Русская линия
Московский журнал Г. Галутва01.02.2001 

Ланговые

Среди тарусских холмов и перелесков затерялось небольшое село Роща. Рядом со стоящей здесь Воскресенской церковью, среди зарослей сирени лежит небольшая плита черного мрамора: «Иван Петрович Ланговой. Строитель придела во имя Казанской иконы Божией Матери. 1876. Родился 1848 года января 30. Скончался 1883 года марта 18».
Иван Петрович Ланговой, чьим попечением возводился южный придел Воскресенской церкви (спроектирован московским архитектором Петром Ефимовичем Баевым (1819−1892), был сыном известного купца Петра Емельяновича Лангового, который родился в Роще в 1824 году крепостным князей Голицыных, со временем «выкупился» и завел свое дело. С 1866 года Петр Емельянович стал тарусским купцом 3-й гильдии, в 1875 году — московским купцом 2-й гильдии, хотя продолжал жить в «тарусинском уезде в селе Роще"1. В 1876 году его избрали заведующим Высокиничским военно-конным участком Тарусского уезда (все остальные участки возглавляли военные чиновники). К тому времени П.Е.Ланговой уже московский купец 1-й гильдии2. В 1884 году у него появился и собственный дом в Москве, на Мясницкой, 383. Связей с Рощей Петр Емельянович не прерывал: в 1885 году, например, пожертвовал в рощинскую церковь «священническое облачение из сребровызолоченной парчи ценою в 200 руб., одежду на престол и жертвенник из бархатной парчи с шелковыми малиновыми покровами"4. Умер он примерно за год до наступления ХХ века.
Старший сын Петра Емельяновича Иван прожил всего 35 лет. О нем известно немного: был он человеком справедливым, его, «московского 1-й гильдии купеческого сына», несмотря на молодость, неоднократно избирали присяжным заседателем по Тарусскому уезду, в том числе и на 1883 год — то есть ничто не предвещало безвременной кончины5.
У Петра Емельяновича и его супруги Елизаветы Саввишны, кроме Ивана, родилось еще четверо сыновей и четыре дочери. О дочерях сколько-нибудь значительных свидетельств не осталось. В 1871 году умерла десятилетняя Сонечка6, через четыре года — Елизавета (1851−1875), едва успевшая выйти замуж и похороненная на Пятницком кладбище уже под фамилией Савинич7. Анна и Александра в 1916 году жили еще с семьей на Мясницкой8, а к 1930 году Анна почему-то перебралась в Подсосенский переулок9. Смерть обеих сестер последовала в 1938 году, обе они покоятся на Введенском кладбище под девичьими фамилиями.
О братьях удалось узнать больше. Младший, Александр Петрович (1866 года рождения), — коллежский советник, учитель частной гимназии Франца Крейна, 2-й, а затем и 3-й московской мужской гимназии на Лубянке («фамильное» учебное заведение семьи Ланговых). До нас дошла написанная им книга — учебное пособие, где разбираются речи Цицерона, приводимые на языке оригинала и в авторском переводе10. Жил Александр Петрович на Мясницкой, с отцом и братьями Алексеем и Сергеем; умер на два года позже Ивана; собственной семьи, видимо, не имел11.
Его старший брат-погодок Сергей окончил 3-ю московскую мужскую гимназию, затем в 1888 году — Императорское Московское техническое училище (впоследствии МВТУ имени Баумана). С 1913 года он — профессор этого училища, участник множества комиссий, бессменный член Московского отделения Императорского Русского технического общества, секретарь Политехнического общества. Занимался химическими технологиями; разработал и внедрил экстракционный способ получения канифоли; создал первое в России научное учреждение кожевенной промышленности — Испытательную станцию; изучал грозненские месторождения нефти. С 1919 года Сергей Петрович служил в Техсовете Химпрома, а потом в Госплане. Умер 2 ноября 1924 года, похоронен с почестями на Новодевичьем кладбище. В годовщину смерти С.П.Лангового Химпром провел специальное заседание и выпустил сборник его памяти12. Профессор Н.Ф.Чарновский на заседании сказал: «Живо только то общество, которое хранит память о своих мертвых. Мы должны пользоваться прошлым, такими образцами, какими являлись люди, подобные Сергею Петровичу».
Средний брат, Николай Петрович (1860- 1920), среди жильцов дома на Мясницкой не упоминается. Окончив в 1882 году физико-математический факультет Московского университета, он уезжает в Петербург, в 1885 году оканчивает Петербургский технологический институт по специальности «технология волокнистых веществ"13. Кандидат математических наук, автор многих печатных трудов (на сегодня найдено 11). Некоторые его идеи не утратили значения до наших дней — например, теория построения атласных переплетений14. С 1891 года Н.П.Ланговой — профессор Петербургского технологического института, первый русский профессор в области текстильного производства. В 1896 году он становится вице-директором департамента торговли и мануфактур. «До тех пор, пока промышленность будет в руках иностранных техников, она будет промышленностью «подражательной», лишенной национального характера, а следовательно, и не имеющей залога к прочному развитию"15 — эта мысль Николая Петровича остается актуальной и поныне. Жил он в Петербурге, на Николаевской улице16.
Алексей Петрович (1856−1939) — второй (после Ивана) сын Петра Емельяновича, профессор Московского университета и Московских высших женских курсов, доктор медицины, известный в те времена врач-терапевт17, гласный Московской городской думы. Вдобавок — страстный охотник, автор интереснейших «Охотничьих записок"18. Занимался он и цветоводством: в центре Москвы выращивал 150 видов орхидей, рододендроны, камелии, о чем также написал книгу19. Однако главным увлечением Алексея Петровича было коллекционирование картин русских художников. Он считается весьма авторитетным экспертом: в 1903 году И.Е.Репин предложил наряду с В.М.Васнецовым, В.Д.Поленовым, И.С.Остроуховым, В.А.Серовым и И.Е.Цветковым включить в Комиссию по приобретениям для Третьяковской галереи и А.П.Лангового, а в 1913 году Алексей Петрович вошел в Совет галереи20. Он сблизился со многими выдающимися художниками, оказывал врачебную помощь И.И.Левитану, В.А.Серову; написал обширные воспоминания21, опубликованные лишь частично (из всех наших крупных коллекционеров воспоминания о художниках и переписку с ними оставил лишь А.П.Ланговой), в которых фигурируют А.Е.Архипов, Л.С.Бакст, А.Н.Бенуа, В.М.Васнецов, С.А.Виноградов, М.А.Врубель, А.Я.Головин, Н.С.Гончарова, И.Э.Грабарь, Н.Н.Дубовской, С.Ю.Жуковский, А.А.Киселев, Е.Е.Лансере, И.И.Левитан, В.М.Максимов, С.В.Малютин, С.Д.Милорадович, В.Г.Перов, Е.Д.Поленова, В.Д.Поленов, И.Е.Репин, Н.К.Рерих, А.А.Рылов, К.А.Савицкий. Особенно дружеские отношения, продолжавшиеся 25 лет, сложились у А.П.Лангового с Василием Дмитриевичем Поленовым.
Практически все собрание Алексея Петровича было передано в Третьяковскую галерею. К сожалению, портрет А.П.Лангового кисти В.А.Серова (1904), по непроверенным пока сведениям, оказался в одном из рижских музеев. В Третьяковской галерее представлен более поздний (1914) портрет Алексея Петровича работы С.В.Малютина22.
В 1939 году москвичи проводили А.П.Лангового в последний путь. Его могила недавно обнаружена на 13-м участке Введенского кладбища23.
Дочь А.П.Лангового Наталья пережила увлечение идеями эсеров, потом дружила с Я.М.Свердловым и Ф.Э.Дзержинским; в 1950 году была репрессирована и пять лет провела в Сибири.
Сын Александр (1895−1964) — офицер царской армии, после революции добровольно вступил в Красную Армию. Ранен под Каховкой, награжден орденом Красного Знамени. Прекрасно образованный, свободно владевший французским языком, он оказался одной из ключевых фигур известной операции «Трест», в ходе которой удалось арестовать Бориса Савинкова и английского разведчика Сиднея Рейли. Александр Алексеевич сыграл роль главы «подпольного молодежного евразийского течения»: многократно переходил границу, выступал на монархических собраниях в Варшаве, Праге, Берлине. За время проведения операции «Трест» (1921−1927) у него не случилось ни одного провала.
Потом — опять армейская служба, Академия Генштаба, звание комбрига, работа военным атташе в Иране, подготовка совместно с М.М.Литвиновым материалов конференции по разоружению. В 1939 году А.А.Лангового как «английского шпиона» приговорили к восьми годам лагерей. На Колыме он заболел и ослеп на один глаз. Знакомый врач сумел кассировать его, перевез в Находку, поставил на ноги и определил фельдшером. Александр Алексеевич освоился быстро: впоследствии бывший комбриг с гордостью вспоминал, что во время своих ссылок он принял более ста родов.
Жену А.А.Лангового Ларису Александровну и троих сыновей выселили из знаменитого «моссельпромовского» дома (Калашный переулок, 2) в подвал на Садовой-Кудринской. Но и сюда отбывшему в 1947 году срок Александру Алексеевичу не позволили вернуться. В 1949 году его выслали в Красноярский край. Репрессировали и Ларису Александровну. Оба были реабилитированы и выпущены на свободу спустя пять лет.
Старший сын Александра Алексеевича Алеша, ушедший на фронт со второго курса МГУ, погиб в 1941 году на Карельском перешейке. Средний, Даниил (родился в 1927 году), окончил Московский геолого-разведочный институт, строил гидроузлы в Египте (Асуан) и в Сирии. Младший, Никита (родился в 1938 году), стал кадровым офицером.
Возвратимся к Ивану Петровичу Ланговому. Его сын Николай, родившийся в Роще (1878), — видный врач-педиатр, профессор 2-го Московского медицинского института, автор многих книг, в том числе учебника по детским болезням, выдержавшего 10 изданий и переведенного на английский язык. Жил Николай Иванович в Москве на Пятницкой улице, 65. Скончался в 1947 году, похоронен рядом с супругой Аллой Ивановной и дядей Сергеем Петровичем на Новодевичьем кладбище. Детей у него не было.


1. Справочная книга о лицах, получивших на 1875 год купеческие свидетельства по 1 и 2 гильдиям в Москве. М., 1875. С. 172.
2. Калужские губернские ведомости. 1876, № 74. С. 429.
3. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1884 г. М., 1884. С. 412.
4. Калужские епархиальные ведомости. 1885, № 24. С. 303.
5. Калужские губернские ведомости. 1876, № 92. С.369; 1883, № 14. С. 73.
6. Саитов В.И., Модзалевский Б.Л. Московский некрополь. СПб., 1908. Т.2. С. 146.
7. Там же. Т.3. С. 62.
8. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1916 г. М., 1916. С. 279.
9. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1930 г. М., 1930. С. 420.
10. Ланговой А.П. Цицерон, Марк Туллий. М., 1891−1893.
11. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1900 г. М., 1900. С. 177.
12. Сборник памяти Сергея Петровича Лангового. Л., 1926.
13. Канарский Н.Я., Эфрос Б.Е., Будников В.И. Русские люди в развитии текстильной науки. М., 1950. С.90−95.
14. Ланговой Н.П. Ткачество. СПб., 1901.
15. Ланговой Н.П. С.-Петербургский технологический институт с 1828 по 1893 год. СПб., 1894.
16. Весь Петербург. Адресная и справочная книга на 1902 г. СПб., 1902. С. 352.
17. Полунина Н., Фролов А. Коллекционеры старой Москвы. М., 1997. С.188−190; Портретная галерея Москвы. 1861−1910. Отдел рукописей РГБ. Ф.743, к.31, ед.хр.2, л.18.
18. Охотничьи записки Алексея Петровича Лангового. 1883−1891. Рукопись. Архив семьи Ланговых.
19. Ланговой А.П. Любительская теплица на высоте 7 этажа. М., 1911.
20. Полунина Н., Фролов А. Указ. соч.
21. Ланговой А.П. История моего собрания и знакомства с художниками. 1936. Отдел рукописей Государственной Третьяковской галереи. Ф.3, оп. III, ед.хр.319; док.232, 27.08.1911; док.253, 6.10.1917; док.217, 15.07.1904; док.156, 13.07.1895.
22. Малютин С. Избранные произведения / Сост. Голынец Г. В. М., 1987.
23. Артамонов М.Д. Московский некрополь. М., 1995. С. 197.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru