Русская линия
Московский журнал О. Попова01.10.2001 

Первая сотрудница главной библиотеки России
До 1890 года женщин в штат библиотеки Румянцевского музея (ныне — РГБ) не брали. Первой ее сотрудницей стала Серафима Викторовна Филиппова.

Румянцевский музей и его библиотека были созданы в 1826 году в Петербурге. Основу собрания первоначально составила богатейшая коллекция рукописей, старинных книг и манускриптов графа Н.П.Румянцева. В 1861 году директор музея князь В.Ф.Одоевский, не получая в Петербурге должной поддержки от властей, добился разрешения передать экспонаты и библиотеку Московскому университету. Так Румянцевский музей, объединив свои коллекции с университетскими, стал частью единого учреждения, под которое отвели одно из красивейших зданий Москвы — знаменитый дом П.Е.Пашкова на Моховой. В советское время библиотека получила статус Государственной и имя В.И.Ленина (ныне — Российская государственная библиотека).
Довольно долго, с момента открытия Румянцевского музея в Москве (1862 год), его сотрудниками были только мужчины, причем в своем большинстве начинавшие службу вне штата — «вольнотрудящимися» (без права на повышение в должности, на отпуск, награды, пенсию и с неполным жалованьем). Лишь после годового испытательного срока «достойных» переводили в штат. Со временем библиотеке «за неимением возможности увеличить число штатных единиц… пришлось обратиться к дешевому наемному труду, позднее преимущественно женскому», как указывается в отчете Румянцевского и Публичного музеев за 1912 год. Однако в штат представительниц прекрасного пола не брали до 1917 года.
По имеющимся в архиве РГБ документам, первой женщиной-вольнотрудящейся в библиотеке Румянцевского музея стала в 1890 году Серафима Викторовна Горская, по мужу — Филиппова (1867−1959). Проработала она тут 42 года. При ней сменилось несколько директоров: В.А.Дашков, М.А.Веневитинов, И.В.Цветаев, В.Д.Голицын и другие. Ее отец, Виктор Иванович Горский, был священником села Деулина Дмитровского уезда Московской губернии; мать, София Кузьминична, — дочерью диакона московской Спиридоновской церкви, что за Никитскими воротами, Кузьмы Егоровича Тихомирова.
В 1874 году, в праздник Преображения Господня, отец Виктор Горский, отслужив литургию, упал и умер «от апоплексического удара». София Кузьминична с детьми перебралась в Москву. Жила в Палашах, неподалеку от родительского дома, получая из казны пенсию за умершего мужа и работая просвирней в палашевской Христорождественской церкви. По тем временам она была весьма образованной: после окончания московского Филаретовского (для сирот духовенства) училища имела звание домашней учительницы, знала языки, играла на фортепьяно. Две ее старшие дочери, Сима и Маша, окончили с отличием Первую Московскую женскую гимназию, тоже получив звание домашних учительниц. Надя, родившаяся после смерти отца, лет 16-ти вышла замуж за псаломщика, затем диакона палашевской церкви Георгия Ильича Муравьева; умерла 37-ми лет от заражения крови («антонова огня») из-за случайной ранки, оставив шестерых детей.
Серафима помогала матери растить младших сестер и брата, а потом и Надиных сирот. Зеленоглазая, темно-русая, стройная, она свободно владела французским и немецким языками, читала и переводила с английского, хорошо играла на фортепьяно, рисовала. Два года работала учительницей в школе, а затем состояла «лектрисой и компаньонкой знатной дамы» — графини Е.И.Воронцовой-Дашковой. В качестве «лектрисы» она должна была читать вслух графине по вечерам и даже по ночам, запасаясь книгами в соответствии со вкусом патронессы, что и привело однажды Серафиму Викторовну в Румянцевскую библиотеку с сопроводительным письмом графини к директору, В.А.Дашкову. Постепенно она освоилась здесь, познакомилась со служащими. Осенью 1890 года в библиотеку поступила большая партия новых книг из Франции. На их обработку не хватало рук — пригласили Симу, которую графиня отпустила, взяв чтицей ее сестру Машу.
Вот прошение Серафимы Викторовны Горской, поданное 18 октября 1890 года:

«Его Сиятельству Господину Директору
Императорского Московского
Публичного и Румянцевского Музеев

прошение
Имею честь просить Ваше сиятельство принять меня в число вольнотрудящихся при библиотеке вверенного Вам Музея».

Поначалу пришлось в основном выписывать карточки на поступающие книги. Примерно половина карточек в составе картотеки тех лет заполнены ее рукой. Позднее Серафима Викторовна освоила все библиотечные специальности — работу на каталоге, в читальном зале, на описи книг и периодики, на расстановке книжного фонда… Она постоянно повышала свой профессиональный уровень: дважды ездила в Берлин на летние общеобразовательные курсы, посещала педагогические курсы в Москве (1895−1897), а также курсы академических библиотекарей (1917−1918), которые при университете А.Л.Шанявского вел Антон Иеронимович Калишевский — вольнотрудящийся Румянцевского музея с 1887 года, затем старший помощник библиотекаря (то есть заведующего библиотекой), кавалер орденов св. Анны III степени, св. Станислава II степени и св. Анны II степени.
К юбилею служебной деятельности Серафимы Викторовны «за отличное усердное двадцатипятилетнее прохождение должности вольнотрудящейся при Библиотеке Московского Публичного и Румянцевского Музеев во всех ее отделах» тогдашний директор князь В.Д.Голицын пытался выхлопотать ей орден св. равноапостольной княгини Ольги. Орден она не получила, но юбилей был отмечен (в октябре 1915 года) поздравительным адресом и «подношением» — набором из двенадцати серебряных чайных ложек, украшенных именной монограммой «С.Ф.» (Серафима Филиппова). Кроме того, попечитель Румянцевского музея от Дома Романовых великий князь Николай Михайлович вручил юбилярше почетный золотой жетон с гербом музея — для ношения на золотой цепочке или на золотой булавке (жетон этот сейчас — нумизматический и ювелирный раритет).
Серафима Викторовна продолжала работать здесь и после революции. Последние годы — заведующей различными отделами «Ленинки» (в частности, отделом дублетов). В 1923 году ей было присвоено почетное звание Героя Труда.
Несколько лет назад я обнаружила в «Альбоме Калишевского» — громадной папке, хранящейся в отделе изобразительных искусств РГБ, — коллективную фотографию 1908 года, на которой мгновенно узнала Серафиму Викторовну, хотя видела ее только 90-летней. Снимок запечатлел 30 человек — второе поколение сотрудников Румянцевской библиотеки: А.А.Борзов, Н.А.Янчук, А.С.Петровский, Г. П.Георгиевский, А.И.Яковлев, Ю.В.Готье, С.О.Долгов, Я.Г.Квасков, И.А.Солодков… Сделан он в день, когда «оставил свою долголетнюю службу в Музеях старший помощник Библиотекаря А.И.Калишевский, избранный Библиотекарем Московского университета». Сам Калишевский — в центре, по правую руку от него — Серафима Викторовна, за ними стоит директор музея и библиотеки Иван Владимирович Цветаев.
Застала Серафима Викторовна и поколение «пионеров-румянцевцев»: первого штатного директора В.А.Дашкова, первого библиотекаря Е.Ф.Корша, профессоров Н.И.Стороженко, В.Ф.Миллера, А.И.Кирпичникова, И.В.Цветаева (до 1902 года он был хранителем отделения изящных искусств и классических древностей), успела поработать с Николаем Федоровичем Федоровым, дежурным по читальному залу (1877−1898), «идеальным библиотекарем» (Л.Н.Толстой), «изумительным философом» (К.Э.Циолковский).
В ноябре 1929 года Серафима Викторовна снялась уже с третьим поколением своих коллег — эта фотография тоже нашлась в архиве.
По стопам Серафимы Викторовны последовали многие ее родные. В 1930-х годах в «Ленинке» работала приемная дочь Серафимы Викторовны — Варвара Георгиевна Муравьева, в те же годы и ранее — Вера Георгиевна Воронцова (урожденная Муравьева), в 1931 году сюда пришла 16-летняя внучатая племянница Надежда Александровна Муравьева — поначалу на должность технической служащей. Примерно через год она стала библиотекарем второго разряда. Когда однажды основное книгохранилище посетила Н.К.Крупская, Муравьеву представили ей как лучшую труженицу отдела. Надя проработала в библиотеке около четырех лет, уволившись по состоянию здоровья. Отпускали ее «с сожалением».
С 1919 года научным сотрудником Румянцевского музея был и Николай Гаврилович Филиппов, муж Серафимы Викторовны (венчались они в Палашах в 1902 году). Детей Бог им не дал. Николай Гаврилович, страстно мечтавший стать отцом, в конце концов женился вторично гражданским браком. Впоследствии двух своих очаровательных мальчиков он приводил в гости к Серафиме Викторовне в Палаши, и та встречала их по-родственному.
В 1897 году в библиотеку Румянцевского музея приняли вольнотрудящейся Марию Викторовну Горскую (1879−1928), сменившую, как уже сказано, при графине Воронцовой-Дашковой старшую сестру Симу. До 1902 года она исполняла обязанности дежурной по читальному залу. Накопив необходимые средства, Мария Викторовна уехала во Францию, чтобы осуществить свою давнюю мечту — получить медицинское образование (тогда в России для женщины оно было недоступно). Окончила Лионский университет, защитила диссертацию, получила ученое звание и вернулась на родину, где для подтверждения французского диплома пришлось вновь сдавать экзамены. С 1908 по 1910 год работала врачом в Московском воспитательном доме. Близкое знакомство с графиней Дашковой открывало перед ней возможность блестящей врачебной карьеры. Но Мария Викторовна уехала из Москвы, чтобы стать земским врачом и «служить народу, как Вера Павловна Чернышевского». По утрам во дворе ее дома выстраивались десятки подвод: со всего уезда к земскому врачу ехали люди. Работа без выходных, постоянные ночные вызовы истощили силы Марии Викторовны, умершей в 57 лет. Дочки-близнецы Соня и Надя остались, конечно, на попечении Серафимы Викторовны.
Последние два года ее жизни я жила в одной комнате с ней. Прекрасно помню Серафиму Викторовну — светленькую, худенькую, прозрачную. До самого конца она никого ничем не обременяла, даже и не лежала — тихо, незаметно угасла в 1959 году. Прохожие немало удивлялись, видя такое большое количество молодых людей, идущих за гробом столь древней старушки.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru