Русская линия
Московский журнал В. Володин,
З. Кириллова,
Н. Павлова
01.10.2001 

«Мы — счастливые люди»
Беседа с известными деятелями культуры — сотрудниками Центрального Дома работников искусств, которые будут открывать в ЦДРИ десятый юбилейный сезон Вторников «Московского журнала» 30 октября 2001 года.

30 октября 2001 года открывается юбилейный, десятый сезон вечеров цикла «Вторники «Московского журнала» в Центральном Доме работников искусств. На этот раз нашими гостями станут ветераны ЦДРИ: исполнительница русских народных песен, народная артистка России Зинаида Ивановна Кириллова, художественный руководитель вокального коллектива ЦДРИ и концертмейстер, заслуженный работник культуры России Наталья Гавриловна Павлова, композитор, профессор Московского государственного университета культуры Владимир Иванович Володин. Им слово.

З.И.Кириллова. Недавно в ЦДРИ, членом правления которого я являюсь уже более четверти века, состоялся мой творческий юбилейный вечер — своеобразное подведение итогов. Профессиональным исполнительством я занялась довольно поздно, но с тех пор вся моя жизнь связана с ним.
Я родилась в подмосковном совхозе Ильинском в 1931 году — единственная девочка в семье, где было еще три сына. Помню бабушку — жизнелюбивую, голосистую. Часто приезжали папины братья — дядя Митя, дядя Яша, дядя Коля и дядя Вася. Собираясь вместе, пели. Бабушка начинает, мужчины и мама подхватывают: «Хазбулат удалой…» Такого чудесного многоголосья я никогда больше не слышала.
Мой отец, Иван Андреевич Володин, был потомственным плотником. О нем говорили: «золотые руки». Иногда на заказ или на продажу он делал балалайки — красивые, звонкие. Окончит очередную — сыграет на ней для пробы, а я пляшу.
Потом началась война. Помню, как одного за другим провожали из нашего барака мужчин на фронт. Скоро остались только женщины и дети. Жили одной большой семьей, любая радость или горе становились общими: письмо с фронта, похоронка. И опять же — пели и с горя, и с радости… Эти песни навсегда вошли в мою детскую душу.
Трудно было моей матери, Ксении Герасимовне, подымать четверых детей. Она работала дояркой, я помогала ей на ферме. Старший брат, еще подросток, стал трактористом. Дети тогда трудились наравне со взрослыми, успевая еще и учиться, — бегали в школу за три километра.
Отец писал нам из госпиталя после очередного ранения, что скоро возвращается на передовую. Там, на Курской дуге, в 1943 году он и погиб. Погибли и два его брата. В наш барак тоже вернулись только трое мужчин (один из них инвалидом), девятерых война выкосила.
Нелегко жилось нам и после Победы. Но были и радости. Когда в школах и интернатах проходил набор одаренных детей, моего младшего брата Володю рекомендовали в Московское хоровое училище. Прослушивал его сам директор, Александр Васильевич Свешников, — и взял в свой класс. Училище мой брат окончил с отличием, поступил в консерваторию.
Я к тому времени успела выйти замуж, родила двоих детей, но семейная жизнь не сложилась: мы с мужем в конце концов расстались. Однажды Володя, приехав к нам на выходные, сказал: «Зина, при училище Ипполитова-Иванова открылось отделение русской песни. Может, тебе пойти туда?» Мама возражала: «С двумя детьми!» Но я все же поехала, сдала приемные экзамены и поступила.
Начинать учебу в 26 лет нелегко. Детей растила с помощью мамы и брата Володи (да и всю жизнь он очень много мне помогал — и аранжировать песни, и составлять программы…). Я училась на вечернем отделении, а днем работала истопником в котельной. Уголь таскала с улицы — с мороза в жар. От постоянных перепадов температуры пропал голос — и на первом же курсе меня отчислили. А осенью я вновь сдала вступительные экзамены.
Диплом защищала у Ирмы Петровны Яунзем, уроки которой запомнила на всю жизнь: «Если ты поешь о березе, ты должна ощущать запах ее листьев, если поешь о поле, представить его — широкое, просторное, разнотравное, с жаворонком в небесах».
Для меня и еще одной певицы училище выхлопотало направление в Москонцерт. Первые гастроли прошли по Украине и Белоруссии, где у нас составился хороший дуэт с Зоей Варламовой. Вернувшись, я записалась на радио. Это была большая радость! Потом-то я записывалась часто — более ста произведений в моем исполнении накопилось в «Золотом фонде» Всесоюзного радио. Кроме того, выпустила четыре больших диска, компакт-диск, аудиокассету. Приглашали меня петь и на телевидение, и с оркестрами под управлением Н.Н.Некрасова и Н.Н.Калинина. Участвовала в бесчисленных гастролях, выступала на известнейших площадках: в Колонном и Октябрьском залах, во Дворце съездов, в зале имени Чайковского…
Между тем дети выросли. Сын окончил институт военных переводчиков, дочка — Институт культуры. Появились внуки. На лето уезжаю в родные места, где построила дачный домик — там я бегала ребенком, там похоронена моя мама. Работаю заместителем председателя совета ветеранов Центрального Дома работников искусств. На работу иду как на праздник. Здесь всегда атмосфера творчества, здесь близкие мне по духу люди. Мой юбилейный вечер в Большом зале подготовила и вела Наталья Гавриловна Павлова. Она и брат Володя составили программу, подобрали музыкантов. Говорят, вечер удался. Я счастливый человек, потому что в моей жизни было и есть много песен и друзей.

Н.Г.Павлова. В этом году у меня тоже юбилей — сорок лет я проработала в Центральном Доме работников искусств, придя сюда впервые, когда мне было пятнадцать.
Мой папа, Гавриил Иванович Федькин, приехал в Москву из Мордовии. Смог выучиться, стал юристом, доктором наук, директором Института права Академии наук СССР. Мама, Мария Борисовна, — коренная москвичка.
У нас была большая и дружная семья — восемь человек детей. Начиная с меня (а я четвертая), все учились в музыкальной школе имени Дунаевского. Младшая сестра Татьяна (сейчас она президент Международной фортепианной академии имени Шопена, профессор, лауреат международных конкурсов) рано начала сочинять музыку, которую исполнял наш семейный ансамбль. Музыка в доме звучала постоянно.
Отец умер рано, в 45 лет. Нас опекал директор школы имени Дунаевского Николай Николаевич Ремизов — удивительный человек. Он создал при школе вечернее отделение, вокальную и оперную студии. Учеников всех знал поименно. К нему можно было запросто войти в кабинет, попить чайку.
Я не очень любила играть соло, но прилично читала ноты с листа. Он это во мне усмотрел, и с его легкой руки я в пятнадцать лет начала карьеру концертмейстера. Тогда же попала в ЦДРИ — и стала работать в только что сформировавшемся совете ветеранов Дома (ему тоже в этом году сорок лет, и я вспоминаю сегодня, как часто выезжали мы с шефскими концертами во все уголки страны и как встречали нас люди).
Параллельно я окончила школу, потом музыкальный факультет педагогического института. Вскоре уже руководила женским вокальным ансамблем ветеранов сцены.
В совет ветеранов входили уникальные люди: Иван Семенович Козловский, Мария Петровна Максакова, Иван Михайлович Скобцов, Ирма Петровна Яунзем. Они отнеслись ко мне с чрезвычайной душевностью. Все, что я знаю и умею, я приобрела благодаря этим удивительно доброжелательным людям, открывшим мне тайны русской вокальной школы.
С их благословения уже более двадцати лет я руковожу вокальным коллективом ЦДРИ, помогаю готовить сольные программы (недавно — юбилейный концерт Зинаиды Ивановны Кирилловой. Для меня Зинаида, ее пение — сама Россия).
Около десяти лет назад мы решили возродить традиции московских салонов: лермонтовские и пушкинские салоны, вечера на темы «Творцы и музы русского романса», «Творческие портреты». В этом сезоне открыли салон интересных встреч, куда приглашаем не только любимых, узнаваемых актеров, но и людей самых различных судеб и профессий.
Самой большой похвалой для меня звучат слова народного артиста СССР, лауреата Государственной премии, академика, композитора Евгения Дога, которые он написал в нашей памятной книге: «Салоны Павловой нечто особое в калейдоскопе музыкального мира: искренность, теплота и задушевность в сочетании с высоким мастерством каждого солиста создают добрый мир, в котором хочется жить, страдать, переживать и радоваться».
Для меня необычайно важны в работе с солистами и при подготовке программ мнение и поддержка моих старших товарищей. Сюда я пришла девчонкой, здесь прошла вся моя жизнь. Не только моя, но и жизнь моей семьи. Три мои дочери воспитывались здесь, проводя в Доме все свое свободное время. Сейчас на сцене ЦДРИ выступает уже мой десятилетний внук. Этому Дому я обязана всем…

В.И.Володин. В 1995 году меня пригласили руководить вокальной студией совета ветеранов ЦДРИ. Честно говоря, не предполагал, что в наше время еще существуют организации, сохранившие дух бескорыстия…
Музыкальное образование я получил в Московском государственном хоровом училище, которое возглавлял выдающийся деятель отечественного искусства Александр Васильевич Свешников. Окончил консерваторию, а затем в 1966 году — аспирантуру, после чего по распределению был направлен на работу в Государственный академический русский хор СССР под управлением А.В.Свешникова.
Здесь я хотел бы отметить следующее. В свое время мне, сыну неграмотных крестьян, дали возможность учиться в элитных учебных заведениях. В интернате я находился на полном государственном обеспечении. Что же мы видим сегодня? Идет активное внедрение системы платного образования — я считаю, абсолютно безнравственной. Дело культурного строительства, пущенное сегодня на самотек, оказалось в руках людей, которым собственно до культуры нет никакого дела…
Мне посчастливилось в своей жизни работать со многими выдающимися людьми: Евгением Федоровичем Светлановым, Александром Шамильевичем Мелик-Пашаевым, Владимиром Ивановичем Федосеевым, Владиславом Геннадьевичем Соколовым, Александром Александровичем Юрловым. У последнего встречался с Георгием Васильевичем Свиридовым.
Как композитор я начинал с оркестровок и аранжировок песен (для фортепиано, баяна, других народных инструментов), которые пела моя сестра Зинаида Кириллова, ныне ставшая одной из ведущих исполнительниц русской песни (недавно ей присвоено звание народной артистки России). Ряд записей мы сделали с Академическим оркестром русских народных инструментов радио и телевидения. Его тогдашний руководитель Владимир Иванович Федосеев (впоследствии эстафету от него принял Николай Николаевич Некрасов) подсказал мне идею Сюиты русских народных песен для хора. Это была первая моя большая работа, записанная на радио в конце 1970-х годов в исполнении капеллы Юрлова и оркестра под управлением Некрасова. У меня много сочинений на стихи М.Ю.Лермонтова, Ф.И.Тютчева, Н.А.Некрасова, А.А.Блока, С.А.Есенина, а также советских поэтов. Долго не решался подступиться к Пушкину. Сейчас мои «пушкинские» сочинения — в репертуаре известных певцов: народных артистов России Леонида Зимненко и Вячеслава Осипова, заслуженных артистов России Риммы Глушковой и Вадима Коршунова. Вышли пластинки и диски с моими романсами.
На последние годы пришлись юбилеи таких титанов нашей культуры, как Сергей Сергеевич Прокофьев, Иван Сергеевич Тургенев, Лев Николаевич Толстой… И что же? Телевидение демонстрирует нам цикл «Весь Жванецкий». Где же «Весь Тургенев» или «Весь Достоевский»? В прошлом году почти незамеченным остался еще один юбилей — Александра Александровича Блока. В феврале 2000 года в концертном зале имени Чайковского Национальный академический оркестр народных инструментов России под управлением народного артиста России, лауреата Государственной премии Николая Николаевича Калинина исполнил мою кантату «Русь моя, жизнь моя…» на стихи Блока…

Записала Н.А.Копылова


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru