Русская линия
Московский журнал Г. Галутва01.02.2000 

Владелец голицынской библиотеки
Кто был создателем и хозяином этой легендарной библиотеки?

«В Париже 18 февраля нынешнего (1911) года скончался в маститой старости князь Александр Николаевич Голицын, прямой потомок того князя Голицына, который был пестуном Петра Великого. Судьба не жаловала князя Александра Николаевича…"1 Не жаловала она последнего владельца тарусского имения Рощи и после смерти…
«Князь Александр Николаевич («Флюс»), отст. шт.-ротмистр лейб-гв. гусарского полка, род. 11 апр. 1830 в СПб; жен. с 24 февр. 1850 в Москве на фрейлине Елисавете Александровне Чертковой, род. 8 марта 1828 (2 сына и дочь)"2. Изъян внешности указан, а об основном деле жизни князя — собирании известной библиотеки — ни слова. Причиной послужила ошибка авторитетного специалиста.
В год смерти Александра Николаевича Голицына появилась публикация, приписавшая создание Голицынской библиотеки другому лицу. Известный библиограф Удо Георгиевич Иваск писал: «Голицын, князь Александр Николаевич, министр Духовных дел и народного просвещения, род. 8 дек. 1773 г., ум. 22 нояб. 1844 г. Библиотека его, составленная по плану и указаниям А.Д.Черткова, была присоединена к библиотеке последнего и поступила в Импер. Рос. Историч. музей в Москве. Впрочем, в 1842 г. часть ее перешла к Импер. Публичной библиотеке и к Импер. С-Петерб. университету"3. И хотя через год во второй части своей книги Иваск, описывая библиотеку А.Д.Черткова, приводит уже правильные сведения: «Впоследствии (в 1870 г.) к ней была присоединена библиотека князя Голицына (умер в 1911 г.), вместе с которой была передана городу Москве…"4, — изначальная версия сделала свое дело. Она воспроизводилась в 1958 году5 и даже в 1995-м, во втором издании той же работы — на сей раз, правда, со скромной оговоркой: «По сведениям известного книговеда Н.П.Киселева в «Сокровищах…» ошибочно назван А.Н.Голицын (1773−1844) — министр нар.просв. По мнению Киселева, речь должна идти об Ал.Ник.Голицыне, который в 1846 году женился на дочери А.Д.Черткова…»
Настоящий собиратель библиотеки был забыт. Недавнее солидное генеалогическое издание, посвятившее — вполне заслуженно — А.Н.Голицыну-министру целую статью, ни словом не удостоило рощинского А.Н.Голицына. Не упомянут он и среди «Знаменитых россиян XVIII—XIX вв.еков», куда включен А.Д.Чертков6. Современный читатель об Александре Николаевиче вообще не знает, среди специалистов же бытует негласное мнение, что у Иваска основания выдвигать свою версию, вероятно, были, и к вопросу о принадлежности Голицынской библиотеки нужно подходить осторожно.
Давайте проанализируем версию Иваска. Он отсылает нас к четырем источникам. В первую очередь к П.И.Бартеневу, издателю «Русского архива», выпускавшегося на базе Чертковской и Голицынской библиотек. Бартенев пишет: «К ней [Чертковской библиотеке] присоединена еще превосходная библиотека, собранная с необыкновенною тщательностью князем Александром Николаевичем Голицыным и отличающаяся как внутренним достоинством, так и превосходно сбереженною внешностью книг. Владелец собирал ее по плану и указаниям покойного А.Д.Черткова, но кроме того присоединил богатый запас мемуаров и сочинений по всеобщей европейской истории"7. Разве отсюда следует, что речь идет об А.Н.Голицыне-министре? Вторая ссылка — на М.И.Семевского, который описывает библиотеку Российского Исторического музея: «…здесь же книгохранилище князя Александра Николаевича Голицына, принесенное им в дар Москве"8. Далее Иваск ссылается на свою более раннюю работу9, где рассматривается только Чертковская библиотека.
Четвертая ссылка обнаруживает источник ошибки. Киевский профессор В.С.Иконников10: «При библиотеке [Чертковской] находился отдел рукописей и к ней же присоединена была библиотека князя А.Н.Голицына, владелец которой собирал ее по планам и указаниям А.Д.Черткова, но кроме того прибавил к ней богатый запас мемуаров и сочинений по всеобщей истории». Пока почти буквально повторяется текст Бартенева. Но описывая историю создания библиотеки Санкт-Петербургского университета, Иконников сообщает: «Собрание это было постепенно пополнено… частью библиотеки (свыше 2000 тт.), назначенной из собрания кн. А.Н.Голицына (1842)». Речь, очевидно, идет о каком-то другом Голицыне (рощинскому в 1842 году было всего 12 лет) и о другой библиотеке: Голицынская появилась лишь в 1870 году.
Почему же Иваск объединил два этих совершенно не связанных друг с другом факта? Дело в том, что к работе Иконникова приложен «Указатель личных имен», где на 26 странице значится: «Голицын, кн. А-др Н., мин. н.пр. и духов. дел, стр… 939,. 1244…» Из-за этой небрежности Иконникова и возникла нелепая версия Иваска, не выдерживающая даже простой хронологической проверки.
В 1912 году Иваск в части 2 своей работы попытался ошибку исправить. Вероятно, он ознакомился с некрологом, где П.И.Бартенев не оставил уже никаких сомнений в том, кому принадлежала Голицынская библиотека. Вот этот текст: «Судьба не жаловала князя Александра Николаевича Голицына: двадцати лет от роду, будучи единственным сыном, лишился он своих родителей. Его отец, кн. Николай Яковлевич (ум. 1850), приятель А.П.Ермолова и участник великих войн с Наполеоном (начиная с Аустерлица), был начальником гвардейской кавалерийской дивизии; мать, княгиня Вера Дмитриевна (рожденная тоже Голицына)… 7 апреля [1850 г.] была заколота послушником Донского монастыря Зыковым. Князь Голицын остался сиротою, только что вступив в юношеский возраст… Прекрасное образование, данное ему родителями, спасло его от увлечений гвардейской молодежи, а сближение с Московским предводителем дворянства А.Д.Чертковым (на старшей дочери которого, Елизавете Александровне, он женился) дало ему умственную пищу. Чертков собирал отличную библиотеку для исторического изучения России (эта библиотека сыном его Григорием Александровичем пожертвована городу Москве и ныне помещается в Историческом музее). По примеру тестя своего князь А.Н.Голицын начал тоже собирать книги, но исключительно на языках иностранных, так называемая Rossica, руководясь мыслью, что, как ни пристрастны европейцы в суждениях о нашем отечестве, но, глядя со стороны, они нередко знают его с таких сторон, изучение которых для нас затруднительно. Князь Голицын до конца жизни собирал такие книги, и главная часть его библиотеки была им пожертвована городу Москве; она (как и его портрет масляными красками) находится также в Историческом музее…"11
Безусловно, важную роль в создании Голицынской библиотеки сыграл Александр Чертков (1789 — 1853). О каких-либо связях его с А.Н.Голицыным-министром ничего не известно, а вот с рощинским Александром Николаевичем жизнь связала Черткова крепко и надолго. Чертков был дружен с его отцом, князем Николаем Яковлевичем Голицыным, вместе с которым служил в одном лейб-гвардии конном полку, сражался в кампанию 1813 года, участвовал в битвах под Бауценом, Дрезденом, Кульмом и Лейпцигом. Они даже командовали поочередно одним и тем же 7-м эскадроном — Голицын в 1816 году, а Чертков — в 1820-м12. После выхода в отставку они продолжали дружить уже семьями. Чертков, видимо, оказывал серьезное влияние на Александра Николаевича еще с юных лет, а с 1850 года фактически заменил ему отца.
В 1870 году Чертковская и Голицынская библиотеки одновременно были подарены городу Москве. В каждой насчитывалось тогда примерно по 10 000 томов. Это были богатейшие специализированные собрания своего времени. В 1887 году обе библиотеки поступили в Российский Исторический музей. Полные их каталоги составлены: Чертковской — в 1911 году, Голицынской — в 1913-м13. И та, и другая продолжали пополняться и после 1870 года.
Здесь мне хотелось бы привести один любопытный документ из архивов ГИМ — черновик обязательства дочерей А.Д.Черткова. «Москва. 1863 года августа … дня. Мы, нежеподписавшиеся, жена гвардии штаб-ротмистра княгиня Елизавета Александрова дочь Голицына, жена гвардии полковника Софья Александрова дочь Ермолова и жена гвардии штаб-ротмистра Александра Александрова дочь Винтулова, урожденные Чертковы, сделали сей акт в следующем: так как родной брат наш гвардии капитан Григорий Александрович Чертков в случае не женитьбы и бездетной его кончины по духовному своему завещанию отказывает нам все свое родовое и благоприобретенное недвижимое и движимое имение, а библиотеку свою с принадлежащими к ней собраниями и мебелью жертвует в пользу города Москвы; то на содержание той библиотеки мы, при вступлении во владение имением брата нашего, и при том не позже двухмесячного срока со дня кончины нашего брата, и до полной уплаты будем выдавать на содержание библиотеки по пять сот рублей ежемесячно и оставим библиотеку в нынешнем ея помещении … добровольно обязываемся выплатить единовременно Московской городской думе сто тысяч рублей серебром, каждая из нас по равной части"14.
Эта бумага так и осталась черновиком, поскольку Григорий Александрович женился на Софье Николаевне Муравьевой и вырастил четверых детей. Но документ показывает, что Чертковы с самого начала думали не только о передаче библиотеки, но и о дальнейшей ее судьбе.
До сих пор мы имели в виду основную часть Голицынской библиотеки, но ведь Александр Николаевич прожил до 1911 года и до конца не прекращал собирать книги. Что стало с ними? Удалось найти духовное завещание А.Н.Голицына, где под пунктом 2 значится: «Вменяю в обязанность сыну моему князю Владимиру Александровичу Голицыну и прошу его, по кончине моей, книги и рисунки, касающиеся России, и периодические журналы, находящиеся в библиотеке в имении моем селе Роще, Тарусского уезда, и в Москве, при квартире моей, передать в собственность Императорскому Историческому музею в Москве все, сколько таковых окажется…"15 Князь Владимир выполнил волю отца. В 1912 году он передал книги (596 названий в 1404 томах) в Исторический музей16, а в 1913 году они были уже разобраны, описаны и присоединены к основному корпусу17.
Сегодня Голицынская и Чертковская библиотеки «рассыпаны». Печатные издания и Rossica в 1938 году переданы во Всесоюзную историческую библиотеку (сейчас ГПИБ). Рукописи писателей XVIII—XX вв.еков в 1945 году ушли в Государственный литературный музей; более 200 рукописей и старопечатные книги оказались в отделе книг старой печати ГИМ, а 368 единиц хранения (в основном архивные материалы) — в отделе письменных источников ГИМа18. Однако все эти богатства продолжают служить людям. Князь Александр Николаевич Голицын, без сомнения, именно этого и хотел. За нами же остается не такой уж и обременительный долг — долг благодарной памяти.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru