Русская линия
Московский журнал А. Мусин-Пушкин01.12.2000 

Замечание о границах Древней Руссии
Неизвестная историко-публицистическая работа, хранящаяся в ЦГАДА.

«…наши летописатели, любя краткость, не заботились описывать… границ как своих, так и соседних народов» (Книга Большому Чертежу, или Древняя карта Российского Государства, поновленная в Разряде и списанная в Книгу 1627 года. СПб., 1792. С. XVI).
Это правда. Отечественная литература от древности до XIX столетия насчитывает буквально единицы произведений, специально рассматривающих проблему становления государственных границ и обеспечения пограничной безопасности России. Определенные элементы подобного подхода лишь фрагментарно наличествуют в «Казанской истории» (1564−1565), в трудах А.И.Лызлова «О Скифии и границах ея» (1692), П.П.Шафирова «Рассуждение, какие законные причины Его царское величество Петр Первый… к начатию войны против Карола 12 Шведского 1700 году имел» (1717), В.Н.Татищева «История Российская с самых древнейших времен» (1768−1848) и некоторых других.
Тем поразительнее факт почти полной невостребованности исторических трудов графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина (1744−1817), члена Российской Академии, президента Академии художеств, обер-прокурора Святейшего Синода, издателя «Русской правды» и «Слова о полку Игореве». Его знают и чтут в первую очередь как археографа, неутомимого собирателя и хранителя письменных и вещественных памятников отечественной культуры; гораздо менее он известен в качестве ученого-историка, что представляется глубоко несправедливым.
Принадлежащее А.И.Мусину-Пушкину «Историческое исследование о местонахождении древнего российского Тмутараканского княжения» (СПб., 1794) по сути является первой попыткой реконструкции на основе письменных и вещественных источников одного из важнейших участков южного рубежа России X — XII веков.
Приложением к «Историческому исследованию…» был издан «Чертеж, изображающий часть древния России с окрестными народами» — весьма значимый и ценный историко-картографический документ.
В период раздела Речи Посполитой (1772−1795) и определения новых западных границ Российской Империи А.И.Мусин-Пушкин подготовил «Карту, сочиненную и переданную Великой Екатерине для раздела Польши с описанием границ древней России», изданную при Корпусе Чужестранных Единоверцев под названием «Часть России со смежными Державами, разделенная на губернии и уезды. 1796 года». Карта упоминается в «Биографических сведениях о жизни, ученых трудах и собрании Российских Древностей графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина», составленных К.Ф.Калайдовичем (ЦГАДА. Ф.1270, оп.1, ед.хр.30); нынешнее ее местонахождение пока не установлено.
Переданный графом для публикации Обществу истории Древностей Российских «Перевод и краткие примечания к договору Мстислава, заключенному в 1229 году с городом Ригою и Готским берегом» считается погибшим в 1812 году при пожаре Москвы вместе с библиотекой Общества (Калайдович К.Ф. Указ. соч. Л.14 об.), однако его название говорит само за себя.
В историко-лексикографическом труде А.И.Мусина-Пушкина «Описание городов, народов и урочищ, означенных в Чертеже, собранное из Истории Г. Татищева, Географического Словаря его, Записок касательно Российской Истории, из Книги древнего Большого Чертежа, рукописей Г. Болтина и некоторых других» (также изданном в приложении к «Историческому исследованию…») впервые раскрывается ряд лексем и понятий, употребляемых при наименовании и описании населенных пунктов, этносов и государств.
Наконец, существует и вовсе неизвестная, во всяком случае никогда не публиковавшаяся, историко-публицистическая работа А.И.Мусина-Пушкина, которая так и называется: «Замечание о границах древней Руссии». Она находится в Государственном архиве древних актов, в архиве Мусиных-Пушкиных, в описи которого значится одной строкой лишь ее название (впрочем, отсутствующее в «Биографических сведениях…» К.Ф.Калайдовича, непосредственно относящихся ко времени жизни Алексея Ивановича).
Объем «Замечания…» — 13 листов большого формата. Листы не сброшюрованы и сложены в папку. Машинопись синего цвета. Орфография XIX века. На титуле название: «Замечание о границах древней Руссии» и — черными чернилами — пометка: «Труды графа Алексея Ивановича». Текст (название продублировано и в его начале) идет сплошным столбцом, слева на полях — машинописные примечания, отнесенные к тексту цифрами, буквами (в одном месте даже значком § - возможно, опечатка) или просто расположением против комментируемых мест. Все это нами воспроизводится так, как сверстано в оригинале. Запись черными чернилами в скобках сразу после заголовка гласит: «Заметки на полях сделаны рукою Графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина». Имеется небольшая правка черными же чернилами (в публикации не оговариваемая). На странице 7 опять же черными чернилами от руки транскрибировано название «венгерского города Еперiесъ» — «Ереries». Ряд фраз подчеркнут сплошной чертой. На странице 11 в оставленный пробел довольно неразборчиво вписано по-французски: «L'art de…<>». Со страницы 3 по страницу 4 об., разрывая повествование на полуфразе («и поныне именуется… Русь»), следует нечто вроде вставки под отдельным заголовком: «Главныя черты границ Российского государства 10-го и 11-го столетия; из записок касательно Российской Истории часть V. Примечания», хотя это не столько примечания, сколько словесная схема-резюме. В любом случае данный отрывок логичнее было бы поместить в конце. Похоже, здесь просто спутаны и в результате неверно пронумерованы страницы. Так или иначе, в расположении «Примечаний» мы следуем оригиналу.
Судя по всему, перед нами позднейшая машинописная копия авторской рукописи — с пометками и правкой копииста, возможно, готовившего рукопись к печати. Кто был этот копиист — предмет отдельного, обещающего весьма интересные находки исследования. Как уже сказано, «Замечание…» никогда не издавалось, более того, в отечественной историографии и библиографии по истории и филологии работа даже не упоминается — за одним исключением: о ней говорится в книге В.П.Козлова «Кружок А.И.Мусина-Пушкина и „Слово о полку Игореве“. Новые страницы истории древнерусской поэмы в XVIII веке» (М., 1988) — правда, вскользь, в нескольких строках и без раскрытия содержания (большего, впрочем, замысел книги и не требовал).
«Замечание…» не датировано, но, учитывая тематику и прямые авторские указания на «новейшие обстоятельства», его создание можно с уверенностью отнести ко времени после победы над Наполеоном, накануне Венского конгресса (сентябрь 1814 — июнь 1815), на котором страны-победительницы обсуждали в числе прочего и послевоенное устройство в Европе. А это — в первую очередь вопрос границ. И вот в работе А.И.Мусина-Пушкина дается исчерпывающее обоснование законности тогдашних территориальных притязаний России.
«Замечание…» уникально во многих отношениях. Впервые в русской историографии появляется специальное исследование процесса становления границ и трактовка вопросов пограничной безопасности России. Также впервые А.И.Мусин-Пушкин использует результаты исторических изысканий для решения современных ему национально-государственных задач, что до него если и делалось, то только эпизодически, а не последовательно-методологически. Наконец, автор предстает здесь не только как оригинальный историк, но и как патриот-государственник, сочетая глубину исторического анализа с масштабностью актуального геополитического мышления. Документ, безусловно, заслуживает последующего научного издания и всестороннего изучения. Наша же сегодняшняя задача — ввести его в научный оборот.
«Замечание о границах древней Руссии» Алексея Ивановича Мусина-Пушкина публикуется по источнику: ЦГАДА. Ф.1270, оп.1, ед.хр. 42. Орфография и пунктуация приведены в соответствие с современными нормами. Исправления явных опечаток не оговариваются. Стилевые анахронизмы и имеющий кое-где место орфографический разнобой, вроде вариативности написания некоторых слов («Руссия» — «Россия») и выражений (граничит «на Севере» — «на Север»), не устраняются. Рукописные пометки и вставки воспроизводятся с оригинала. Упоминаемый в тексте Стриковский — это польский хронист М. Стрыйковский, который, по оценке В.Н.Татищева, «довольно основательно русскую историю описал».

ЗАМЕЧАНИЕ О ГРАНИЦАХ ДРЕВНЕЙ РУССИИ

Издревле Государи Русские в титлах писали: Царь Великия, Малыя, Черныя, Белыя и Красныя Руссии Самодержец. Сие титло показывает, что Руссия имела пять отделений и что Владыки Русские никогда не отказывались от права на похищенные у Государства области. Сей титул переменился, и пишут ныне: всея Руссии Самодержец, но доколе вся древняя Россия не будет соединена под единую державу, до тех пор Царь Российский не будет Самодержец Всея Руссии, следственно, и поныне Государи владение чужих Держав, не принадлежащее их Короне, признают не законным, а насильственным.
Великая Руссия граничила к Северу с Белым морем; на Восток с поясными горами, с Сибирскими народами; на Юг с Белою Руссиею, до реки Волги и до реки Медведицы; на Запад с Литвою и Поруссами.
Малая Руссия к Северу, по реке Угре, граничила с Белою Руссиею; на Восток по вершину Донца и рекою Окой отделялась от Печенегов; на Западе рекою Горынь смежна была с Червонною, или Красною Россиею, а на Юг примыкала к Херсонесу Таврическому.
Белая Россия, границы ея были на Севере с Великою Россиею по Волгу, на Восток до Угров и вниз по Волге до устья Оки с Мордвою; на Юг до Оки же, а потом до реки Вороны или Воронежа.
Черная Руссия заключалась в Княжестве Древлянском и Литве. Граничила на Север с Литвою до реки Вильны; к Востоку до Днепра или до Березы; к Югу по Припять, а к Западу по Буг.
Красная, или Чермная, Руссия на Севере имела границами реку Припять и Черную Русь; на Восток Малороссиею по реке Горыни; на Юг Дунай; на Западе же Малую Польшу и Венгрию.
В новейших обстоятельствах, когда Российский Самодержец побежденным и освобожденным от ига Тиранства Самодержцам отдает им по праву принадлежащее, самая правда вещает, чтоб и Россия возвратила самую коренную Русь паки под свою державу. Для сего нужно определить ея границы с Европейской стороны.
Древние летописи свидетельствуют, что Россия имела владения по Варяжскому морю, ныне Балтийским называемому. Ибо в 1030-м году Великий Князь Ярослав построил Юрьев Ливонский, ныне именуемый Дерптом, и границы простирались по реку Неман, из коего один рукав, впадающий в Залив, и поныне именуется

Татищева книга 1я Глава 44я стр: 513 и 527

ГЛАВНЫЯ ЧЕРТЫ ГРАНИЦ РОССИЙСКАГО ГОСУДАРСТВА 10-го и 11-го СТОЛЕТИЯ;
из записок касательно Российской Истории часть V

Начинающиеся от Курляндского залива и оканчивающиеся устием Дуная в Черное море.

1) Российскую границу составляла река Мемель (а)

2) Рекою Мемелем простиралась до города Ковна, а от онаго рекою Вилиею вверх, в округу города Вильны (б)

3) И оставя Вильну в Российской стороне, лежала Российская граница к области города Новогородка (в)

4) И оставя его в Российской же стороне, шла к области города Несвижа, или Несвижска (г)

5) Который оставя также в Российской стороне, продолжалась к округе города Пинеска, или Пинска (д)

6) От области сего города, вместив его в Российския внутренности, наклонялась граница к берегу западного Буга; и оною рекою к области города Володимира Волынскаго (е)


7) Оттуда Галицкой области в округу города Перемышля, окружая реку Сан и оставляя в правой стороне горы, лежащия к Трансильвании, идет к реке Ойтосу; и оною до впадения ея в реку Серет и Серетом же до Дуная; и наконец Дунаем до его устья (ж)

(а) РОДОСЛОВНИК КНЯЗЕЙ великих и удельных под летом 1030-м так пишет: «Князь великий Ярослав, во святом Крещении Георгий, построил град во свое имя и назвал его Юрьев Ливонский (Дерпт); и велел во оный дань приносить от Эсты и Ливы»; граница же его простиралась по Мемель. Тож хотя неограниченно и Нестор на стран. 10-й говорит: «А сии языцы дань дают Руси, Литва, Зимегола, Корс, Нерома, Ливь».

(б) Из того же родословника Князей Великих и удельных в 1-й части под летом 1114-м из древней книги представляет Князей, владевших Вильною и писавшихся Виленскими: следовательно, Вильна была удел.

(в) Хотя в Русских летописях нет никакого сказания о сем городе; однако Польские писатели признаются, что он был жилищем удельных Князей Русских. Смотри Стриковскаго стран. 110.

(г) В Новгородском летописце Иоанна попа в лето 1224-е повествуется, что в сражении Российских князей с Татарами на реках Калках между другими Русскими князьями убит также и Князь Гюря, или Юрий, Несвижский.

(д) Нестор в лето 1097-е стран. 156-я так повествует: «В ослеплении Князя Василька Князь Святополк таким образом извиняется: поведа де мне Князь Давид Игоревич, что Василько брата твоего Ярополка убил; и тебя хочет убить и захватить волость твою: Пинеск и Берестии и Погорину»: следовательно, сей город был родовой Российских Князей.

(е) Сие без доводов исторических не ложно, когда Владимир Великий сам сей город построил. О Перемышле смотри Нестора лето 981-е стран. 71-я.

(ж) Что и за рекою Серетью были Российския области, оное видно из летописца Несторова, которой в лето 1159-е так пишет: «Изяслав, имея войну с Галичанами, перейде к Галичанам за реку Серет; и вступишась битись, и бысть сеча зла».

§ Смотри подробную карту России, изданную при Императорском Депо-карт.

1) Родословник великих князей и Удельных.

Стриковский страница 110-я.

Нестор, под 1097-е лето стр. 156.

Смотри Историю Гос. Гоппе, коея вторую и третью часть Австриецы не позволили напечатать. Хотя сочинитель и пишет в разных местах сей любопытной книги в пользу Угров и Австрийцев, — однакож ясно доказывает в оной, что ни Варшавское Герцогство, ни Венгерцы, ниже Австрийцы никакого не имеют права на то, что Русскому Государству принадлежит яко древнее онаго достояние.

Русь§ и на оном местечко того же имени. Народы же, за оным жившие, именовались По-руссы, ныне Прусы; и народы, по Неменю живущие, слыли Немцы — название, на всех Германцев перешедшее. Немень и Мемель суть имена той же реки. По сей реке граница шла вверх до города Ковно, а от онаго рекою Вилиею; оставя Вильну в Русской стороне, граница простиралась к Ново-городку. Вильна была уделом Русских князей в 1114-м году, так же и Новгородок. Оставя Новгородок также за рубежом России, граница продолжалась до владений города Несвижа, который был удельный город Князей Российских, коих род поныне известен под названием Князей Несвицких. От Несвижа граница продолжалась к Пинску, бывшему также удельным, — от области Пинской наклонялась граница к берегу Западного Буга и оною рекою к области Владимира на Волыне, построенного великим Князем Владимиром Великим; простиралась до реки Саномы, которая отделяла Руссию от Польши, вытекая из Карпатских гор, и сими горами до реки Ойтоса, впадающей в Серет, которая служила границею до Дуная, и Дунаем до Чернаго моря. Все сие пространство похищено у Руссии в разные времена — чем Государство лишилось величайших выгод, как в рассуждении уменьшения сил отторжением великого числа подданных, так и самого выгоднейшего положения границ для его защиты.
Опираясь на Балтийское море и имея Немень в своих границах, владея левым онаго берегом до Ковны, Руссия имела перед собою места, пресеченныя бесчисленными реками, болотистыя и в те времена верно покрытыя дремучими лесами. Пространство границ ея примыкало к горам Карпатским, которые были в области Русской, — оных главная высота там, где имеет источник Попрад, впадающая в Вислу. Со стороны Кракова и Молдавии горы сии не уступают Альпам: они несравненно крепче и выше цепи сих же гор, идущей от Пресбурга к Ольмюцу; везде покрыты непроходимыми лесами, представляя только четыре прохода: 1) Называемый древле Великими Галицкими вратами (Magna Porta Galiciae) ныне именуется: Воловье Поле, по-венгерски Юкермезю, находится в Малороссийском Банате, Венграми именуемом: Мар-ама-арос, что значит: это уже Русское. Проход сей был знаменит из самой древности, слыл важным для защиты и в оном происходили великия сражения.
2) Из Чермнорусских селений: Стрый, Сколявы, Чукливого служит проходом к Карпатско-русским местам: Верецк, Голубина, Сваляву, Подгоряне, Мукачево и Русское.
3) Ведет также от города Самбора на Карпато-русския селения: Волосянку, Ужох, Тулу, Олшанки, Заброд, Великое и Малое Березное, Порошково, Темник, Дубринича, Доманицы, Невицкое и Уг.
4) Проход из города Дукли идет дорогою на Барвинов и Комарник в Венгерский город Епериес; через оный войска Русские шли в Италию.
Сии горы суть принадлежность России, доказанная обитающими в оных Карпато-русскими, которые за верх благополучия почитают присоединиться к корню своих единоземцев, имея с ними единый закон и веру, и если получат желаемое, то они сами будут стражи и защитники сих почти неприступных гор, требуя только предводителя и малую помощь регулярных войск. Какие политические выгоды доставляются Государству возвращением сих издревле русских народов их отечеству, нет нужды распространяться: одно изложение положения мест и жителей однокоренного языка ясно оныя являет. Со стороны Силезии граница может укрепиться реками Попрадом и Дунайцем, кои, соединяясь у Карпатских гор, впадают в Вислу.
Кажется, что нет нужды доказывать, что Галиция составляла часть Красной, или Чермной Руссии, понеже города, строенные Русскими Великими Князьями, как-то Владимир, построенный Владимиром Великим, и Львов (называемый Лембергом Немцами), построенный Великим Князем Львом Даниловичем в 1265 году, кроме прочих, суть живые свидетели истины, что Красная Русь, или Галиция, есть древнее достояние России, которое и политика, и правда, и желание народов требует, чтоб было возвращено и паки присоединено к отечеству его.
Превратностям счастия подвержены Цари и Царства, равно как частные люди. Великий Владимир вознес Россию до высшей степени славы, силы и величия; просветил ее светом веры, цвели науки и художества, как и в самой Греции: все полезные сочинения Греческия начали переходить, на Русском языке изложенные, из рук в руки в те самые времена, как запад Европы был погружен в густейший мрак невежества, стенал под варварским феодальным правлением и под тираническою властию Папы, суеверием, умы народов обуявшим; но потомки Владимира, взаимной завистью жегомые, расслабили священный узел единовластия, державший все в мерности и порядке, истощали Государство междоусобными войнами и сами самим себе мешали быть благополучными.
Польша в тогдашние времена едва ли могла именоваться государством; народ сей, быв поселен за Вислою в болотах Подляхии и песках Мазовии, обращен в Веру Христианскую католицкими монахами, следственно, области, составлявшие Белую, Черную и Красную Россию, никогда Польскими областями не были, и весьма несправедливо думают, что сии области от Польши отняты; напротив, они всегда были Русские и токмо возвращены из плена и похищения.
Польша никогда бы не возросла и не могла бы принять вид Королевства сама собою ни даже в смутные времена России, побочные обстоятельства возвели ее на степень, на которой не могла удержаться, как скоро сила посторонняя, ее поддерживающая, ослабла. Папа был, так сказать, создатель Польского королевства, и когда Лютеранство потрясло его престол, с тех пор и Польша наклонилась к падению. Папам давно хотелось затмить православие в России, к Владимиру Великому присылали послов своих. Великое было бы приобретение Римскому престолу, если бы он мог обуять умы Россиян католическим суеверием и сделаться властелином над Российскими удельными Князьями, каковым соделался в Германии; но сего не удалось.
Римская политика нашла иные средства, она старалась отрывать области сего Великого Государства, покоряя оныя своим поклонникам, и сие-то было причиною возвышения Польского Королевства.
Нашествие Татарских орд, ужасные побоища с ними обезлюдили Россию, уже расслабленную междоусобными бранями. Престольный град Киев, Татарами разоренный, и южныя области России, огнем и мечем опустошенныя, давали средство и слабым соседям получать выгоды над удельными Князьями, никаким союзом не связанными. Тмутаракань и все области, к Херсонесу лежащие, обращены были в степи по самую реку Семь — после сего Татарского наводнения с Востока на южные области Тевтонские рыцари вторглись в Славянския племена, поморские области, Померанию зовомыя, покорили; перешли в По-руссию и, простираясь далее, завладели частями Белой и Черной России по самый Нарев и Чудское озеро. С ними соединились Поляки яко единоверцы, движимые тем же Папою, и в тех же областях Русских завладели уделами Князей, слабо защищаемыми, так что Черная и Белая России стали отторгнутыми от их отечества; часть Малой России подверглась той же участи, и Киев престольный град подпал владычеству Польскому.
Княжество Галич, или Галиция, сделалось совершенно отрезанным от Великороссии между Венграми и Поляками. Папа всячески старался принудить Галич принять его исповедование и, видя сопротивление, беспрестанно попускал на Княжество сие или Венгров, или Поляков. Когда же Греческий Император, теснимый Турками, приехал просить помощи у Папы, который принудил его на Базельском Соборе подписать соединение Греческаго Вероисповедания с Римским и Папу признать главою Церкви; то вся Православная Церковь не признала Папы, ни ереси, вводимой в противность Апостольских преданий, издревле принятых и содержимых. Тогда Папы старались Католическую веру вводить в области Русские, покоренные державам, им раболепствующим. Жители, разными зверскими образами теснимые, противились всегда сему насилию и противятся до сего часа. Галиция, окруженная врагами, отторгнутая от соотечественников, исполненная тем же духом, противилась всеми силами сему соединению. Папа Иннокентий (1) и его преемники с 1228 года по 1266-й всевозможные и усиленные употребляли средства преклонить Галицких Князей Романа Игоревича и сына его Даниила Романовича к принятию Католицкой веры, предлагая им титло Короля и помощь Петрова меча против Татар. Католики, Польская история и утверждают, будто Галицкий Князь Роман принял от Папы титло Короля и Римскую веру; но наши историки противоречат сему, утверждая, что Галицкие Князья не согласились ни на принятие сего титла, ни на перемену веры, почитая таковые поступки противными древним обычаям своим, и что Даниил Романович, спросивши Папских Послов (2) «такой ли у Папы меч, как мой?» — отослал их обратно без малейшего в их покушении успеха. Тогда Папы для достижения предполагаемой ими цели почли за нужное в смутные для Русских времена лишить Князей Галицкого Владения, к чему и употребили Венгерцев; впоследствии же, когда Венгры имели войну с Турками и Цесарем, Поляки завладели Галичем и всею Чермною, или Красною, Руссиею. И в сие время дворянство Галича и прочих областей Русских сохраняло непоколебимо православную веру, несмотря на все покушения пап и их приверженцев. Папа, ведая, что первая опора Государства есть Дворянство и что доколе оное существует, власть его не может утвердиться над народом, повинующимся своим владельцам, коих умами живет и действует, — приступил сначала к уничтожению дворянства Галицкого и прочих областей Русских, у которого Поляки отобрали все имение; но и сие средство оставалось без малейшего успеха. Тогда Католики, для отвращения Галичан и других Русского владения народов от Православия, придумали ввести Унию (3), или обман, от которого переход к Католицизму весьма легок; напротив же, из Католицизма в Унию невозможен. Тиранством, томлением и притеснениями дворяне Русские были приведены в нищету, потом, лишенные прав и преимуществ, смешались и по большей части погасли в народе. Дворянство Польское, похитя их владения и права, вселилось во всех областях России, Польшею присвоенных, и до сего времени не терпимо жителями. Когда Галич перешел в Австрийское владение, тогда во всех судилищах введен язык Немецкий, законы Немецкие и пр. Народ, не понимающий языка, принуждаемый к обычаям, ему противным, до крайности ненавидит сие правление и желает от онаго освободиться не меньше, как желали Немцы свергнуть иго Наполеона. Владычество Польское так нетерпимо всегда было Русским, что Казацкие Полки, составляющие народонаселение Черной и Малой России, взбунтовались, гетман Скоропадский бил Поляков без пощады, и присоединились под область России, но разные несчастные обстоятельства паки отторгли от России Галич, осталась токмо Малороссия. Из сего ясно, что области Белоруссию, Черной Руссиею уже присоединенные к их отечеству, равно как и Галич, или Галицию, не должно именовать Польскими Провинциями, особливо в делах политических: ибо приобретение оных не есть завоевание чуждаго, но возвращение своей собственности. В политических переговорах привязываются к словам — почему, если требовать, напр., у Австрийцев Галича, или Галиции, то великою произведет розницу, требуя возвращения собственности Русской; тогда отказать нельзя, но требуя Галицию яко провинцию Польскую, произведет много противоречий, коих иногда опровергнуть будет невозможно.

Публикация и предисловие В.К.Кудрявцева


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru