Русская линия
Московский журнал01.08.2000 

Сахалинская нефть
Первые сведения о сахалинской нефти относятся к 1879 году. История разработок и день сегодняшний.

Первые сведения о сахалинской нефти относятся к 1879 году: именно тогда приказчик николаевского купца А.Е.Иванова Ф. Павлов «по указанию инородцев» отыскал на острове естественные нефтяные выходы — в зажатой между гор узкой долине на крайнем севере Сахалина в 9 верстах от побережья Охотского моря. Здесь оказалось множество наполненных нефтью ям. А.Е.Иванов проявил большой интерес к открытию своего приказчика и в 1880 году добился разрешения на разведку и добычу. Смерть разрушила планы предприимчивого купца.
В 1888 году право на разработку нефтяных месторождений Сахалина получил зять А.Е.Иванова Г. И.Зотов. В конце XIX — начале ХХ века он неоднократно пытался наладить дело, однако ему не хватило средств.
В 1889 — 1890 годы разведку нефтяных месторождений на Сахалине вел горный инженер Л.Ф.Бацевич, обследовавший реки Оха и Ноглики, районы Набильского и Ныйского заливов. Поиски в целом были успешными, и Л.Ф.Бацевич пришел к выводу о перспективности дальнейших работ в этом направлении.
В 90-е годы XIX века интерес к сахалинской нефти впервые проявили иностранные предприниматели. В 1892 году английская компания «Ройял Датч Петролиум» командировала на остров немецкого инженера Ф.Ф.Клейе, в 1898 году получившего разрешение открыть здесь нефтяные промыслы. Ему удалось привлечь ряд английских фирм и образовать в Лондоне «Сахалинский и Амурский нефтяной горнопромышленный синдикат» с капиталом в 100 000 фунтов стерлингов. Синдикат функционировал почти 10 лет, но промышленной нефти так и не получил.
После русско-японской войны геологические изыскания на Северном Сахалине продолжили экспедиции К.Н.Тульчинского, Э.Э.Анерта, Н.Н.Тихоновича, П.И.Полевого, выявив и детально изучив ряд месторождений (Охинское, Ногликское, Набильское, Нутовское, Боатасинское, Катанглинское, Эхабинское, Ныйское, Дагинское, Чайвинское, Пильтунское). Это привлекло внимание уже российских предпринимателей. В 1910 году создается «Петербургско-Сахалинское нефтепромышленное и каменноугольное общество» и «Владивостокско-Сахалинская экспедиция», немедленно подавшие заявки на разработку Набильского, Катанглинского, Ногликского, Пильтунского, Нутовского и других месторождений. Дальше заявок, правда, дело тогда не пошло. Одновременно резко возрос интерес к Северному Сахалину со стороны иностранных (прежде всего японских) компаний. В 1919 году здесь вели разведку недр фирмы «Мицубиси» и «Итокорада». Весной 1919 года правительство Колчака рассматривало вопрос о привлечении иностранного капитала на Северный Сахалин. Принимая решение, колчаковская администрация стремилась не допустить японского экономического господства в русской части острова, провозгласив принцип «открытых дверей» — свободной конкуренции между японским, американским и английским капиталом.
Что касается японцев, впервые они заинтересовались нефтью в 1916 году, когда представитель японской торговой палаты предложил Петроградскому геологическому комитету провести на Сахалине совместные изыскания. Однако в силу ряда причин разведочные работы на нефть были начаты японцами только в 1918 году. В период оккупации Северного Сахалина (1920 — 1925) они приступили к разработке месторождений.
Геологоразведочные работы первое время финансировались фирмой «Кухара» и морским министерством Японии. С 1921 года промышленно эксплуатируется Охинский нефтепромысел. Вскоре после этого создается акционерное общество «Хокусинкай», в которое вошли фирмы «Кухара», «Мицубиси», «Окура», «Ниппон ойл компани». Общество вело работы на восьми месторождениях (Оха, Эхаби, Пильтун, Нутово, Боатасын, Ноглики, Уйглекуты и Катангли). Самым продуктивным оказалось Охинское, где за время японской оккупации было добыто почти 20 000 тонн нефти.
В декабре 1925 года представители правительств СССР и Японии подписали в Москве концессионные договоры на эксплуатацию нефтяных месторождений Северного Сахалина (срок — 45 лет). Восемь месторождений (Оха, Нутово, Пильтун, Эхаби, Чайво, Ныйво, Уйглекуты, Катангли) общей площадью 4800 десятин были разбиты на участки, распределенные в шахматном порядке: половина — японской стороне, половина — советской. В качестве платы за концессию японцы обязались отчислять нам от 5 до 45 процентов своего нефтяного дохода, платить государственные и местные налоги, а также оплачивать аренду.
В 1926 году японские предприниматели учредили Северо-Сахалинскую акционерную нефтяную компанию, приступившую к эксплуатации Охинского нефтяного месторождения и разведке других отведенных ей участков. Добыча нефти росла довольно быстро и к 1933 году достигла 195 000 тонн. Однако скоро показатели стабилизировались, а с 1937 года начался спад, который продолжался вплоть до ликвидации концессий (1944), за время существования которых японцы добыли и вывезли с Северного Сахалина более 2 миллионов тонн нефти.
В 1928 году для эксплуатации советской части нефтяных месторождений острова правительство СССР создает государственный трест «Сахалиннефть», в первый же год работы добывший 296 тонн нефти. Далее наблюдается стремительный рост: 1932 год — 188 900 тонн, 1940 год — 505 000 тонн, 1945 год — 695 100 тонн. Он достигался за счет ввода в эксплуатацию все новых месторождений, что в свою очередь обеспечивалось непрерывным ведением поисковых работ, в результате которых были открыты богатейшие запасы нефти в районах Эхаби и Катангли. В конце 30-х годов Эхабинское месторождение стало самым продуктивным на Северном Сахалине. Так, в 1940 году оно дало 316 800 тонн нефти (более 60 процентов всей добычи треста).
Практически вся сахалинская нефть вывозилась за пределы острова. Часть шла на материк (в основном в Хабаровск, где в годы второй пятилетки построили нефтеперегонный завод), часть — на экспорт в Японию, в первой половине 30-х годов закупавшую не менее двух третей продукции «Сахалиннефти» (всего за 1929 — 1937 годы — 740 000 тонн). После 1937 года экспорт «черного золота» в Японию прекратился — в основном по политическим причинам.
Одной из сложнейших проблем нефтяной промышленности Северного Сахалина стала транспортировка нефти. В 1931 году построили нефтепровод Оха — залив Байкал, в годы второй пятилетки — нефтепровод Эхаби — Оха. За пределы же острова нефть вывозилась в периоды навигации танкерами — вплоть до 1942 года, когда вступил в строй нефтепровод Оха — Софийское-на-Амуре, по которому нефть могла идти на материк круглый год.
Сразу после войны произошел резкий спад сахалинской нефтедобычи: 1946 год — 812 000 тонн, 1947 — 735 000 тонн, 1950 — уже 617 000 тонн. Главная причина — несовершенство тогдашней технологии, при которой большая часть нефти оставалась в пластах. Это серьезно обеспокоило советское руководство. В нефтяную промышленность Сахалина только в 1948 — 1951 годах вкладывается 890 миллионов рублей — в основном на проведение геологоразведочных и буровых работ. Тогда же на остров направляются сотни квалифицированных нефтяников. В результате были открыты месторождения Тунгор и Колендо; кроме того, в 50-е годы началось освоение вторичных методов добычи, значительно повысивших эффективность эксплуатации промыслов. Все это позволило не только сдержать падение добычи, но и добиться ее значительного роста (с 735 000 тонн в 1947 году до 2 207 000 тонн в 1964 году); теперь нефть транспортировалась по нефтепроводу Оха — Комсомольск-на-Амуре (его строительство было завершено в 1952 году).
В 1964 году ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление «О мерах по ускоренному развитию производительных сил Сахалинской области», согласно которому добыча нефти к 1970 году должна была вырасти до 3,5 миллионов тонн (на 45,2 процента), газа — до 2,8 миллиардов кубометров (на 365,9 процента). Однако ни в 1970 году, ни позднее сахалинским нефтяникам так и не удалось выйти на запланированные показатели. За 1965 — 1984 годы добыча нефти увеличилась всего на 9,9 процента, газа — на 32,3 процента. Применявшиеся с середины 50-х годов вторичные методы добычи перестали оправдывать себя: по-прежнему более 80 процентов вязкой нефти оставалось в пластах. С 1967 года на старых промыслах Оха, Катангли, Восточный Эхаби начали закачивать в пласты под высоким давлением горячую воду и перегретый пар, под воздействием которых вязкая нефть приобретала повышенную текучесть и легче выходила на поверхность. Однако себестоимость ее была намного выше, чем добываемой фонтанным или газлифтным способом.
К началу 80-х годов основная масса нефтяных месторождений Сахалина оказалась почти исчерпанной: отбор извлекаемых запасов превысил 80 процентов. С 1974 года добыча вновь начала быстро падать. Только ввод в действие месторождения Монги позволил остановить падение и стабилизировать добычу на уровне 2,5 — 2,65 миллионов тонн в год.
Все это время на Сахалине не прекращались поисковые работы на нефть и газ, показавшие, что не менее двух третей запасов «черного золота» находится на шельфе. Освоение шельфа началось с конца 60-х годов. Вплоть до конца 70-х и разведочное, и промысловое бурение под дно Охотского моря велось с берега. Затем для разведочного бурения стали использовать плавучие буровые установки. Итог — открытие Чайвинского, Одоптинского и Пильтун-Астохского нефтегазовых месторождений.
С началом «перестройки» нефтяная промышленность Сахалина вступила в полосу очередного спада (за 1985 — 1991 годы — на 28,7 процента), так как островные месторождения находились в заключительной стадии эксплуатации, использование же вторичных методов добычи непомерно удорожало продукцию. Все надежды ныне связываются с запасами нефти на сахалинском шельфе.

М.С.Высоков

Первые шаги в изучении сахалинского шельфа на нефтегазоносность были сделаны в 1957 — 1958 годах по программе Международного геофизического года. Тихоокеанская комплексная геофизическая экспедиция Института физики Земли АН СССР под руководством П.М.Сычева с научно-исследовательского судна «Академик Карпинский» выявила Одоптинскую антиклинальную зону (антиклиналь — складка слоев горных пород, обращенная выпуклостью вверх. — Ред.), включающую Пильтун-Астохское поднятие. В обосновании первых морских работ принимали участие доктор геолого-минералогических наук С.Н.Алексейчик, кандидаты геолого-минералогических наук В.С.Ковальчук и И.П.Милашин, а также главные геологи объединения «Сахалиннефть» К.И.Гнедин и О.О.Шеремет.
Результаты дальнейших морских и прибрежных исследований послужили основой для начала переговоров между СССР и Японией по разведке и добыче нефти и газа на шельфе острова Сахалин. В 1972 году японской стороной создана акционерная компания «Содеко», а в 1975 году подписано Генеральное соглашение, предусматривающее выделение Японией Советскому Союзу кредита в размере 100 миллионов долларов, возмещаемого в случае успеха намеченного предприятия. В последующие годы было получено еще два кредита. Именно эти средства позволили советской стороне приобрести геофизическое оборудование для обработки результатов сейсморазведки и начать строительство первой самоподъемной плавучей буровой установки «Оха». Так был заложен фундамент морской геологоразведочной отрасли Сахалина.
В 1976 году Тихоокеанская морская экспедиция НПО «Южморгео» в сотрудничестве с французской компанией «Си Джи Джи» с геофизического судна «Орион Арктик» выполнила более 25 000 погонных километров сейсморазведки на северо-восточном шельфе Сахалина. С 1977 года все исследования осуществляются с советских судов («Мирный», «Поиск», «Искатель») и советскими специалистами треста «Дальморнефтегаз-геофизикоразведка» (А.А.Казимиров, Я.Н.Протас, И.И.Хведчук).
С арендованной самоподъемной буровой установки «Борстен Долфин» пробурена первая поисковая скважина на северном своде структуры Одопту-море; 6 октября 1977 года получен первый фонтан «морской» нефти дебитом 150 тонн в сутки. В 1978 году открыто Чайвинское нефтегазоконденсатное месторождение (руководители работ И.И.Тютрин, Б.К.Юсупов, И.М.Сидоренко, Н.П.Зарудний, Ю.А.Тропов и другие). Все вышеописанное происходило в рамках Генерального соглашения с Японией.
В 1984 — 1992 годах, уже вне этих рамок, за счет государственных средств открыты Венинское, Лунское, Пильтун-Астохское, Изыльметьевское, Аркутун-Дагинское и Киринское месторождения. К 1992 году на Пильтун-Астохской и Лунской структурах завершена разведка, подсчитанные запасы углеводородов утверждены Государственным Комитетом по запасам полезных ископаемых, месторождения подготовлены к разработке (под руководством И.М.Сидоренко, Ю.А.Тропова, А.С.Торчинова, В.А.Касумова и других).
В целом за все время работ на шельфе пройдено порядка 400 000 погонных километров сейсморазведки и пробурено 73 поисково-разведочных скважины; открыто восемь морских месторождений нефти, газа и газоконденсата: семь — на шельфе Северного Сахалина, один — на присахалинской акватории Татарского пролива.
К сожалению, поисковое и разведывательное бурение на перспективных структурах сахалинского, камчатского и магаданского шельфов с 1993 года полностью прекращено. Объемы буровых работ на уже открытых месторождениях, производимых за счет средств иностранных компаний, слишком незначительны, так что о них не стоит и говорить.


+ + +

На сегодня охотоморский шельф Северного Сахалина является главным нефтегазоносным районом Дальнего Востока России; в его пределах только разведано 384 миллиона тонн нефти, газоконденсата и около триллиона кубометров газа; общий же предполагаемый объем извлекаемых запасов превышает разведанный более чем в три раза. Четыре морских месторождения уже подготовлены к промышленному освоению.
Учитывая гигантскую капиталоемкость морской нефтегазодобычи, эксплуатацию месторождений решено было осуществлять с привлечением зарубежных нефтяных компаний на принципах Соглашения о разделе продукции. Для этого северо-восточный сахалинский шельф разбили на шесть участков и выставили их на конкурс. Для каждого предусмотрен свой проект разработки: «Сахалин — 1, 2, 3, 4, 5, 6». По первым трем конкурс уже проведен и лицензии выданы.
Проект «Сахалин — 1». Охватывает нефтегазоконденсатные месторождения Одопту-море, Чайво, Аркуту-Даги. Участвуют компании «Содеко» (Япония), «Эксон» (США), «Роснефть» — «Сахалинморнефтегаз» (Россия). Доля российских предприятий — 40 процентов. Цель проекта — разработка месторождений Одопту-море и Чайво, разведка и последующее освоение месторождения Аркуту-Даги. Разведанные запасы: 193 миллиона тонн нефти и конденсата, 293 миллиарда кубометров природного газа; общие потенциальные ресурсы — 294 миллиона тонн и 353 миллиарда кубометров соответственно.
Проект «Сахалин — 2». Цель — разработка Пильтун-Астохского и Лунского нефтегазоконденсатных месторождений, выявленных, разведанных и подготовленных к эксплуатации ОАО «Сахалинморнефтегаз» за счет средств госбюджета России. Промышленные запасы: разведанные — 125 миллионов тонн нефти и 449 миллиардов кубометров газа, потенциальные — 154 миллиона тонн и 534 миллиарда кубометров соответственно. Осуществляется компанией «Сахалинская энергия», созданной зарубежным консорциумом МММШ («Маратон», «Мицуи», «Мицубиси», «Шелл»). Российские компании в проекте участия не принимают.
Проект «Сахалин — 3». Цель — проведение геологоразведочных работ с последующей разведкой и эксплуатацией обнаруженных месторождений в пределах Восточно-Одоптинского, Аяшского и Киринского акваториальных участков, или блоков.
Права на освоение Восточно-Одоптинского и Аяшского блоков предоставлены компании «Эксон» — участнице проекта «Сахалин — 1». Потенциальные ресурсы — 137 миллионов тонн нефти и конденсата, 145 миллиардов кубометров природного газа. Исследования здесь являются логическим продолжением работ по проекту «Сахалин — 1», что делает весьма вероятным подключение к ним ОАО «Сахалинморнефтегаз».
Киринский блок отдан консорциуму «Мобил — Тексако» (США). Открытие в 1992 году ОАО «Сахалинморнефтегаз» Киринского газоконденсатного месторождения, наличие перспективных структур, в том числе Южно-Киринской и Мынгинской, обещают и здесь богатый «урожай». Геолого-геофизические исследования показали, что только Южно-Киринская площадь может содержать 450 миллионов тонн нефти и 720 миллиардов кубометров газа; в случае, если месторождение окажется и газоконденсатным (что весьма вероятно, учитывая результаты бурения), его извлекаемые запасы составят более триллиона кубометров газа и около 150 миллионов тонн конденсата. В настоящее время подписано соглашение между «Мобил — Тексако» и «Сахалинморнефтегазом» о совместном освоении Киринского блока.
Участки шельфа «Сахалин — 4», «Сахалин — 5» и «Сахалин — 6» планируется выставить на конкурс по проведению геологоразведки на условиях Соглашения о разделе продукции. Эти акватории изучены только сейсморазведкой; их перспективы оцениваются по аналогии с прилегающими прибрежными месторождениями острова («Сахалин — 4» — газовые и газонефтяные месторождения Узловое, Астрахановка, Некрасовка, Колендо; «Сахалин — 5» — нефтяные месторождения Оха, Эхаби, Восточное Эхаби; «Сахалин — 6» — нефтяное месторождение Окружное).
Ресурсы присахалинского шельфа Татарского пролива, заливов Терпения и Анива, учитывая в целом отрицательные результаты бурения, оцениваются невысоко, хотя открытия здесь небольших месторождений типа Изыльметьевского вполне вероятны.

В.Э.Кононов, А.В.Черный

От редакции. Нам представляется вполне уместным привести здесь фрагменты (частью пересказ) статьи одного из авторов очерка, члена-корреспондента международной Академии минеральных ресурсов А.В.Черного, напечатанной в газете «Советская Россия» (25 мая 2000 г.). Статья называется «Такая доля хуже неволи», имеет подзаголовок «Коварные инвестиции, или Как Сахалин развивает экономику США» и четко расставляет ряд акцентов в вышеописанной картине освоения сахалинского шельфа.
В начале автор приводит официальную статистику объемов иностранных инвестиций, привлекаемых в различные регионы России, согласно которой Сахалинская область по данному показателю идет второй после Москвы. Однако люди там, согласно той же статистике, живут все хуже. Но ведь инвестиции, по идее, — это реконструкция, расширение старых и организация новых предприятий, то есть создание дополнительных рабочих мест, инфраструктуры, увеличение выпуска конкурентоспособной продукции и, как следствие, рост экспорта, то есть в конечном итоге — повышение уровня жизни населения на инвестируемых территориях. В Сахалинской же области наблюдается «парадокс»: инвестиций, как утверждается, все больше, а жизнь людей — все плачевнее. Далее в статье говорится: «Общеизвестно, что абсолютно вся добываемая на шельфе нефть прямо с платформы загружается в танкеры и вывозится за границу. Такая схема… не требует создания какой-либо инфраструктуры на острове. В результате за счет инвестиций не построено ни одного погонного метра нефте- или газопроводов, ни одного километра дорог, ни одного пролета линий электропередач или связи, ни одного квадратного метра жилья для жителей области — ничего, что могло бы конкретно отразиться на улучшении жизни населения. Так на что же потрачены „наши“ инвестиции? Старушку-платформу „Моликпак“ купили в Канаде за 29,7 млн. долларов, отбуксировали в Южную Корею и на 70 с лишним миллионов задали ей ремонт, из японского металла за 53 млн. долларов сделали подставку, затем группа иностранных компаний во главе с „Ван Оорд“ притащила ее в Охотское море и поставила на точку — считай еще 50 млн. долларов. Прибавьте еще около 200 млн. долларов на строительство плавучего нефтехранилища „Оха“, специально построенного для того, чтобы наша нефть мимо нас уплывала из России, а нам остается чувство гордости за второе место по объему инвестиций в стране и „право“ возместить затраты инвестора с процентами за кредит. И это несмотря на то, что от заказа на строительство данного „парохода“ получили доходы (и новые рабочие места) не российские предприятия, а фирмы Южной Кореи (корпус), США (узел замера нефти), Швеции (заказчик) и даже графства Монако (субподрядчик). Неплохо заработали на проекте „Сахалин — 2“ фирмы „Хьюстон инжиниринг“ и „Сандвелл"… и многие другие… Кое-что перепало и нашим геофизикам, морским буровикам, строителям и другим участникам шельфовых проектов“.
Однако чиновники областной администрации, вместо того чтобы честно сообщить населению, сколько заработали те или иные сахалинские предприятия и как это отразилось на бюджете области, молчат, туманно ссылаясь на требования „конфиденциальности“.
"Впрочем, примерный анализ можно провести… Например, стоимость „американской деревни“ — так в народе называют жилой комплекс для иностранных специалистов „Сахалинской энергии“ — оценивается в 60 млн. долларов. Известно, что абсолютно все материалы и конструкции для этого объекта изготовлены в США. На Сахалин… завозился даже песок в мешках. Оказывается, нет в России ни леса, ни цемента, а уж песка на Сахалине днем с огнем не найдешь. Таким образом, остается только оплата нашей дешевой рабочей силы… А куда же попали остальные десятки миллионов долларов инвестиций? Правильно! На расширение производств и создание рабочих мест в американских фирмах-поставщиках и их посредниках, на получение прибыли и выплату налогов в бюджет США и, как следствие, повышение уровня жизни населения страны-инвестора».
«Основными составляющими доходов России являются: доля нефти и газа от раздела продукции, а также налог с прибыли. Все это Россия, возможно, будет получать, но только с началом получения прибыли инвестором, который, может быть, покажет эту прибыль, но после погашения многомиллиардных кредитов, большую часть которых инвестор направляет на развитие экономики своей страны (см. выше)… Теоретически такой инвестиционный процесс может продолжаться сколь угодно долго…»
В ответ на уверения губернских чиновников, что область получает от инвесторов роялти и бонусы, автор настаивает на необходимости давать термины в переводе, а цифры — в сравнении.
«Роялти — это плата за пользование недрами… В США минимальная плата, с которой начинают рассматривать проекты, — 12,5%. Средняя ставка в мире — около 18%, а в Германии — до 40%. Плата за пользование недрами в нашей стране самая низкая в мире — 6% в год от объема добываемых ресурсов. Бонус — по-русски просто премия, которую выплачивает инвестор на различных этапах проекта… Если оценивать по сегодняшним ценам месторождения нефти и газа, бездарно отданные „Сахалинской энергии“, то сумма всех бонусов составит 0,002 часть стоимости запасов…»
«И, наконец, последнее, что могло бы пойти на пополнение районных и областного бюджетов, — это местные налоги от текущей деятельности предприятий-инвесторов… Но мы и здесь впереди планеты всей!.. Областная Дума 27 мая 1997 года принимает уникальный закон, статья 1 которого гласит: «На срок действия Соглашения Инвестор освобождается от любых применимых налогов, сборов и других обязательных платежей… в областной бюджет». А срок действия Соглашения — 25 — 30 лет. Большинство депутатов так и не поняли, что капвложения в проекты Сахалин — 1 и 2 осуществляются не за счет собственных средств инвесторов, а путем привлечения кредитов мировых финансовых структур. Эти кредиты… России предстоит возместить нефтью и газом. В ТЭО проектов предусмотрены все виды налогов, а Сахалинская область просто отказалась от обоснованной части уже выданного кредита, оставив инвесторам возможность расходовать ее по собственному усмотрению. Народные избранники дали налоговые льготы не погибающим совхозам, птицефабрикам или хлебозаводам… а «вконец обездоленным» из-за низких цен на нефть… компаниям «Марафон», «Мицуи», «Шелл», «Шеврон"… Вот и выходит, что вся наша доля состоит из долгов…»
«Вся эта история могла бы показаться забавной и даже смешной, если бы не предопределяла нам трагические перспективы. В течение предыдущего десятилетия на шельфе Сахалина создана серьезная сырьевая база… Предполагалось, что столь существенные энергетические ресурсы станут основой экономического развития всего Дальневосточного региона. В результате подписанных соглашений по проектам Сахалин — 1, Сахалин — 2 отданы 5 из 7 разведанных месторождений. В случае подписания соглашения Сахалин — 3 Россия вовсе лишается подготовленной ресурсной базы на шельфе Сахалина. Все открытые сахалинскими специалистами нефтегазовые месторождения будут принадлежать иностранцам. Кроме этого, все перспективные структуры руководители области уже подготовили к распродаже в соглашениях Сахалин — 4, 5, 6. В связи с этим я, избиратель, спрашиваю: «…Какую цель вы преследуете, пытаясь на корню распродать то, что принадлежит будущим поколениям?"… За последние семь лет не открыто ни одного месторождения на шельфе Сахалина при наличии массы подготовленных структур. В этот же период все усилия губернатора были направлены на демпинговую распродажу не им открытых богатств острова… В августе 1996 года, в разгар лососевой путины, переворотив сотни тысяч тонн донного грунта, устанавливалась платформа «Моликпак» в Охотском море. 6 сентября отрапортовали о завершении работ, а 11 сентября В. Черномырдин подписывает распоряжение правительства, разрешающее… проведение этих работ. Это же как нужно было заинтересовать Виктора Степановича, чтобы он… задним числом подписал столь нужный инвесторам документ?»
Основной пафос статьи:
«Вполне объяснимо стремление иностранцев застолбить наши ресурсы для своих детей, но кто-то же должен думать и о наших детях».
Завершается же она так:
«Воистину, прав был Альфред Нобель, давший определение: «Демократия — это диктатура подлецов». И добавить нечего».

Материал проиллюстрирован фотографиями В.Я.Сачека


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Оптом сорбент нефтепродуктов http://larn32.ru/. . Ножницы парикмахерские японские парикмахерские ножницы.