Русская линия
Московский журнал Е. Загайнова01.06.2002 

«На ниве народного просвещения»

Вятская губерния долго представляла собой, как говорили, ?мужицкое царство?, большинство обитателей которого были неграмотными. Исключение составляли священнослужители и отдельные крестьяне, выучившиеся? самоуком?. Иногда забредал в село умеющий писать и читать отставной солдат. Таких грамотеев общество нанимало в качестве преподавателей для своих детей. Те же, бросая по очереди ячменные зерна, гадали, ?доучатся ли до конца и будут ли писарями, чтобы ездить на паре с колокольчиками?.
До появления в селе Усть-Чепецком первых школ наибольшей известностью в нем на педагогическом поприще пользовался дьячок Михаил Михеев, который в 30-е годы XIX века занимался с детьми у себя на дому. По воспоминаниям крестьян, ?Михеев был исправным учителем. Учил каждый день с утра до вечера с перерывом на обед. С учениками обходился ласково, часто шутил, наказаний, кроме становления в угол и оставления без обеда, никаких не употреблял. Во время отлучек его заменяла жена?. За эти труды Михееву в 1839 году епархиальное начальство объявило благодарность1.
20 марта 1838 года при местной Богородицкой церкви открылось начальное приходское училище — самое большое во всем Вятском уезде: через год в нем насчитывалось уже свыше сорока учащихся. Приходскими училищами уезда ведал штатный смотритель. Раз в год наведывался он и в Усть-Чепецкое, чтобы, как и везде, провести? испытания?. В 1857 году здешние ученики показали следующие успехи: ?отличных — 0, хороших — 1, достаточных — 2, средственных — 9, слабых — 5?. К ноябрю-месяцу ими было пройдено? из Катехизиса до Заповедей, из Священной истории до Пророков, из арифметики первые два действия?. Кроме того, они? ежедневно занимались письмом, чтением книг церковной и гражданской печати, заучиванием на память молитв, а вновь поступившие изучением Русского Букваря?. Преподавание найдено было? хорошим?, наставник — священник Александр Заворохин — ?занимался с усердием?2.
Заслуживал похвальные отзывы отец Александр и в последующие годы. Идя навстречу пожеланиям крестьян, он обучал мальчиков? находить по святцам именинников, узнавать вперед, в какой день будет Рождество Христово, Михайлов день, Покров Пресвятой Богородицы и другие праздники церковного года, определять начало и конец постов?, а также составлять некоторые наиболее употребительные в сельской жизни документы: приговоры, рапорты начальству, расписки и тому подобное. Поэтому некоторые выпускники состояли? на должностях? в местном сельском и волостном правлениях. Другие же искали счастья на стороне.
В 1862 году? Вятские губернские ведомости? писали: ?Нельзя не порицать, что грамотность простолюдины ставят в очень тесные рамки — служить писарем, по питейным сборам, приказчиком — это главные пока цели грамоты, по разуму крестьян. Молодые крестьянские грамотеи все еще стремятся на сторонку, на легонькое занятие, от этого грамотность не приносит пользы сельскому хозяйству?.
Священник Александр Заворохин трудился? на ниве народного просвещения? почти 40 лет и закончил свою деятельность в 1890-е годы законоучителем Усть-Чепецкого мужского начального народного училища, сменившего приходское в 1867 году, когда только что образовавшееся вятское земство объявило? просвещение? главным условием решения всех социальных проблем. В 1868 году в Усть-Чепецком открылось женское начальное народное училище, в скором времени ставшее? одним из лучших в среде сельских учебных заведений уезда?. По отзывам проверяющих, его ученицы? пели весьма плохо, но рукоделием занимались с особенной любовью?.
В 1886 году из-за дефицита подходящих помещений женское училище расположилось под одной крышей с мужским, и на три последующих года оба заведения были соединены. По итогам выпускных экзаменов начальство сделало вывод, что? девочки, обучающиеся в смешанных училищах, имеют больше познаний и отвечают гораздо бойчее и сообразительнее, чем ученицы женских училищ?.
Осенью 1890 года председатель уездной управы Захаров лично встретился с владельцем местной спичечной фабрики А.Я.Бровцыным. После этой встречи Андрей Яковлевич, ?сочувствуя делу народного образования?, предложил разместить женское училище, хронически страдавшее от тесноты, в собственном доме под попечительством его невестки Анны Павловны Бровцыной. Сам А.Я.Бровцын более 30 лет начиная с 1877 года состоял попечителем мужского училища.
Благотворительностью в образовательной сфере занималась и Надежда Ивановна Бровцына, другая невестка Андрея Яковлевича, оказывая денежную помощь церковно-приходской школе, открытой в селе 1 сентября 1885 года. Долгое время в ней с детьми — первоначально только мальчиками — занимались священник Михаил Сивков, дьякон Матвей Васнецов и псаломщик Павел Луппов. В начале XX века для школы построили наконец новое здание (сохранившееся до наших дней). К этому времени во всех трех школах Усть-Чепецкого обучалось около двухсот учеников — цифра по тогдашним меркам немалая. Наблюдая быт местных крестьян, священник Александр Заворохин между прочим заметил, что они? к церкви очень усердны, школ не чуждаются, отдают детей в школу охотно, только выражают недовольство на то, что из школы изгнаны псалтирь и часослов?3.
В самом деле, крестьяне, ?прилежно? занимаясь промыслами и торговлей, видели в грамотности большую практическую пользу. Поэтому, хотя и не было в хозяйствах лишних рук, сыновей своих старались все же выучить.
Основным учебным заведением Усть-Чепецкого являлось мужское училище. Оно быстро росло. Если в 1875 году в нем занимались 53 мальчика, то уже через 20 лет их насчитывалось 140. Непосредственные и любознательные, как все дети, они при этом выказывали недюжинное прилежание. Многое здесь зависело от педагогов, которые поначалу, как уже сказано, были из духовного сословия. Отец Александр Заворохин передавал свой опыт молодому наставнику Смирнову, в скором времени заслужившему похвальные отзывы жителей: ?весьма хорошего поведения и с детьми занимается усердно?.
Между тем в губернии взяли курс на привлечение в школы? профессионалов?. В Вятском уезде этот процесс растянулся почти на 10 лет и закончился только в 1875/1876 учебном году. Кое-где, в том числе и в Усть-Чепецком, мужчин со свидетельством на звание учителя не хватило. Начальству пришлось приглашать выпускниц женских учебных заведений с правом занятия учительской должности — дело по тем временам небывалое.
Известие о том, что в школу назначена учительница, взбудоражило всех чепецких мальчишек. Собравшись на сельской площади, они пришли к единодушному мнению, что если та действительно приедет, на занятия они не пойдут. Однако, когда через несколько дней известие подтвердилось, мало кто смог сдержать любопытство. Павел Николаевич Луппов, известный вятский историк, уроженец села Усть-Чепецкое, которому тогда было 8 лет, вспоминал:
?Пришел я в школу. Там уже было довольно много мальчиков. Учительница молодая, очень? смирная?, как мне показалось, девица, прослушивает чтение каждого пришедшего ученика. ?Умеете вы читать? — спрашивает она меня. Я не сразу сообразил, что вопрос относится ко мне, на? вы? с нами еще никто никогда не говорил. ?Умею немного?, — ответил я.
Ласковый тон учительницы совершенно подкупил меня после грозных и часто сердитых окриков прежнего учителя, и я совершенно забыл о нашем решении? не учиться у бабы?. Другие? забастовщики?, пришедшие, подобно мне, в школу, тоже не вспоминали о своем решении?4.
Этой учительницей была Евгения Васильевна Кекина. Прослужив здесь всего год, она оставила о себе добрую память. Кроме основных предметов, Евгения Васильевна по своей инициативе дополнительно преподавала географию и азы французского языка.
Первые экзамены по новым правилам, определенным законом от 25 мая 1874 года, состоялись еще при Е.В.Кекиной: семь выпускников, среди них и Павел Луппов, получили свидетельства об окончании курса с правом на льготу по воинской повинности.
Качество и объем знаний выпускников проверялись экзаменационной комиссией. С этой целью в Усть-Чепцу, обычно в конце апреля, приезжали либо инспектор народных училищ, либо член уездного училищного совета. Весной 1916 года в Усть-Чепецком в качестве председателя комиссии побывал Сергей Александрович Лобовиков, выдающийся мастер художественной фотографии, много сил отдававший общественной деятельности. Он высоко оценил уровень подготовки здешних учеников и особо выделил это в своем докладе уездному земскому собранию.
С получением выпускного свидетельства образование заканчивалось далеко не для всех детей. Многие родители были весьма настойчивы в стремлении? дать дорогу? своим чадам, посылая их для продолжения учебы в Вятку. В основном поступали в Александровское реальное, духовное, епархиальное женское училища, Мариинскую женскую гимназию. Большим препятствием являлась необходимость платить за учебу, приобретать за свой счет учебники и форменную одежду. Здесь на помощь приходило уездное земство, назначая наиболее нуждающимся денежные пособия.
В притоке? сельского контингента? были заинтересованы и сами учебные заведения Вятки. В 1897 году учитель-инспектор городских училищ в своем ежегодном обращении к вятскому уездному земскому собранию сказал: ?Дети крестьян представляют собой один из наиболее симпатичных и желательных элементов среди учеников городских училищ, так как они несут с собойѕ и ту непосредственность, и тот живой интерес к учению, которые характеризуют ученика сельской школы чаще всего?.
Сельские сходы — всегда значительное событие. ?Школьные? вопросы усть-чепецкое ?общество? обсуждало несколько раз в году. Особенно шумным получился сход перед началом 1885/1886 учебного года. Уездное земство, экономя средства, предложило всем церковноприходским попечительствам принять на свое содержание училищные здания — с отоплением, освещением и прислугой. Под угрозой закрытия училищ многие сельские общества пошли на это. Но усть-чепецкие прихожане решительно отказались, о чем и сообщили уездному земскому собранию, сославшись на? обременение платежами казенных и земских сборов?. К счастью, училище в Усть-Чепецком в тот год не закрыли, а вскоре земство и вообще перестало настаивать на своем.
К середине 1890-х годов здание, от которого 10 лет назад отказался сход, пришло в совершенную ветхость, и тогда А.Я.Бровцын, ?озабочиваясь, чтобы усть-чепецкое мужское училище, попечителем которого он состоит уже много лет, имело хорошее школьное помещение?, сделал уездной управе заявление о своем желании перестроить и расширить училищный дом. Получив разрешение в мае 1895 года, он закончил все работы уже к сентябрю, затратив в общей сложности более полутора тысяч рублей. 17 сентября в село прибыли земский начальник, уездный исправник, председатель уездной земской управы и представитель учебного ведомства. В самом большом помещении училища, украшенном хвойными ветками, был совершен молебен с водосвятием и окроплением всех классов. Молебен сопровождался пением местного детского хора, когда-то организованного отцом Александром Заворохиным, — ныне хор содержал ставший почетным жителем Усть-Чепцы А.Я.Бровцын. Собравшиеся вспоминали: ?После провозглашения многолетия Государю Императору со всем Царствующим Домом, а впоследствии жертвователю и устроителю училищного зданияѕ был весьма стройно исполнен народный гимн? Боже, царя храни!?5 Чтобы выразить свою признательность попечителю, уездная управа решила не только вынести А.Я.Бровцыну благодарность от имени собрания, но и ходатайствовать о? представлении его к одной из наград за его заботы и пожертвования по народному образованию?.
Реконструкция здания оказалась очень кстати еще по одной причине: с годами мужское училище стало культурным центром села.
Еще в январе 1889 года при нем начали действовать? воскресно-повторительные уроки? для взрослых. Несмотря на естественное недоверие крестьян ко всяким нововведениям, к занятиям удалось привлечь свыше двадцати человек. Учительница Клавдия Андреевна Мартынова сообщала в своем отчете: ?Местное население сначала недружелюбно относилось к ученикам воскресной школы и часто смеялось над ними, говоря, что в школе должны учиться только маленькие ребята, а взрослым там и делать нечего. Но затем, видя, что те не обращают на их слова никакого внимания и по-прежнему ходят заниматься, они и сами отправились за ними?.
Спустя год занятия для взрослых стали вестись и при женском училище. Отдельно для рабочих спичечной фабрики по просьбе ее владельца воскресная школа открылась в 1898 году и просуществовала до 1906 года.
В воскресную школу народ записался самый разный: вовсе неграмотные и выучившиеся грамоте? самоуком?, холостые и? обремененные семейством?, проживающие в самом селе и в близлежащих деревнях. Большинство составляли рабочие спичечной фабрики А.Я.Бровцына. По словам К.А.Мартыновой, они охотно брали книги в училищной библиотеке, уносили их на фабрику и там пускали по рукам. ?Нередко вокруг хорошо читающего собирался кружок рабочих, которые слушали чтение — житие какого-либо святого или Отечественную войну?6.
Тягу сельчан к книге К.А.Мартынова отмечала неоднократно. ?Почти в каждый праздник, да нередко и в простой день стояли около шкафа с ученической библиотекой целые толпы жаждущих получить какую-либо книгу. Читают действительно много, и не только ученики, но и лица совершенно посторонние?.
И вот 29 сентября 1891 года при усть-чепецком мужском начальном училище была открыта публичная народная библиотека. В этот день по окончании Божественной Литургии священник Александр Заворохин в присутствии сельских властей, почетных жителей, учеников и при большом стечении местных жителей совершил в здании училища молебен, после чего произнес речь о роли и задачах библиотеки. Далее первый ее заведующий, учитель Николай Емельянович Петров объяснил собравшимся правила и приступил к выдаче книг.
В день открытия в библиотеку записалось пятьдесят пять человек, через две недели записавшихся было уже сто. ?Многие книги читались нарасхват и в библиотеку приносились только для того, чтобы переписать от одного к другому. Особой популярностью пользовались, к примеру, жития святых, сочинения А.С.Пушкина, ?Тарас Бульба? Гоголя, ?Путешествие в северный край?, детский альманах (который крестьяне называли? ерманах?). Долго не было спроса на книги по сельскому хозяйству. Просмотрев их, читатели отвечали: ?Для крестьянина эти книги не идут?. Но потом, когда все уже было прочитано, а уходить без книг не хотелось, стали брать и по сельскому хозяйству?7.
Наиболее благоприятным временем для чтения оказались осень и зима. В этот период заведующему от многих посетителей приходилось слышать, что за книгой они? проводят дни и прихватывают ночь?.
Усть-Чепецкая публичная библиотека, призванная по замыслу вятского уездного земства? доставить местному грамотному населению возможность бесплатно получать полезные книги?, успешно выполнила свою задачу. Уже к 1898 году она насчитывала 239 читателей, тогда как Вятская городская — всего 114, а уездные — не более сотни.
Заметным явлением жизни Усть-Чепцы явились народные чтения, организованные в начале ХХ века местным учительством для взрослых и детей: беседы, отдельные лекции или даже целые курсы лекций на самые разные темы. Зимой 1901/1902 года чтения, иногда, к восторгу слушателей, проходившие в сопровождении граммофона или? световых картин?, посетило 1743 человека.
11 декабря 1916 года по инициативе учительниц А.В.Папетовой и О.А.Ивановой был устроен первый народный спектакль — постановка пьесы А.Н.Островского ?Не так живи, как хочется?. Весь сбор пошел в пользу детей, чьих отцов призвали на фронт. Тогда же в селе начало функционировать культурно-просветительное общество, в рамках которого работали драматический и краеведческий кружки.
1917/1918 учебный год ознаменовался в Усть-Чепецком не только докатившимся эхом революции, но и приездом эвакуированного Балтийско-Портского высшего начального училища. Его персонал прибыл сюда в полном составе, начиная с учителя-инспектора А.А.Афанасьева и заканчивая швейцаром Пилипенко, привезя с собой прекрасную школьную мебель и оборудование. Тем не менее уже через несколько месяцев в уездный отдел народного образования сообщалось о? необходимости принятия экстренных мер в отношении Усть-Чепецкого высшего начального училища, учащие которого буквально голодают?8. Этот учебный год, в силу понятных причин, оказался коротким. Выпускные экзамены прошли ранней весной, ?начальствующие лица? на них уже не присутствовали.
Вскоре в селе прекратила свое существование церковноприходская школа. Мужское и женское училища объединились. Получив из Вятки соответствующее распоряжение, член Чепецкого волисполкома М.И. Ляпунов осуществил объединение довольно простым способом: выселил из здания мужского училища библиотекаря вместе со всем его имуществом, попутно поснимал в классах иконы и перевел в освободившиеся помещения женское училище.
С появлением? Положения о единой трудовой школе РСФСР? совмещенное училище преобразовали в школу первой ступени, а высшее начальное училище стало именоваться усть-чепецкой советской школой второй ступени.
Материальное положение сельских учебных заведений резко ухудшилось. Во-первых, прекратилось земское о них попечение. Во-вторых, в эти тяжелые годы большинство населения бедствовало. Из-за отсутствия одежды и обуви школу не посещали почти 70 процентов усть-чепецких ребят. Поэтому Уездный отдел народного образования? в преддверии второй годовщины пролетарской революции решил запечатлеть великие дни революции в детской памятиѕ на долгие годы, а для этого приноровить к дням празднования раздачу одежды и обуви учащимся?.
Нелегко приходилось и преподавателям. К бытовым лишениям вскоре добавились многочисленные декреты Народного Комиссариата просвещения, требовавшие от? старого учительства? ?сбросить ветхую одежду испуганного интеллигента и решительно направиться по пути творчества новой школы?. В 1920 году несколько педагогов усть-чепецких школ первой и второй ступени были арестованы за? саботаж? — отказ участвовать в первомайском спектакле для рабочих спичечной фабрики. Очевидец вспоминал: ?В ночь на 1 мая группа арестованных учителей в сопровождении сельского исполнителя? в наказание? приколачивала на домах местных жителей доски с названиями улиц, чем напугала немало местных обывателей, разбуженных в полночь неожиданным стуком молотка об угол своего дома. Днем все арестованные учителя были отправлены в г. Вятку в распоряжение уездного отдела народного образования, который тотчас же их освободил, не найдя в отказе играть в спектакле никакого саботажа?9.
А после того как весной 1918 года усть-чепецкие педагоги поддержали забастовку, организованную Всероссийским учительским союзом, их и вовсе стали считать? реакционными? учителями, тем более что директор школы второй ступени А.А.Афанасьев не скрывал своей кадетской ориентации — в частности, его ученики на митингах исполняли такие песни:

Провозглашать любви ученье
Мы будем нищим, богачам,
И за него снесем гоненье,
Простив безумным палачам.

Однако время сурово требовало совсем других песен. Поэтому на смену постепенно покидающему Усть-Чепецкое ?старому учительству? приходило новое поколение: Д.И.Одиноков, З.В.Одинокова, Н.П.Алфимова, З.А.Леонтьева. Заведующий УОНО с удовлетворением констатировал: ?Чепецкая школа второй ступени теперь имеет заведующего-марксиста и историчку — тоже марксистку. Это создает, конечно, в школе и определенное настроение, и определенный уклон при рассмотрении вопросов общественно-политического характера?.
1923 год. Первый выпуск в школе второй ступени. Среди выпускников — Алексей Перевощиков, будущий известный фотохудожник.
В 1920-х годах усть-чепецкие школы считались едва ли не лучшими в уезде. Инспектора неизменно отмечали здесь? наличие интереса к работе у учащихся и добросовестное отношение к своим обязанностям шкрабов?.
В 1925 году из-за ?недокомплекта? учеников школу второй ступени перевели в другой населенный пункт. На базе школы первой ступени в 1930-е годы создали сначала семилетнюю, а потом и среднюю.
Во время Великой Отечественной войны в связи с ростом поселка при строящейся ТЭЦ-3 старшие классы усть-чепецкой средней школы были переданы во вновь образованную — впоследствии Кирово-Чепецкую школу № 1. В селе осталась лишь семилетка, старшие классы которой в 1956 году передали городской школе № 3.
Недолго просуществовала и начальная школа. В 1957 году ее поглотила вступившая в строй кирово-чепецкая школа № 4.
Молодой город продолжал учить своих детей.

1. Кирово-Чепецкая центральная библиотека. Архив П.Н.Луппова.
2. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 205, оп. 2, д. 1527, л. 39, 40.
3. Вятские губернские ведомости. № 1. 4 января 1884 г.
4. Архив П.Н.Луппова.
5. Журналы вятского уездного земского собрания 29-й очередной сессии 1895 г. Вятка, 1896. С. 1.
6. Журналы вятского уездного земского собрания 24-й очередной сессии 1890 г. Вятка, 1891. С. 171.
7. Журналы вятского уездного земского собрания 26-й очередной сессии 1892 г. Вятка, 1893. С. 160.
8. ГАКО. Ф.1137, оп. 1, д. 4, л. 6.
9. Научный архив Кирово-Чепецкого городского музейно-выставочного центра.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru