Русская линия
Московский журнал01.12.2000 

Летописец
(даны три сюжета): 1) О выставке документов, фотографий, семейных реликвий из 82 личных собраний, хранящихся в Московском городском объединении архивов, проходившей 30 августа 2000 года в Государственном выставочном зале «Беляево»; 2) О пресс-ко

11 октября 2000 года
Объединение «Мосгорархив»
(Международная улица, 10)
Фотовыставка, посвященная последствиям бомбардировок Югославии авиацией НАТО в марте — июне 1999 года

Название выставки — «Земля в пламени — жертва операции „Милосердный ангел“. 78 дней бомбардировки Югославии».
«Милосердный ангел» — так цинично окрестили свою варварскую военную операцию 19 «развитых», «цивилизованных» государств во главе с США. Подвергшиеся геноциду (на исконно сербской земле Косово и Метохия) сербы пытались отстоять целостность своей страны против албанско-мусульманского сепаратизма и терроризма так называемой Армии освобождения Косово — изуверов-фанатиков идеи Великой Албании, а по сути — марионеток в руках радетелей «нового мирового порядка». «Мировое сообщество», включившее накануне в свои ряды перебежавших в НАТО братьев-славян — поляков, венгров, чехов, — усмотрев в Косово «гуманитарную катастрофу албанского населения» (о жертвах и страданиях сербов — ни слова!), предприняли «миротворческую акцию». Выставка демонстрирует всю бездну кровавого ужаса, в которую ввергли суверенное балканское государство натовские «миротворцы» и «гуманисты».
Экспозиция подготовлена Архивом Сербии и Историческим архивом Белграда при содействии (предоставление помещения и оборудования, оформление) Центра научного использования и публикации архивного фонда (ЦНИиПАФ) объединения «Мосгорархив». Устроители с югославской стороны на открытии отмечали, что фотографии собирались по всей стране: разрушенные храмы, памятники архитектуры и культуры, музеи, театры, библиотеки, школы, больницы, детские сады, объекты жизнеобеспечения; трупы, кровь и слезы на фоне пожарищ… При этом югославские архивисты подчеркивали: экспонаты отбирались наиболее «безобидные», щадящие — такие, чтобы нормальный человек был в состоянии глядеть на них без шока.
В пресс-релизе говорится: «Выставленные фотографии показывают только частицу страшных материальных разрушений и ужасов, которые испытали невинные граждане в течение 78 дней беспрестанных бомбардировок. 1100 самолетов совершили более 25 200 боевых вылетов, на Югославию было сброшено свыше 25 000 тонн взрывчатых веществ. Использовались все виды боевых средств, в том числе кассетные бомбы… применение которых запрещено международными конвенциями. Жертвами бомбежек становились в основном гражданские лица. Убитых было более двух тысяч человек и около пяти тысяч — раненых… Люди гибли в своих домах, на рабочих местах, на дорогах, улицах, рынках. Гибли в дни празднования Пасхи… Во имя демократии НАТО систематически и круглосуточно бомбардировал военные и гражданские цели Югославии, нарушая прежде всего свой Устав, по которому может производить военные действия только на территории государств-членов. Государства, участвовавшие в натовской акции, нарушили свои собственные Конституции, запрещающие неспровоцированную агрессию. Нападение было осуществлено вопреки нормам и международного права: попранными оказались пункт 2 Устава ООН (применение силы без санкции Совета безопасности ООН), Женевская конференция о военном праве от 1949 года, Декларация о правах человека, Декларация о защите культурных ценностей, Декларация о принципах толерантности, а также многие другие статьи международного гуманитарного права, которыми международное сообщество до сих пор руководствовалось…»

Сразу двумя выставками — художественной и историко-краеведческой — была представлена Пермь в двух известнейших музеях столицы. «Россия, — писал когда-то пермяк Михаил Осоргин, — состоит из нагромождения земель, климатов, гор, равнин, народов, языков и культур». Расположенная на Западном Урале, на стыке Европы и Азии, где издавна проходили важнейшие торговые и кочевые пути, Пермская область со своими огромными природными ресурсами и уникальными историко-культурными традициями имеет «особенный цвет» на карте великой России. Не случайно когда-то земли Верхнего Прикамья называли Пермью Великой.
Экспозиция в Государственном Историческом музее включала только малую часть археологических, этнографических и художественных коллекций из областных собраний, насчитывающих более миллиона экспонатов. Тем не менее выставка оказалась впечатляющей. Минералы и окаменелости древних растений и животных представили одну из уникальнейших в мире — пермскую геологическую систему; медно-бронзовое литье древних уральских племен — пласт мировой культуры, известный как «пермский звериный стиль». Епископский посох начала XV века, украшенный накладками из резной кости с изображением деяний Стефана Пермского, просветителя пермских народов, — раритет национального значения. Пермская деревянная скульптура XVIII — XIX веков была широко представлена в обоих музеях. Среди уникальнейших образцов — Распятие XVIII века из церкви строгановского Орла-городка и «Святой Никола Можайский» (первая половина XVIII века). Редкий документ — Жалованная грамота Ивана IV Г. А.Строганову на земли по реке Каме (1558 год) относится к эпохе, когда в целях промышленного освоения восточных земель «именитые люди» солепромышленники Строгановы получили там обширные владения. Отсюда берут свое начало такие новые явления отечественной культуры, как живопись крепостных художников (интересен выставленный в Третьяковской галерее портрет работы С.П.Юшкова, изображающий не аристократку, а оброчную крепостную крестьянку Строгановых П.П.Шарину. Холст, масло. 1850-е годы), строгановское золотное шитье (великолепный образец — плащаница XVIII века из старейшего на Урале Пыскорского монастыря), строгановская иконопись (икона-складень «Распятие с предстоящими» XVII — XVIII веков).
Художественная выставка, проходившая в Третьяковской галерее в рамках проекта «Золотая карта России» (о котором «Московский журнал» писал не раз), значительно дополнила историческую. Пермская Государственная художественная галерея, представляющая собой сегодня одно из самых богатых в стране собраний — около 42 тысяч произведений, открылась 7 ноября 1922 года. Ее первым директором был Александр Константинович Сыропятов, оценивавший это событие как свидетельство «определенной культурной зрелости края». А.К.Сыропятова вскоре сменил Николай Николаевич Серебренников — собиратель основных коллекций, первый исследователь теперь всемирно известной пермской деревянной скульптуры. Его экспедиции 1922 — 1924 годов спасли еще остававшиеся образцы от полного уничтожения. Н.Н.Серебренников выпустил первый каталог, а в 1967 году издал книгу «Пермская деревянная скульптура». Не случайно предложенная москвичам и гостям столицы экспозиция была посвящена 100-летию со дня рождения этого талантливого музейщика.
Богата Пермская художественная галерея и произведениями русской живописи. В XIX веке сюда приехали будущий профессор Академии художеств В.П.Верещагин и его брат, академик пейзажной живописи П.П.Верещагин; в Прикамье долго и серьезно работали известный пейзажист И.И.Шишкин, ученики И.Е.Репина А.В.Маковский и В.А.Плотников.
Участие в московских экспозициях приняли также Пермский областной краеведческий музей, Коми-Пермяцкий областной краеведческий музей, музей Пермского государственного университета, краеведческие музеи городов и поселков области.

Музыка А.С.Лобзова — это не просто романсы на стихи русских поэтов, это — произведения, не укладывающиеся в узкие рамки жанра, соединяющие в себе редкую музыкальную выразительность, мощь художественно-философского постижения бытия и глубинную экспрессию истинной русскости. Тем поразительнее, что созданы они музыкантом-непрофессионалом: Александр Сергеевич окончил юридический факультет Московского университета и всю жизнь проработал в милиции, пройдя путь от рядового следователя до полковника, преподавателя Академии МВД. Получив частное музыкальное образование, но обладая даром Божиим, он оставил далеко позади многих профессиональных «подельщиков от музыки». И поистине, только в России могло произойти подобное; ибо ни в Германии, ни во Франции, ни в Италии не было, грубо говоря, полицейских, которые написали бы музыку, ставшую всенародно любимой.
Участников вечера Сергея Волжина-Ястребова и Александра Хохлова в последние годы жизни А.С.Лобзова связывала с ним личная и творческая дружба. Десять лет назад совместно с пианисткой, автором фортепианных переложений многих произведений композитора Оксаной Петриченко они задумали литературно-музыкальную программу, которая и была представлена зрителям на первом Вторнике «Московского журнала» сезона 2000/2001 года. Прозвучали романсы А.С.Лобзова на стихи А.А.Блока, Ф.И.Тютчева, А.А.Фета, Н.М.Рубцова, Н.И.Тряпкина, А.В.Жигулина (Александр Хохлов, партия фортепиано — Оксана Петриченко), стихотворения А.А.Блока, Ф.И.Тютчева и Н.М.Рубцова (Сергей Волжин-Ястребов), фортепианная импровизация на темы романсов А.С.Лобзова (Оксана Петриченко).
Одно из откровений более чем двухчасового концерта — то, как звучали стихи Николая Михайловича Рубцова, положенные на музыку А.С.Лобзовым. Ненавидимый либерал-авангардистами от литературы («Смердяков русской поэзии»), Рубцов и «державно-патриотическими» исполнителями, превозносящими его как «классика», большей частью поется в гитарно-бардовском, «окуджавовском» стиле, благодаря чему с творчества большого русского поэта так и не удается снять налет известной «маргинальности». А.С.Лобзов, пожалуй, единственный на сегодня композитор, в трактовке которого Николай Рубцов предстает именно как поэт высокой классической традиции, стоящий в одном ряду с Блоком, Тютчевым, Фетом…
Зал был переполнен: в проходы пришлось ставить стулья. И это — наиболее наглядное, хотя далеко не единственное свидетельство роста популярности Вторников «Московского журнала», имеющих уже почти десятилетнюю традицию.

Выпуск «Летописца» подготовили А.А.Белай, Н.А.Копылова


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru