Русская линия
Московский журнал01.09.2001 

Почта
В своем письме читатель журнала А.С.Морозов, откликаясь на публикации о серпуховских предпринимателях Коншиных, рассказывает, что один из них — А.Н.Коншин — был лихим гонщиком и погиб в автокатастрофе в 1912 году.

Уважаемая редакция!

С интересом прочитал в вашем журнале статьи о семье серпуховских предпринимателей Коншиных (в № 9 и 12 за 2000 год). Хотелось бы дополнить эти публикации информацией об Александре Николаевиче Коншине, почерпнутой мною из дореволюционного московского журнала «Русский спорт».
Александр Николаевич, как и другие известные московские фабриканты — Рябушинские, Жиро, был чрезвычайно увлечен автоспортом. Он владел двухместным гоночным автомобилем фирмы «Опель» (мощностью 40 лошадиных сил) и довольно удачно выступал в соревнованиях, устраивавшихся в начале века Первым московским автомобильным клубом на подмосковных шоссе. Низкое в то время качество дорожного покрытия привело к трагедии.
А.Н.Коншин был лихим гонщиком. 17 июня 1912 года он установил новый всероссийский рекорд скорости — 136 верст в час, а 2 июля улучшил собственное достижение — 150 верст в час. Журнал «Русский спорт» в честь этого события поместил на обложке портрет А.Н.Коншина. Большие надежды возлагались на стокилометровый автопробег 9 сентября. Вот как описывает журнал случившееся в этот день:
«Состязание происходило между деревней Еленино на 31-й версте Петербургского шоссе и предместьем гор. Клин, где был устроен поворотный пункт. У деревни Еленино был и старт и финиш. Участники гонки должны были проехать до поворотного пункта и после часового перерыва вернуться по тому же пути обратно.
Состязание на скорость началось в 10 часов утра. Наиболее сильные машины были пущены вначале.
Первым отправился на машине „Опель“ А.Н.Коншин, лично управлявший своим стальным конем. С ним ехал шофер С.Гавриков. Остальные гонщики отправлялись через каждые две минуты. <>
Один из претендентов на первый приз — московский фабрикант А.Н.Коншин. На обратном пути, в 8 верстах от финиша — погиб. По словам очевидцев, это произошло так.
Мимо деревни Чашниково, где шоссе делает два крутых поворота наподобие буквы S, Коншин ехал с колоссальной быстротой. Очевидно, на повороте машину занесло. Она проскочила по правой обочине шоссе и едва не влетела в канаву около дома местного священника. Гонщику удалось справиться с рулевым управлением, и машина, перелетев на левую сторону шоссе, попала в канаву у забора имения Спичинского. Впереди несущейся машины находился переброшенный через канаву мостик, в который она через несколько секунд и врезалась.
Раздался взрыв. Показался огонь.
Крестьяне-очевидцы бросились на помощь пострадавшим автомобилистам.
Исковерканная машина находилась на боку. Оба гонщика были без чувств. А.Н.Коншин сидел на своем месте за рулем, а шофер Гавриков был выброшен и очутился на запасных шинах, сзади кузова.
К месту катастрофы через несколько минут после случившегося подъехал следующий гонщик — г. Меллер. Он остановился и, подбежав к Коншину, который был уже извлечен из-под машины, убедился по слабому биению сердца, что тот еще жив. Тотчас же Коншина перенесли в усадьбу, и там он через несколько минут тихо скончался.
Когда известие о катастрофе дошло до финиша гонки, то оттуда приехали все члены гоночной комиссии, жена покойного и многие его товарищи по автомобильному клубу.
Труп Коншина и находившегося без памяти шофера перевезли на автомобиле в город. Шофер был помещен в больницу, где находился лишь двое суток, а затем, для поправления здоровья, был отправлен в деревню.
Трагически погибшего спортсмена похоронили в его имении под Москвой (усадьба Липицы возле Серпухова. — Прим.авт.)».
А.С.Морозов, Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru