Русская линия
Московский журнал А. Брейтбарг01.12.2000 

Августейшая благодетельница
О Ф.В.Волковой, в судьбе которой заметную роль сыграла Императрица Мария Федоровна Романова.

Как живой отклик на материал об императрице Марии Федоровне, опубликованный в № 6 за 2000 год нашего журнала, мы получили воспоминания московской учительницы с сорокалетним стажем Лидии Петровны Лифляндцевой о своей родной тете Фелицате Васильевне Волковой, в судьбе которой заметную роль сыграла супруга императора Александра III.
В конце прошлого века многих представителей царской семьи можно было увидеть летом в окрестностях их Ливадийского дворца в Крыму. Каждый день после полудня, как по расписанию, на дороге Ливадия — Ялта в сопровождении охраны появлялся кортеж. Не столь представительный, как в столицах, он тем не менее привлекал к себе зевак из местных жителей и отдыхающих. И первыми навстречу ему устремлялись дети — в ожидании традиционных пакетиков со сладостями, которые из последней кареты раздавали двое слуг в ливреях.
Шел 1890 год. Однажды в толпе детей, буквально в двух шагах от императрицы, очутилась десятилетняя девочка Фаня (так дома звали Фелицату). Чем-то привлекло Марию Федоровну это детское личико: кортеж остановился. У девочки не было одного глаза. На вопрос, что случилось, та незатейливо отвечала: «Болел и вытек». Явно не удовлетворившись таким ответом, Мария Федоровна велела передать родителям, чтобы те завтра же привели дочь в ливадийскую лечебницу для обследования.
Это оказалось спасительным. Обследование показало, что глаз потерян из-за осложнения после «испанки»; но главное — сильно поражен нерв и второго глаза: без оперативного вмешательства девочке грозила полная слепота… Началось лечение; более месяца Фаня провела в больнице. Причем каждую субботу ее навещал кто-нибудь из приближенных императрицы — с корзиной фруктов и красивой, всякий раз по-новому наряженной куклой. Глаз был спасен и полностью восстановлен; на месте же утраченного (снова инициатива Марии Федоровны) поставили искусственный, ничем не отличавшийся от настоящего.
До конца жизни (неполных восемьдесят шесть лет) Фелицата Васильевна Волкова хранила чувство благоговейной благодарности к августейшей благодетельнице. Когда частную ялтинскую школу, в которой она училась, посетил министр образования Константин Петрович Победоносцев, ей поручили выступить перед ним. Она читала стихотворение «На смерть Александра III» (император недавно погиб от рук террористов-народовольцев) — и, искренне, горячо сострадая овдовевшей императрице, читала так, что удостоилась похвалы самого министра и получила в подарок книгу с золотым тиснением.
По окончании школы Фелицата Волкова владела тремя иностранными языками; образование ее продолжилось во французской школе домоводства в Москве, из которой она вышла с наилучшими рекомендациями. Нужно было устраиваться на службу. Недостатка в предложениях не было. Фелицата выбрала место экономки в доме графа Д.А.Милютина (1816 — 1912), генерал-фельдмаршала, бывшего военного министра, почетного члена Петербургской академии наук. Служба у Милютина была привлекательна для Фелицаты Васильевны и тем, что давала возможность бывать летом в родном Крыму: имение графа находилось близ Симеиза, в двадцати километрах от Ливадии. Здесь она еще не однажды встречала представителей царской семьи, чаще всего — самого императора Николая II, которого связывала с графом Милютиным искренняя дружба. Император посещал Дмитрия Алексеевича запросто, иногда даже оставался ночевать. Интересно, что после революции, когда поместье превратили в санаторий, в нем работала двоюродная сестра Фелицаты Волковой: жила она в той самой небольшой, скромно обставленной комнатке, где когда-то ночевал Николай II.
После смерти Д.А.Милютина опытная уже экономка Фелицата Волкова получила приглашение от дочери знаменитого магната и благотворителя Саввы Тимофеевича Морозова. Подобно покойному отцу, Мария Саввишна также меценатствовала: Фелицате Васильевне не раз доводилось передавать от нее конверты с деньгами А.М.Горькому. Наконец, третьим местом службы Фелицаты Васильевны стал дом Михаила Лосева, богатого фабриканта. Революцию и новую власть Лосев воспринял на удивление благодушно: добровольно сдал всю недвижимость и капитал и поступил главным бухгалтером в один из НИИ, оставив за собой лишь две комнаты в фамильном доме на Арбате. В одной из них Фелицата Васильевна Волкова прожила до конца своих дней. Прекрасно ладила с многочисленными, часто сменявшимися соседями; многие полюбили ее как родную. До старости сохранила она статную девичью осанку, доброжелательную улыбку на лице и каждое утро встречала молитвой о своей благодетельнице императрице Марии Федоровне Романовой.

Записал А.Л.Брейтбарг


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Комбинированные дома: проектирование кирпичных и деревянных домов. Гарантия качества.