Русская линия
Московский журнал М. Артамонов01.08.2002 

МОСКОВСКИЙ ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ДОМ

10 июня 1763 года президент Российской академии художеств и шеф Сухопутного шляхетского кадетского корпуса Иван Иванович Бецкой (1704−1795) представил Екатерине II? Проект и план о учреждении в Москве Воспитательного дома? с приложенными к нему чертежами здания. 1 сентября императрица утвердила? Проектѕ?, объявив специальным манифестом об основании Дома как государственного учреждения и о начале строительства.
Это явилось, в сущности, одним из шагов во исполнение обширной программы школьной реформы — ?Генерального учреждения о воспитании обоего пола юношества?, поданного Бецким Екатерине II в том же году. Кроме Воспитательного дома, в Москве по плану Бецкого было открыто Коммерческое училище, а в Петербурге — еще один Воспитательный дом, училище для мальчиков разных сословий (исключая крепостных) при Академии художеств и? Воспитательное общество благородных девиц? при Воскресенском (Смольном) монастыре, что положило начало женскому образованию в России.
Однако любимейшим детищем Ивана Ивановича оставался Московский воспитательный дом, делами которого он не переставал заниматься до конца жизни. И не случайно надгробный барельеф на могиле Бецкого в Александро-Невской лавре изображает его на фоне фасада Дома.
В ?Проекте…? в частности было сказано: ?…дать Воспитательному дому место, называемое Гранатный двор с Васильевским садом, подле Москвы-реки, со всею лежащей около казенной землей и строением, с отдаточной от Адмиралтейства мельницей, что на Яузе, и старую городскую стену (стену Белого города. — М.А.) употребить в строение?. Таким образом, Воспитательному дому, или, как его еще называли, ?Дому для подкидышей? была отведена обширная территория Васильевского луга между Китайгородской стеной и рекой Яузой. На севере граница участка доходила до улицы Солянки. Эта низменная местность нередко заливалась водами Москва-реки и Яузы, что создавало большие трудности при строительстве. Однако господствовавшая тогда традиция требовала вынесения значительных архитектурных сооружений на главную водную магистраль города.
В состав попечительского совета Дома вошли не только екатерининские вельможи Г. Г.Орлов, Д.А.Голицын, Н.И.Панин, но и такие крупные деятели культуры того времени, как поэт A.П.Сумароков и зодчий А.Ф.Кокоринов. Главным попечителем был назначен, естественно, И.И.Бецкой, который в целях привлечения средств пригласил в число почетных благотворителей представителей дворянской знати — Г. А.Потемкина, З.Г.Чернышева, П.А.Румянцева. Однако те ограничились небольшими символическими взносами. Тогда попытались обратиться к богатым иностранцам, но откликнулся и сделал денежный взнос лишь известный французский философ-энциклопедист Дени Дидро.
В честь основания Воспитательного дома в 1763 году была учреждена памятная медаль. М.В.Ломоносов по этому случаю написал торжественную оду.
Согласно проекту, основное здание состояло из главного корпуса, или корделожи, и двух боковых корпусов-?квадратов? с внутренними дворами. С запада и востока к? квадратам?, продолжая главный фасад, примыкали невысокие пристройки. Пристройки имелись также и с севера. Подъездная аллея шла со стороны улицы Солянки. Корделожа и? квадраты? образовывали парадный двор усадьбы. По периметру участок обрамлялся двумя длинными (по 500 метров каждый) ?окружными строениями?. Западный? квадрат?, примыкавший к стене Китай-города, предназначался для мальчиков, восточный — для девочек. ?Строение производится в пять апартаментов и предложенному числу питомцев, разделяемых на четыре возраста, мужеска пола четыре тысяч, и в таком же числе женска…? В Доме предполагалось иметь две церкви, расположенные в торцах корделожи, — опять же, одну для мальчиков, другую для девочек.
21 апреля (2 мая) 1764 года состоялась торжественная закладка центрального здания. В вышедшем в 1767 году сборнике документов, посвященном учреждению Воспитательного дома, читаем: ?При пушечной стрельбе… положен в основание первый камень с надписью, означающей время его заложения, и для сохранения на будущее время вставлена в оный медная, свинцом выложенная скрыня с монетами высокого звания и металла, ныне в России употребляемого, и с двумя медными досками… на досках надписи на русском и латинском языках с датой закладки дома?.
Вопрос об авторе проекта до сих пор остается спорным. Ряд историков — без достаточных, на наш взгляд, оснований — приписывают авторство М.Ф.Казакову и Ю.М.Фельтену. Но многие исследователи, в том числе и академик Игорь Грабарь, считают? главным архитектором? известного русского зодчего Карла Ивановича Бланка (1728−1793), обрусевшего немца. Карл Иванович учился архитектурному делу у своего отца и у В.Д.Ухтомского. Им были сооружены несколько церквей в Москве: на Рождественке, на Арбатской площади, на большой Ордынке и — по заказу самой Екатерины II — на Солянке. Принимал он также участие в создании архитектурного комплекса в Кускове.
Таким образом, к 1764 году К.И.Бланк как зодчий пользовался в Москве достаточно широкой известностью. 27 июня 1764 года именно он получил? ордер? на строительство здания Воспитательного дома. Он являлся (с 1764 по 1967 год) и первым исполнителем утвержденного проекта. При Бланке сооружалась уникальная дренажная система (дренажные каналы, непосредственно сообщающиеся с Москвой-рекой, до сих пор существуют под фундаментами — по ним, говорят, можно плавать на лодке) и возводился западный? квадрат?, незадолго до завершения которого, 20 апреля 1767 года, Воспитательный дом посетила императрица Екатерина II.
Строительство корделожи было развернуто в 1772 году с приходом к руководству работами внука известного уральского заводчика петровских времен Никиты Демидова Прокофия Акиньфиевича Демидова (1716−1786). До этого, в 1771 году, он писал И.Н.Бецкому: ?Покорнейше прошу в свое сообщество меня принять… На приготовление материалов, на наем работников и прочее взношу до ста тысяч рублей?. Вслед за письмом Демидов прислал Бецкому 200 тысяч рублей ассигнациями. В том же году Прокофий Акиньфиевич письменно же известил Бецкого о своем намерении взять на содержание Коммерческое училище и выделил на это постоянный капитал в 205 тысяч рублей.
Один из богатейших людей России того времени, П.А.Демидов полновластно хозяйничал на строительстве — по своему усмотрению распоряжался средствами, нанимал и увольнял архитекторов. Однако в 1781 году работы фактически прекратились, хотя до полного воплощения проекта было еще далеко. Демидов, неимоверно затянув дело, так и не возвел восточный? квадрат?, к тому же задолжал опекунскому совету значительные суммы. После его смерти престарелый Бецкой обратился к Екатерине II с просьбой погасить из государственной казны долги покойного. В итоге были возведены только главный корпус, западный? квадрат? с двухэтажной пристройкой и восточная часть? окружного строения? (ныне здание Института питания Академии медицинских наук): последняя — ?по собственному проекту? архитектора Ивана Дементьевича (Джованни Баттиста) Жилярди, отца знаменитого зодчего Дементия (Доменико) Жилярди.
Здание Воспитательного дома — один из первых и наиболее значительных памятников раннего русского классицизма — почти не пострадало от московского пожара 1812 года. Его фасады до сих пор в основном сохраняют первоначальную отделку. Правда, окна и двери выбило ударной волной от взрыва в Кремле, а при отступлении французы разграбили восточное? окружное строение?. Много сил положил персонал во главе с главным надзирателем статским советником Иваном Акиньфиевичем Тутолминым (1752−1815), чтобы спасти остававшихся в Доме воспитанников, а также сам Дом от разграбления наполеоновскими мародерами. Недаром И.А.Тутолмин считался гражданским Героем Отечественной войны 1812 года. Впоследствии здание отреставрировали.
И.И.Бецкой всеми силами пытался обеспечить постоянный приток средств для Воспитательного дома. В частности, в 1792—1794 годах построил перед его фасадом по проекту известного архитектора Ю.М.Фельтена лабазный ряд вдоль Москворецкой набережной (прозванный в народе? тужиловкой?) — с целью сдавать лабазы торговцам, выгружавшим здесь с речных судов свои товары. Предполагалось, что этих доходов окажется достаточно для окончательного завершения строительства.
Однако предприятие желаемых сумм не принесло, и от возведения восточного? квадрата? пришлось отказаться. Проектировавшиеся в усадьбе парки также не были разбиты.
В создание ансамбля Воспитательного дома внес свой вклад и упомянутый выше архитектор Доменико Жилярди. По его проекту в 1823—1826 годах на улице Солянке было возведено здание опекунского совета (ныне в нем располагается Президиум Академии Медицинских наук). Оно являлось продолжением (северной частью) ?окружного строения?, западная часть которого, как и завершение северной части, осталась неосуществленной.
Упомянем еще о Слободском дворце, предназначавшемся для размещения ремесленных училищ Дома. С 1868 года его занимает Московское высшее техническое училище имени Н.Э.Баумана (сейчас — Московский Государственный технический университет).

+ + +

Воспитательный дом изначально задумывался как государственное учреждение для призрения подкидышей и беспризорных младенцев. Однако денег на его содержание государство в итоге не выделило, и Бецкой должен был довольствоваться? доброхотными подаяниями? благотворителей, за что последним предоставлялись некоторые привилегии.
Об условиях содержания детей в Доме можно судить по статистике их смертности:

1764 год (первый год приема): принято 523, умерло 424.
1765 год: принято 793, умерло 597.
1766 год: принято 742, умерло 596.
1767 год: принято 1089, умерло 1073.

Столь же неутешительны цифры и последующих лет. Даже в конце XIX века смертность здесь составляла 87,7 процента. Недаром о Московском воспитательном доме поговаривали как о? доме ангелов смерти?. Выживших младенцев опекунский совет отдавал в деревни (в основном Московской губернии) бездетным крестьянам, которым за это выплачивалось известное вознаграждение. Дети получали фамилии своих приемных отцов и соответствующие отчества. Достигшие школьного возраста обучались в четырехклассных школах Дома, открытых во многих уездах губернии. Дальнейшая судьба приемышей зависела от воли новообретенного? родителя?. Большинство, подобно чеховскому Ваньке Жукову, отправлялись учениками в московские сапожные, шорные и портняжные мастерские. Питомцев Дома, проявивших себя впоследствии на ниве науки или культуры, мы знаем очень мало. Лишь небольшое число особо одаренных детей воспитывалось в стенах заведения, получая возможность со временем поступить в гимназию и даже в университет.
Подводя итоги, можно сказать: благородной задумке И.И.Бецкого не суждено было осуществиться полностью. Надежда только на частную благотворительность, как всегда, не оправдала себя.

+ + +

Сразу после Октябрьской революции в уже бывшем Воспитательном доме расположились учреждения социального обеспечения. Вскоре их сменили профсоюзы.
В 1920-м здание сильно пострадало от пожара, однако в 1921—1923 годах было полностью восстановлено, а в 1928-м — реконструировано. Реконструкция, несколько изменившая фасады и интерьеры, производилась по проекту и под руководством архитектора И.А.Иванова-Шица.
С тех пор здание стало именоваться? Дворцом труда? или? Вторым Домом Союзов?. Кроме профсоюзных организаций, в том числе ВЦСПС, в нем размещались редакции ряда газет и журналов (?Гудок?, ?На вахте?, ?Тридцать дней? и другие). В? Гудке? одно время сотрудничали И. Ильф, Ю. Олеша, М. Булгаков, нередко заглядывали сюда А. Грин и К.Паустовский.
Современный поэт Виктор Верстаков пишет:

Опять хожу по коридорам,
За кругом — круг, за кругом — круг,
А вдруг навстречу шагом скорым
Багрицкий выйдет? Ну, а вдруг?
Чего на свете не случалось!
Сердито тросточкой стуча,
Пройдет Булгаков величаво
Со строгой выправкой врача.
Олеша с новым анекдотом
Промчит в редакцию? Гудка?,
Ильф прошагает беззаботно,
Похож на Бендера слегка.
И Валентин Катаев тоже
С улыбкой вслед посмотрит мне.
Увы, пустынен коридор.
Здесь нет Булгакова, конечно,
И прочих нет с давнишних пор.
Но сохранилось зданье это
И коридоры, где прошли
Великой родины поэты
Писатели большой земли.

Коридоры Дома Союзов замечательно изображены И. Ильфом и Е. Петровым в? Двенадцати стульях?: они были? так длинны и узки, что идущие по ним невольно ускоряли ход… Гражданин же, отмахавший восемь коридоров, легко мог соперничать в быстроте с птицей, беговой лошадью и чемпионом мира — бегуном Нурми?. Кстати, мадам Грицацуева гонялась за Остапом Бендером именно по этим коридорам. А вот впечатления К. Паустовского: ?ѕгромадный, океанский дом с сотнями комнат, бесчисленными переходами, поворотами, закоулками и сквозными чугунными лестницами, подвалами, наводящими страх, парадными залами, домовой церковью и парикмахерской. Чтобы обойтиѕ здание по коридорам, нужно было потратить почти час. Население Дворца труда пользовалось коридорами как дорожками для прогулок…? Александру Грину, романтику, фантасту и сказочнику, все это послужило прообразом замка Ганувера в романе? Золотая цепь?: ?Коридор представлялся длинной, как тротуар, скважиной, в дальний конец которого было так же странно и узко смотреть, как в глубокий колодец…? Упоминание о здании Воспитательного дома можно найти также в многотомном историческом романе известного писателя Е.А.Федорова ?Каменный пояс?.
Автору этих строк пришлось впервые побывать в Доме в 1937 году: 15-летним школьником я за отличную учебу получал здесь туристическую путевку в Крым от ЦК профсоюза стекольщиков. Меня совершенно оглушил шум от людского снования по узким коридорам и многочисленным маленьким комнаткам — как в громадном пчелином улье. После Великой Отечественной войны мне более 30 лет приходилось здесь работать почти ежедневно — и все равно порой на бесчисленных коридорных перекрестках я затруднялся определить, куда идти — налево или направо.
В 1939 году по решению Правительства СССР в здание Дворца труда переехала из Ленинграда Артиллерийская академия имени Ф.Э.Дзержинского. Здесь она находится и по сей день, хотя именуется уже по-другому — Военной академией Ракетных войск cтратегического назначения (РВСН) имени Петра Великого.
Еще до войны был разработан генеральный план завершения архитектурного комплекса бывшего Воспитательного дома. Предполагалось возвести наконец восточный? квадрат?. В 1938 году началось строительство. И хотя война надолго прервала работы, советские архитекторы и строители под руководством главного инженера проекта Н.А.Бельчикова (умер в 1976 году) и при активнейшем участии Академии все же поставили последнюю? точку? в осуществлении замыслов двухвековой давности. Сегодня здание, как это и предусматривалось? Планом? 1763 года, напоминает птицу, распластавшую громадные крылья-?квадраты? более чем на 450 метров: от стены Китай-города до Большого Устьинского моста. Его нынешними достопримечательностями являются Актовый зал, уникальная библиотека, насчитывающая более миллиона томов научно-технической, исторической, художественной литературы и около 500 тысяч учебников и пособий, а также Музей Академии — один из лучших музеев военных учебных заведений страны.
Это здание на Солянке в послереволюционный период сыграло выдающуюся роль в жизни не только Москвы, но и всей страны. В нем происходило становление отечественных профсоюзов, издавались книги многих известных писателей и поэтов, наконец, готовились — и до сих пор готовятся — офицерские кадры артиллеристов и ракетчиков для нашей армии.

При написании этого очерка автор пользовался результатами многолетних архивных разысканий своего покойного коллеги, кандидата технических наук, доцента В.С.Курова.

Литература

1. Куров В.С. Краткий очерк истории здания, в котором мы учимся и работаем. Москва. 1978.
2. Учреждение императорского Воспитательного для приносных детей дома и госпиталя для больных родительниц в столичном городе Москве. Изд. 2-е. Ч. 1−3. М., 1767.
3. Прибавление к изданию трех частей генерального плана императорского московского Воспитательного дома. 1768.
3. Собрание разных известий императорского Воспитательного дома. М., 1791.
4. Миллер Н.Ф. Из прошлого московского Воспитательного дома. М., 1893.
5. Карасуский В.А. Краткий исторический очерк Императорского Московского Воспитательного дома. М., 1878.
6. Сытин П.В. История планировки и застройки Москвы. Т.2. М., 1954.
7. Сытин П.В. Из истории московских улиц (очерки). М., 1958.
8. Рязанцев И.В. Новое в проектировании и строительстве Московского воспитательного дома. 1963 (рукопись).
9. Дращусов В.К. Материалы для истории императорского московского Воспитательного дома. Вып. 1. М., 1863.
10. Чтение в обществе истории древностей российских при Московском университете. Кн. 2. М., 1860.
11. Собрание учреждений и предписаний касательно воспитания в России обоего пола благородного и мещанского юношества. Ч. 1−3. СПб., 1789−1791.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru