Русская линия
Московский журнал С. Кутейников01.10.2001 

Имение Борки в судьбе драматурга Озерова
Здесь родился и трагически окончил свои дни широко популярный в начале XIX века драматург В.А.Озеров.

Владислав Александрович Озеров (1769−1816) — драматург, один из основоположников русского сентиментализма. Уже к концу XIX века он оказался практически забыт. Между тем в свое время публика с восторгом принимала его трагедии «Ярополк и Олег» (1798), «Эдип в Афинах» (1804), «Фингал» (1805), «Дмитрий Донской» (1807), о чем писал А.С.Пушкин в «Евгении Онегине»:

Трагедией была и жизнь самого В.А.Озерова. Завязка (рождение) и развязка (смерть) разыгрались на одной и той же сцене — в родовом имении Озеровых Борки, расположенном на правом берегу Волги десятью километрами ниже города Зубцова. Сейчас Борки — довольно крупный населенный пункт, но вплоть до 1917 года они выглядели так же, как при Владиславе Александровиче: дворянская усадьба, полтора десятка крестьянских дворов, дом причта, церковь, освященная во имя иконы Казанской Божией Матери, откуда другое название села — Казанское. На карте 1853 года так и обозначено: «Борки (Казанское)». Именно второе, ныне не употребляемое название было в ходу в XVIII столетии, поэтому во всех озеровских биографиях сказано: родился 30 сентября (по старому стилю) 1769 года в селе Казанском Зубцовского уезда Тверской губернии.
По легенде, приводимой в «Общем гербовнике», род Озеровых будто бы происходит из Польши, откуда они в XV веке выехали ко двору Ивана III, но упоминаться в документах начинает лишь со второй половины XVI века. В 1609 году один из Озеровых, Данило Иванович, был пожалован поместьем. Дед драматурга, Иринарх, при императрице Елизавете Петровне дослужился до звания полковника. Отец, Александр Иринархович, родился в 1735 году. Служил в Преображенском полку, после конфликта с полковым начальством перешел в гражданское ведомство, где сделал неплохую карьеру: стал директором Петербургского лесного департамента министерства финансов в чине статского советника. От первого брака — на дочери графа Блудова — родился сын Владислав, получивший при крещении имя Василий. Крестили мальчика в построенной за четыре года до этого каменной Казанской церкви. В честь его рождения глава семейства распорядился посадить рядом с домом дубок, который намного пережил Владислава-Василия: по сообщению «Русского вестника», в 1888 году дерево еще являло собой «здоровый дух в здоровом теле», щеголяя могучим стволом с золотистым отливом и развесистой кроной.
Детство будущего драматурга прошло в сельской тиши среди пленительных красот среднерусской природы. Родители постоянно жили в Петербурге, предоставив сына попечению нянек. В мае 1778 года Александр Иринархович поместил восьмилетнего Владислава в петербургский Шляхетский сухопутный корпус, где тот провел девять лет. За это время в семейной жизни Озеровых произошли большие изменения. Умерла мать. Отец женился на вдове, обремененной детьми. От второго брака также родились дети. Всего в семействе их стало 22 ребенка!
Владислав Озеров был выпущен из Шляхетского корпуса 16 ноября 1787 года в чине поручика и с награждением золотой медалью. Шла русско-турецкая война (1787−1791). Юного поручика направили в Южную армию. Боевое крещение он получил при штурме крепости Бендеры.
В 1790 году Владислав возвращается в Шляхетский сухопутный корпус — адъютантом при директоре, графе Ангольте, а через четыре года переходит на службу в Лесной департамент. Переход совершился весьма своеобразно: Озеров-отец по выслуге лет попросился в отставку и предложил вместо себя сына. Департамент с такой заменой согласился. Александр Иринархович уехал в свое имение Борки, а Владислав Александрович занял его директорское кресло.
А весной 1808 года он это кресло утратил. Его неожиданная отставка породила множество слухов. П.А.Вяземский: «Однажды… начальники спросили: не нужно ли сделать перемены в… департаменте? Озеров счел этот вопрос за совет идти в отставку и тотчас вышел». По другой версии (записанной Я.К.Гротом со слов двоюродного брата драматурга, графа Д.Н.Блудова), Озеров был сильно не в ладах со своим начальником Голубцовым, который в конце концов и избавился от него. В соответствующем приказе сказано кратко: «Уволен от службы». Об опале свидетельствует тот факт, что Озеров, имея чин действительного статского советника и, следовательно, право на пенсию при выходе в отставку, пенсии не получил.
К этому времени Владислав Александрович уже имел большую известность как драматург. После отставки он уехал в свое небольшое имение Красный Яр Чистопольского уезда Казанской губернии, где закончил трагедию «Поликсена». Поставленная в Петербурге в мае 1809 года, она через два спектакля была снята с репертуара. И хотя друзья хвалили «Поликсену», автор впал в отчаяние и сжег все свои рукописи, в том числе три первых акта трагедии «Медея». Его душевное здоровье резко пошатнулось. Тревожные слухи стали доходить до Озерова-отца. В 1810 году Александр Иринархович приехал навестить сына, застал его в ужасном состоянии и забрал в Борки.
Однако домашняя обстановка и забота близких не смогли остановить развитие болезни. Владислав Александрович перестал писать, зато начал злоупотреблять наливками и настойками. Кризис наступил осенью 1812 года (позже племянница драматурга П.Е.Озерова в беседе с академиком Я.К.Гротом настаивала, что причиной явилось взятие Наполеоном Москвы): Озеров впал в детство и проводил время, целыми днями играя в домино с камердинером; при этом часто бормотал одну и ту же фразу: «Хорошие большие — девять придут». Случались у больного и периоды просветления. Тогда он работал в саду. Памятником этих трудов осталась насыпанная им земляная горка с винтообразной дорожкой к вершине — ее видел Я.К.Грот, посетивший Борки в 1888 году.
Владислав Александрович Озеров умер 5 сентября 1816 года. Его похоронили на сельском кладбище возле Казанской церкви. На могиле поставили каменный памятник в виде гроба с высеченным на крышке шестиконечным крестом и с надписями на лицевой и боковой сторонах: «Под сим камнем погребено тело Генерал-Майора и ордена св. Владимира 3 степени Кавалера Василия Александровича Озерова, который родился 1769 года сентября 30 дня, скончался 1816 года сентября 5 дня. Житие его было 46 лет 11 месяцев 6 дней» (вместо имени Владислав выбито имя по крещении — Василий); «Сей памятник плачевный, // Где прах почиет в мире твой, // Тебе душевною любовью посвященный, // Сердечной орошен слезой»; «И сотвори ему вечную память»; «Святый Боже, Святый бессмертный, помилуй нас».
Барский дом в Борках с тех пор мало изменился. Это двухэтажное кирпичное оштукатуренное здание с двумя одноэтажными флигелями, несколько выдвинутыми вперед и соединенными с главным объемом небольшими крытыми галереями. Залы первого и второго этажей выделены со стороны двора полуротондой. Фасад украшен нишами и пилястрами.
Архитекторы Центральных научно-реставрационных мастерских В.Н.Якубени, А.А.Галанович и П.П.Пинчуков, обследовавшие Борки в 1967 году, пришли к выводу, что «упрощенность трактовки ордерной системы и некоторое огрубление архитектурных форм говорят за использование владельцами усадьбы местных мастеров при ее строительстве» и «выдают руку не слишком искусного зодчего». Вероятно, здание если не полностью, то в значительной мере было спроектировано самим А.И.Озеровым. Он же руководил строительством, начатым в 1804 или 1805 году.
Дворяне Безобразовы, уна- следовавшие имение после Озеровых по женской линии, пристроили к дому ряд дополнительных помещений, а также два крыльца с колоннами.
В советское время усадебный дом интенсивно использовался: в разное время здесь были жилые помещения, школьные классы, библиотека, районная школа механизаторов, правление колхоза, сберкасса. В 1983 году на втором этаже открыли Борковскую колхозную картинную галерею. Она занимает три комнаты и насчитывает 170 экспонатов, подаренных музеями Москвы и частными лицами.
А вот могила драматурга утрачена. Краевед П. Антропов, в 1970-е годы занимавшийся ее поисками, в конечном итоге тщетными, пришел к выводу, что надгробие было разрушено в период немецкой оккупации, тогда же взорвали и Казанскую церковь. Впрочем, могильный камень могли снять в период колхозного строительства: на это предположение наводит факт исчезновения с борковского кладбища почти всех старых надгробий.
Так или иначе, в 1983 году здесь был сооружен новый памятник. На белой мраморной плите надпись: «Русский писатель-драматург Владислав Александрович Озеров. 1769−1816».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru