первой Всесоюзной конференции по изучению стратосферы, в работе которой принимали участие академики Д.П.Карпинский, А.Л.Белопольский, В.И.Вернадский, И.М.Виноградов, а председательствовал академик С.И.Вавилов. В докладе Михаила Клавдиевича, посвященном применению ракетных двигательных аппаратов в стратосферных исследованиях, впервые обосновывалась возможность полета в ракете человека.
В том же году вместе с директором Ракетного НИИ И.Т.Клейменовым М.К.Тихонравов посетил в Калуге К.Э.Циолковского. На память об этой встрече осталась фотография, ныне ставшая хрестоматийной.
Летать как птица — извечная мечта человека. И М.К.Тихонравов отдал ей достойную дань. Еще в академии он начал изучать способы полета живых существ.
Возможно ли построить надежный летательный аппарат с машущими крыльями — махолет? Чтобы ответить на этот вопрос, Тихонравов занялся исследованием птиц: как летают они? Каждое лето, отправляясь с друзьями на лодках в путешествие, он ловил различных пернатых, делал тщательные обмеры, вел статистику. Процесс оказался слишком трудоемким, и Михаил Клавдиевич через газету обратился к охотникам с просьбой предоставить ему некоторые сведения. Стали приходить письма. Содержащиеся в них данные Тихонравов заносил в специальную картотеку.
В связи с этим вспоминают один забавный случай. Однажды Тихонравов получил по почте исключительно квалифицированное и интересное описание некой птицы, которое, однако, никак не укладывалось в его статистику. Он перечитал письмо. Почерк показался знакомымѕ Выяснилось, это его друг, профессор Ветчинкин, увидев в газете объявление Тихонравова, решил пошутить и прислал ему детальное описаниеѕ петуха.
Михаил Клавдиевич занимался этой проблемой много лет и написал по ней с десяток работ: ?Теория взмаха птичьего крыла? и другие. Его книга? Полет птиц и машины с машущими крыльями? (1937, 2-е изд. — 1949) долгое время оставалась единственной в своем роде, наиболее полно в отечественной литературе раскрывавшей вопросы, связанные с орнитоптерами.
Собирал и исследовал Тихонравов также жуков (работа ?Полет насекомых?), большую часть коллекции которых впоследствии передал в Зоологический музей МГУ.
Но главным делом жизни М.К.Тихонравова оставалась ракетная техника. Первые шаги, как мы видели, завершились блестящим успехом, что породило большие надежды. Но сбыться им было суждено позднее, чем ожидалось.
В 1937 году? за участие в антисоветской террористической и диверсионно-вредительской троцкистской организации? были репрессированы и в 1938-м расстреляны руководители Ракетного института И.Т.Клейменов и Г. Э.Лангемак. Вскоре арестовали начальника отдела В.П.Глушко и его заместителя С.П.Королева. Только спустя десять лет пути бывших? гирдовцев? и специалистов из РНИИ вновь пересеклись — на этот раз в НИИ-88 в Подлипках и в НИИ-4 в соседнем Болшеве, где согласно Постановлению Совета Министров СССР от 13 мая 1946 года создавался центр разработки реактивного вооружения.
Заместителем начальника НИИ-4 был назначен инженер-полковник Михаил Клавдиевич Тихонравов, к тому времени уже известный как конструктор первой отечественной ракеты с жидкостным двигателем (1933), ракеты с высотой полета до 40 километров (1936) и многоступенчатой пороховой ракеты для полета в стратосферу (1942). Именно Тихонравов организовал в институте отдел, который занялся теорией составных (многоступенчатых) ракет. Проведенные здесь исследовательские работы подтвердили возможность достижения любых дальностей полета и выведения на околоземную орбиту искусственных спутников Земли (ИЗС). В начале 1948 года Михаил Клавдиевич доложил об этом на Ученом совете НИИ-4. Его сообщение было встречено в основном неодобрительно. Поддержал давнего коллегу и друга С.П.Королев, выдавший институту официальный заказ на проведение дальнейших исследований по? тихонравовской? тематике.
Михаил Клавдиевич начал подбирать из талантливой молодежи группу единомышленников, одержимых, подобно ему, идеей полета человека в космос. Сформировавшийся в результате небольшой сплоченный коллектив вошел в историю ракетно-космической техники как? группа Тихонравова?.
Позднее один из ее участников, доктор технических наук, лауреат Ленинской и Государственной премий И.К.Бажинов напишет: ?Михаил Клавдиевич создавал в коллективе особый психологический климат. Каждый новый сотрудник очень быстро проникался сознанием чрезвычайной важности и перспективности работ, в которых начинал принимать участие. Михаил Клавдиевич стремился подобрать задачу, соответствующую творческим интересам сотрудников. Особенно он приветствовал, когда специалисты сами находили, выдвигали и решали проблемные вопросы. В рабочих беседах он умел говорить доступно, ярко и убедительно, и это помогало каждому быстро находить интересную и важную тему. Все это привело к тому, что коллектив? группы? работал увлеченно, не считаясь с личным временем, и решал многие сложнейшие вопросы в короткие сроки. Михаил Клавдиевич всячески поощрял расширение научного кругозора, приучал своих учеников не бояться неизвестных им областей знаний и смелее их осваивать, если это необходимо для дела?.
Все члены? группы? был яркими личностями. Игорь Марианович Яцунский — самый талантливый и надежный помощник, а впоследствии и близкий друг Тихонравова, инженер-геодезист по первой специальности, уже будучи в? группе?, окончил Высшие инженерные курсы при МВТУ имени Н.Э.Баумана и механико-математический факультет МГУ. Владимир Николаевич Галковский состоял в бригаде Тихонравова еще в ГИРДе. Григория Макаровича Москаленко Тихонравов знал по Реактивному НИИ. Анатолий Викторович Брыков, участник войны, выпускник Московского инженерно-физического института, был направлен в НИИ-4 в 1949-м. Глеб Юрьевич Максимов и Лидия Николаевна Солдатова из МАИ работали с Тихонравовым с первых дней существования? группы?. Игорь Константинович Бажинов и Олег Викторович Гурко пришли также из МАИ, но позднее, в начале 1951 года.
На рубеже 1940−1950-х годов идея полета человека в космос большинству представлялась фантастической. А эти молодые люди думали иначе. Беспредельно увлеченные, они ежедневно засиживались до поздней ночи, не знали выходных. И уже к 1950 году получили убедительные результаты, позволявшие не сомневаться: первая космическая скорость достижима, запуск искусственного спутника Земли — не? фантазия?, а вполне реальная перспектива.
15 марта 1950 года состоялась первая научно-техническая конференция НИИ-4. Этот день остался в памяти у многих. Поначалу все шло как обычно — в меру торжественно и по-военному деловито. Но вот председательствующий объявил доклад М.К.Тихонравова. Пока тот говорил о ходе плановых работ по созданию ракетного оружия, слушали внимательно. Когда же Михаил Клавдиевич перешел к тому, что существует реальная возможность вывода на орбиту искусственного спутника Земли и полета человека в космос, зал загудел. Шум нарастал, заглушая докладчика, стали раздаваться выкрики: ?А зачем это нужно? Нам что, делать нечего? Бред какой-то?! Михаил Клавдиевич все же закончил доклад и покинул трибуну. Но зал не успокаивался. На трибуне появился один из представителей высшего военного руководства генерал П.П.Чечулин (через три года он займет кресло начальника НИИ-4). Без тени сомнения в своей правоте он под бурные аплодисменты вынес приговор: ?Все это фантастика! Считаю нецелесообразным тратить время не только на такие исследования, но даже на их обсуждение. Руководству надо серьезно подумать о том, что институт вместо того, чтобы решать насущные задачи ракетной техники, занимается надуманными проблемами?.
После заседания поникшие члены? группы? окружили своего наставника, которому его заместитель торжествующе объявил: ?Я же вам говорил, Михаил Клавдиевич, что даром все это не пройдет?! Подошел Королев, который не выступал (он еще не был Королевым), взял Тихонравова под руку, отвел в сторону и стал что-то бодро ему доказывать.
Спустя много лет один из специалистов? группы Тихонравова?, доктор технических наук О.В.Гурко скажет: ?Сделать подобный доклад в то время перед аудиторией НИИ-4, в основном состоящей из артиллеристов, было очень смелым шагом?.
Действительно, реакция последовала незамедлительно. М.К.Тихонравов был отстранен от должности заместителя начальника института и назначен консультантом. Почти всех сотрудников у него забрали. Работы по спутнику строго-настрого запретили.
Но ?группа Тихонравова? свою деятельность не прекратила. ?Подпольная корпорация?, как они себя назвали, занималась? запретной? тематикой во внерабочее время. Михаил Клавдиевич поддерживал постоянную связь с Сергеем Павловичем Королевым и регулярно высылал ему результаты исследований, о которых знал и М.В.Келдыш. Они работали — и время работало на них.
В 1950 году отдел № 3 (баллистических ракет дальнего действия), возглавляемый С.П.Королевым, преобразовывается в ОКБ-1 и становится ведущим подразделением НИИ-88. Королев и Тихонравов понимали: осуществить запуск ИСЗ они смогут только совместными усилиями. И в конце 1953 года решили, что Сергей Павлович закажет НИИ-4 тему по спутнику, которая войдет в план научно-исследовательских работ института. За содействием и помощью Михаил Клавдиевич обратился к А.И.Соколову — начальнику Управления реактивного вооружения Министерства обороны СССР. Активную поддержку Тихонравову оказал также заместитель начальника института по науке доктор технических наук Г. А.Тюлин. С января 1954 года в НИИ-4 была официально открыта тема? Исследования по вопросу создания искусственного спутника Земли?. Ее научным руководителем назначили М.К.Тихонравова, ответственным исполнителем — И.М.Яцунского. В том же 1954 году С.П.Королев направил в вышестоящие инстанции докладную записку с обоснованием целесообразности образования в НИИ-88 научно-исследовательского отдела для проведения работ по ИСЗ. Правительство и военные медлили, осторожничали. Для Королева и Тихонравова главным было создать межконтинентальную баллистическую ракету, способную преодолеть земное тяготение. Именно на это Сергей Павлович направлял все свои усилия. К середине 1954 года полностью определился технический облик ракеты Р-7 — знаменитой? семерки?, вобравшей в себя рекордное количество технических новшеств. Вот тогда-то Королев и начал добиваться правительственного решения о параллельной разработке проекта спутника. На свой страх и риск он организовал проектирование ИСЗ в ОКБ-1 без соответствующих санкций Министерства и Правительства.
Дальнейшее изложено в книге С.Н.Хрущева ?Рождение сверхдержавы: книга об отце? (М., 2000). В самом начале 1956 года Н.С.Хрущев посетил фирму Королева. Несколько часов высокие гости знакомились со сданными на вооружение и разрабатываемыми на перспективу боевыми ракетными комплексами, а также с ракетой Р-7, пока существовавшей только в макете. ?Увиденная конструкция поразила нас своими размерами. Ярко освещенный колодец цеха заполняла одна-единственная ракета. Ее размеры, контур невольно ассоциировались со Спасской башней Кремляѕ Столпившись у входа, все в молчании рассматривали это чудо техники. Королев наслаждался произведенным эффектом и не спешил начать пояснения. Наконец оцепенение прошло, и основная группа, задрав головы, двинулась вокруг ракеты. Королев то тыкал указкой куда-то вверх, к самому потолку, то опускался почти на корточки?.
Сергею Павловичу стало ясно: именно сейчас самое время решить вопрос о космическом использовании Р-7. И он начал говорить…
Выслушав, Хрущев спросил, не задержит ли реализация? космических? замыслов создания межконтинентального оружия. Королев уверенно ответил, что от этого дело только ускорится. Военные молчали, Хрущев раздумывал, Главный конструктор напряженно ждал. Наконец Никита Сергеевич произнес: ?Если главная задача не пострадает, — действуйте?.
В августе 1956 года ОКБ-1 вместе с опытным заводом № 88 выделилось из НИИ-88 и стало самостоятельным предприятием во главе с Главным конструктором С.П.Королевым. В сентябре в докладе на научно-техническом совете С.П.Королев определил важнейшую задачу коллектива: ?Несомненно, что мы вступаем в новую область работы по ракетной технике, связанную с созданием летательных машин?. Специальным решением совета был одобрен эскизный проект ИСЗ.
Тогда же М.К.Тихонравов с частью своих сотрудников переходит к Королеву начальником головного проектного отдела № 9. Это было первое специализированное подразделение, которому поручалось проектировать не ракеты, а космические аппараты. К 1957 году определились три направления деятельности? девятки?: беспилотные спутники Земли (Е.Ф.Рязанов), лунные и межпланетные автоматические станции (Г.Ю.Максимов) и пилотируемые космические аппараты (К.П.Феоктистов). Постепенно отдел так разросся, что С.П.Королев разделил его на два, а обоих руководителей — М.К.Тихонравова и П.В.Цыбина — сделал своими заместителями.
В 1957 году за работы по подготовке и проведению запусков первых искусственных спутников Земли М.К.Тихонравов удостаивается Ленинской премии. В 1961 году после полета в космос Юрия Гагарина ему присваивается звание Героя Социалистического Труда. М.К.Тихонравов дважды был награжден орденом Ленина и дважды — орденом Красной Звезды. В 1968 году его избрали членом-корреспондентом Международной астронавтической академии.
В 1976 году, через два года после кончины Михаила Клавдиевича, в американском городе Аламогордо (штат Нью-Мексико) был открыт Музей космонавтики. В Зале Славы музея в числе изображений 35 крупнейших деятелей мировой космонавтики поместили и портрет М.К.Тихонравова.
О широте научных интересов Михаила Клавдиевича говорит перечень его работ, опубликованных и неопубликованных: более 200 статей и книг по вопросам планеризма, аэродинамики, ракетной техники, а также фундаментальные труды? Основы теории полета и элементы проектирования искусственных спутников Земли? — результат работы? группы Тихонравова? (?Машиностроение?, 1967) и? Основные воззрения физики? (остался не оконченным).
К сожалению, для многих наших соотечественников имя Михаила Клавдиевича Тихонравова остается пока малоизвестным. Книга А.В.Брыкова ?К тайнам вселенной?, написанная на основании воспоминаний членов? группы Тихонравова?, пробивала себе дорогу к печатному станку более десяти лет. В 1981 году автору в издательстве? Советская Россия? объяснили: ?Мы публикуем о космосе только? дистиллированную воду?, а у вас тут какие-то проблемы, запреты, преследования непослушных и даже репрессии?! Книга вышла в Москве только в 1993 году тиражом всего 300 экземпляров. В 2000 году в Ярославле выпустили монографию А.И.Зузульского ?Ступени в небо? о жизни и творчестве М.К.Тихонравова — монографию довольно обстоятельную, но напечатанную столь же мизерным тиражом — 300 экземпляров. Это практически все.
Остается добавить, что имя Михаила Клавдиевича Тихонравова увековечено в названии Болшевского НИИ Министерства обороны России. Его именем названа главная улица молодого города Юбилейного, выросшего из военного городка при НИИ-4.

В статье использованы вышеупомянутые книги: А.И.Зузульский. ?Ступени в небо? (Ярославль, 2000), А.В.Брыков. ?К тайнам вселенной? (М., 1993), а также воспоминания, материалы из личных архивов и записи бесед с учениками и сотрудниками М.К.Тихонравова — И.К.Бажиновым, О.В.Гурко, А.А.Дашковым. Всем этим людям автор выражает искреннюю признательность.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru