Русская линия
Московский журнал Е. Предеин01.03.2001 

Из архива князей Голицыных
Любопытные бытовые подробности жизни этого древнего рода.

Сельское гостеприимство

Чиновных визитеров в деревнях князей Голицыных принимали радушно. Странно только, что деньги на это брались не из помещичьей казны, а собирались с крестьян. В «штатном расписании» голицынской (здесь и ниже речь пойдет о представителях младшей — четвертой ветви этого рода) Алексеевской вотчины села Широносова на 1817 год сделана следующая запись: «Столовых (денег. — Е.П.) на прием приезжих чиновников получить из мирской суммы 60 руб».
Впрочем, все объясняется достаточно просто. В случае неудовлетворенности приемом «полиция и обязанные чиновники делают притеснения» при рекрутских наборах, отводят участки для ремонта трактов на большом удалении от села и увеличивают их протяженность, а также «чинят всякие задержки и вымогательства при производстве следствий с понятыми». (ОПИ ГИМ. Ф.14, д.2898; Костромская старина. Кострома, 1911. Вып. 7.)

Напрокат

Оказывается, прокат вещей существовал в России уже в 1837 году. Так, по случаю приезда в Москву императорской фамилии князьями Голицыными 23 ноября 1837 года давался обед, а 2 декабря — бал. Солонок, которые тогда полагалось ставить возле каждого прибора, не хватило, поэтому их в количестве 84 штук взяли «на прокат» (так писали в документах того времени) в магазине Попова. В другом месте Голицыным были предоставлены напрокат шесть ломберных столов, девять дюжин камышовых стульев и тридцать пять ламп. Все это обошлось хозяевам в 132 рубля 35 копеек… (ОПИ ГИМ. Ф.14, д. 3813.)

К Пасхе

В день Светлого Воскресения Христова одними из самых распространенных дароприношений были, конечно же, куличи, яйца и творожные пасхи. В московском доме князей Голицыных и в их усадьбе в селе Влахернском куличи и пасхи полагались священнику домовой церкви, сельскому священнику и дьякону, домоправителю, старосте, «запащику» продуктов, поварам, сенным девушкам, буфетчику (лично и для раздачи кучерам и рабочим). Кроме того, по 20 куличей и по 150 яиц жертвовалось Голицынской и Малороссийской богадельням… (ОПИ ГИМ. Ф.14, д. 3813.)

Из дальних странствий возвратясь

Князь М.М.Голицын в 1745—1748 годах был российским послом в Персии. Сохранился список привезенных им оттуда «сувениров». В числе прочего там числятся: «башмаки скороходские, подошвы персицкие; белье <> — полог кисейный с подзором, сорочки с кружевными манжетами и без манжет, галстуки короткие и долгие; четыре тюка ковров персицких; сахару кенарского, полукенарского и персицкого, мушкатный орех, перец, гвоздика, миндаль горький, пшено сорочинское, солонки с перегородками (выделено особо. — Е.П.)…» Все это обычный «восточный» набор. Интересно другое: князь вывез оттуда несколько «персияк». Среди хозяйственных документов его личного архива есть «Реестр, что персиякам платья шито: шуба новая, балахон, чулки, сапоги, коты, шапка персицким ребятам да юпка, душе- грея, корсет, рубаха, башмаки». Сколько их было и как сложились их судьбы в России?.. (ОПИ ГИМ. Ф.14, д. 3825.)

Кому дозволялось писать

В московском доме князей Голицыных в 1810—1830 годах писчая бумага выдавалась строго ограниченному кругу лиц, список которых утверждался главой семейства: княгиня, княжны и молодые князья, управляющий, дворецкий, лекарь, «певческие мальчики», буфетчик и швейцар… (ОПИ ГИМ. Ф.14, д. 3813.)

Подготовила Е.В.Предеин


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru