Русская линия
Московский журнал01.03.2001 

О сооружении памятника Николаю Михайловичу Карамзину в Москве
В 2001 году 235 лет со дня рождения и 175 лет со дня смерти нашего великого соотечественника Н.М.Карамзина. Редакция «Московского журнала. История государства Российского» и общество «Старая Москва» вышли с ходатайством об открытии пам

В 1996 году, когда Москва готовилась торжественно отметить свой грядущий 850-летний юбилей, исполнилось 230 лет со дня рождения и 170 лет со дня смерти Николая Михайловича Карамзина. Редакция «Московского журнала» обратилась тогда к мэру Москвы Ю.М.Лужкову с призывом ознаменовать юбилей столицы открытием памятника выдающемуся русскому историку, писателю, мыслителю, гражданину. С аналогичным ходатайством выступило и научно-просветительское общество «Старая Москва». Было получено принципиальное согласие Ю.М.Лужкова. Не возражали и в Комитете по культуре города, однако выдвинули странное, на наш взгляд, условие: ходатаи должны сами найти деньги, то есть спонсора, — условие, как оказалось, заведомо неисполнимое.
Нынче на дворе 2001 год. Снова юбилей: 235 лет со дня рождения и 175 лет со дня смерти нашего великого соотечественника.
30 января в Центральном Доме работников искусств прошел вечер, посвященный 210-летней годовщине основания Н.М.Карамзиным «Московского журнала». Члены редколлегии и авторы сегодняшнего «Московского журнала. История государства Российского» говорили о роли и значении Николая Михайловича Карамзина в духовной и культурной жизни России. И все собравшиеся единодушно поддержали идею редакции вновь обратиться с предложением об установке в Москве памятника Н.М.Карамзину, но теперь уже в недавно созданную городскую Комиссию по монументальному искусству. Поэтому мы повторяем наше обращение, присовокупив к нему также ходатайство общества «Старая Москва».

Москва. Петровка, 22
В Комиссию по монументальному искусству

«История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего», — такими словами открывает свое предисловие к «Истории государства Российского» Н.М.Карамзин.
Впрочем, открывает не только предисловие, но и волнующе просто формулирует священную истину, вновь и вновь повторяемую затем многими пишущими и говорящими собратьями: у народа, равнодушного к своему прошлому, нет будущего; вне любви «к отеческим гробам» нет ни патриота, ни гражданина.
Не всякое повторение, оказывается, мать учения. Порой от частого, а то и нарочитого проговаривания мысль блекнет, слова стираются до формального звука. Но не умирают, нет, ибо «вначале было Слово…» Они сохраняются в запасниках души, ожидая своего часа.
Один из феноменов русской жизни заключается в том, что народный патриотизм у нас бывает востребован только в роковые для Отечества времена. (Вспомним хотя бы близкий к нам 1941 год!) Пережили беду — и смели учителей-государственников с их лучшими учениками все в те же запасники. До следующего судьбоносного часа. Пророков и героев в своем отечестве мы не ищем, а и найдем — не полюбим. Это, видимо, тоже относится к феноменам русской жизни.
Не так ли получилось и с «Историей государства Российского», переиздания которой ныне здравствующие поколения ждали десятилетия? А о самом Н.М.Карамзине чего мы только не наслушались за время обучения в средних и высших школах: консерватор, ретроград, монархист, придворный историк… Между тем «придворный историк» в начале 1811 года пишет «Записку о древней и новой России» — меморандум о положении дел в стране, который и вручает в марте того же года Александру I.
«Записка…» стала своеобразным итогом многолетних раздумий Н.М.Карамзина над отечественной историей: «Петр не хотел вникнуть в истину, что дух народный составляет могущество государства… Презрение к самому себе располагает ли человека и гражданина к великим делам?» Понятно, что речь идет о насаждении в России иноземных нравов и обычаев, о внедрении так называемого нового мышления. «У нас были академии, высшие училища, народные школы, умные министры, приятные светские люди, герои, прекрасное войско, знаменитый флот и великая монархия — не было хорошего воспитания, твердых правил», — так ошеломляюще точно характеризует Н.М.Карамзин «век золотой Екатерины"…
Не смолчал Н.М.Карамзин и самому царствующему Императору, что свидетельствует только об одном: долг гражданина и честного историка для него превыше царских милостей. Указав Александру I на ошибки и промахи, он повторяет: «Государству для его безопасности нужно не только физическое, но и нравственное могущество».
Более всего Н.М.Карамзина беспокоят проекты реформ, которые собирался осуществить Император. Жизнь показала, что историк в своем провиденьи опередил Государя: реформы неизбежно влекут за собой слом устоявшихся понятий и обычаев, вносят смятение в умы и души людей. Проведение их накануне наполеоновского вторжения было крайне опасно для России. Но Александр I разгневался…
Конечно, биографы и исследователи творчества Н.М.Карамзина и обстоятельнее, и аргументированнее поведают нам, почему его главный гениальный труд, о котором А.С.Пушкин писал: «Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Коломбом», — так мучительно долго возвращался к потомкам? Почему «Записка о древней и новой России», написанная в 1811-м, полностью была напечатана лишь в 1914 году? Почему, наконец, во всей России есть только один памятник Н.М.Карамзину, установленный в Симбирске (!) к 100-летию со дня рождения историка в 1866 году? Спасибо волжанам — они оказались памятливее москвичей, где Н.М.Карамзин прожил большую часть своей жизни, где он издавал «Московский журнал», где им были написаны десять томов «Истории…» и где нет не только памятника, но и ни одной мемориальной доски.
В нынешнем, 2001 году, исполняется 235 лет со дня рождения и 175 лет со дня смерти выдающегося нашего соотечественника Николая Михайловича Карамзина. В этот знаменательный год мы обращаемся в Комиссию по монументальному искусству:
Уважаемые соотечественники! Талантом своим, бессмертными своими трудами Николай Михайлович Карамзин сам навеки вписал свое имя в сокровищницу отечественной и мировой истории и культуры. Давайте же и мы покажем себя достойными его памяти потомками.
Мы полагаем, что сооружением в столице памятника Н.М.Карамзину Москва не только обогатит себя, но и вызовет благодарный отклик во всех уголках государства Российского.
Позвольте закончить это обращение пожеланием удачи всем нам в добром начинании и словами самого Николая Михайловича Карамзина, завершающими его предисловие к «Истории государства Российского»:
«…да цветет Россия… по крайней мере долго, долго, если на земле нет ничего бессмертного, кроме души человеческой!»

От имени редакции «Московского журнала. История государства Российского»
А.Ф.Грушина, главный редактор


+ + +

Уважаемые члены Комиссии по монументальному искусству!

Общество «Старая Москва» — старейшее, основанное в 1909 году научно-просветительское общество, в которое входят академики, профессора, научные работники, художники, писатели, экскурсоводы, учителя, студенты и лица многих других профессий, интересующиеся историей Москвы, — поддерживает предложение редакции «Московского журнала» об установке в Москве памятника великому (так назвал его А.С.Пушкин) русскому писателю и историку Николаю Михайловичу Карамзину.
Н.М.Карамзин прожил в Москве почти всю жизнь. «Лучшее время моей жизни», — так называл Карамзин московские годы. В Москве им написаны все основные произведения: повести «Бедная Лиза» и «Наталья, боярская дочь», десять из двенадцати томов «Истории государства Российского», первый путеводитель по Москве «Записка о московских достопамятностях» и другие.
Н.М.Карамзин открыл и опубликовал Ипатьевскую летопись, в которой содержится первое документальное упоминание о Москве. В своих сочинениях он показал, что Москва является истинной столицей России. Ему принадлежит афоризм: «Кто был в Москве — знает Россию».
Известно около десятка московских адресов Н.М.Карамзина. В 1790-е годы он жил в Брюсовском переулке. Это были самые плодотворные годы; тогда была написана «Бедная Лиза», начата работа над «Историей…»; тогда он выпускал самое лучшее российское издание конца XVIII — начала XIX века — «Московский журнал». В Брюсовском переулке он жил, в соседнем, Газетном, находилась редакция и типография «Московского журнала», на Тверской (угол Газетного переулка) помещалась книжная лавка, в которой продавались журнал и сочинения Карамзина.
В дом московского генерал-губернатора, на Тверскую, 13, в 1812 году, отправив семью в Ярославль и сдав написанную часть «Истории…» в государственный архив, он пришел записываться в ополчение.
Редакция современного «Московского журнала», заявившего себя наследником карамзинского издания, волею судьбы также получила помещение на этом пятачке.
Общество «Старая Москва», обсудив вопрос о памятнике Н.М.Карамзину, пришло к выводу, что именно в этом районе, в сквере Брюсовского переулка, напротив церкви Воскресения Словущего на Успенском вражке, которую посещал Н.М.Карамзин, самое подходящее место для установки памятника. Сквер занимает часть владения, в котором находился дом, где жил Н.М.Карамзин.
Сооружение памятника Н.М.Карамзину может и должно стать событием не только московского, но и общероссийского масштаба.
В ваших силах, уважаемые члены Комиссии, помочь осуществлению этого благородного дела!

В.Б.Муравьев, председатель общества «Старая Москва»
И.А.Гузеева, заместитель председателя


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru