Русская линия
Московский журнал01.06.2000 

Летописец
(дан один сюжет): О вечере, посвященном 200-летию со дня рождения поэта Евгения Абрамовича Баратынского в рамках «Вторников «Московского журнала».

18 апреля 2000 года
Центральный Дом работников искусств (Пушечная, 9)
Вторники «Московского журнала»

Вечер, посвященный 200-летию со дня рождения Евгения Абрамовича Баратынского (1800 — 1844)

Это был последний Вторник «Московского журнала» перед летними каникулами. По условиям расписания Вторников юбилей Е.А.Баратынского отмечался нами с небольшим опозданием — Баратынский родился в феврале (ст. ст.). Впрочем, это опоздание не существенно в свете того факта, что в «урочное время» по поводу знаменательной годовщины промолчали почти все печатные и электронные СМИ.
И.А.Бунин в год 100-летнего юбилея поэта писал: «Поэзия Баратынского никогда не имела временного, текущего интереса, а сосредоточивалась на так называемых «вечных вопросах…» В том-то все и дело. Кто из сегодняшних газетно-телевизионных «властителей дум» задается «вечными вопросами»? Все уперты именно во «временный, текущий интерес», в который никоим образом не вписывается: «…И на строгий Твой рай силы сердцу подай».
Но у Бунина дальше сказано «…его (Баратынского. — И.М.) интересы нельзя отнести к числу пережитых и уже сданных в архив». Это бунинское «нельзя» стоит на трудноуловимом и трудноформулируемом чувстве величия и исключительного значения Баратынского-поэта, которое никак не вытекает из суммы литературоведческих высказываний о нем, собранных по ученым статьям, книгам и энциклопедиям («поэт мысли» и тому подобные штампы), но которое прямо и непосредственно заставляет многих и многих повторить вслед за другим русским поэтом — Георгием Ивановым: «…С Баратынским нельзя расстаться, раз узнав его. С ним, как с Пушкиным… узнав его, хочется жить и умереть». И это второе «нельзя» есть прямое продолжение первого, бунинского. Оно неизъяснимо и прикладного значения — хотя бы в том смысле, чтобы устроить всенародное торжество (все же дата колоссальна, шутка ли — 200 лет!) — иметь попросту не способно. О Баратынском лучше всего можно сказать словами Тютчева, столь блистательно развившего пафос «поэзии мысли»: умом его не понять и аршином общим не измерить. Баратынский — тайна, и тайна эта открывается лишь в «воздыханиях неизреченных». Поэтому «пытать» поэтический мир Баратынского «весами и мерой» учено-рассудочных дефиниций — дело безнадежное. Он постигается сердцем. Именно так произошло на вечере, где состоялся премьерный показ музыкально-литературной композиции «Игра стихов, игра златая», посвященной жизни и творчеству Евгения Абрамовича Баратынского.
Жанр композиции лишь очень приблизительно можно определить как «музыкально-литературный рассказ» — хотя это, конечно, рассказ, представляющий собой сплав музыки, пения и литературного повествования. Сцена убрана в стиле начала XIX века. Горят свечи. Стоит старинный рояль. На сцене музицируют, поют, читают стихи и письма Баратынского, воспоминания о нем современников — Пушкина, Плетнева, Киреевских, Хомякова… Все это сливается в единое действо, в котором как бы воскресает дух эпохи, дух самого Баратынского. Все исполнители превосходны и вдохновенны: солист Государственного Академического Большого театра В. Красов и солистка Московской Государственной филармонии О. Чеснокова (вокал), заслуженный артист России В. Линзон (фортепиано), заслуженные артисты России М. Поздняков и О. Фомичева-Москвитина (ведущие и исполнители стихотворных, мемуарных и эпистолярных текстов). О. Фомичева-Москвитина является к тому же и автором композиции.
Сезон Вторников «Московского журнала» 1999 — 2000 года завершен. Следующий откроется, как всегда, в октябре. Мы ждем вас 31 числа в 18 часов в ЦДРИ…

И.И.Магер


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

за выгодную плату парты осанка в москве