Русская линия
Московский журнал Н. Ширинский01.01.2000 

Дочь Петра Булахова
О звезде русской оперы начала ХХ века Евгении Ивановне Збруевой.

В конце прошлого века одним из самых привилегированных учебных заведений Москвы считался Александро-Мариинский институт. Обучение в нем было платным, попасть в число воспитанниц могли очень немногие. В классе фортепиано преподавал профессор Московской консерватории — только самым способным. Оканчивали этот класс если не виртуозами, то достаточно крепкими пианистами. Широкую известность имел институтский хор.
В 1880-х годах здесь училась одна очень талантливая девушка. Особенно успевала она по музыкальным предметам. Хоровые репетиции то и дело прерывались окриком руководительницы: «Булахова, сколько раз я Вас просила! Пойте, пожалуйста, потише! Вы так громко басите, что подумают, не дай Бог, что среди хористок — переодетый мужчина!» Голос у девушки действительно был необычный — очень низкий, почти грубый, чрезвычайно мощный и, как говорится, полетный. Звали ее Евгенией, и была она дочерью известнейшего композитора, автора популярных и сегодня романсов и песен Петра Петровича Булахова (вспомним хотя бы «Гори, гори, моя звезда»). В те годы, конечно, ни отец, ни сама Евгения и не подозревали о ее грядущей всероссийской славе.
Родилась будущая звезда русской оперы в Москве 26 декабря 1868 по старому, 7 января 1869 года по новому стилю. Пела девочка с раннего детства. Первыми поклонниками юного дарования были знакомые отца, среди них, например, Николай Рубинштейн, а первыми гонорарами — коробки конфет. Однако детство Жени было вовсе не «конфетным». Петр Петрович Булахов тяжело болел, прикованный к инвалидной коляске. Заботы о семье целиком лежали на его гражданской жене Елизавете Павловне. От первого брака с полковником Иваном Збруевым у нее родились два сына, от Петра Булахова — две дочери. Девочки были незаконнорожденными, ибо полковник Збруев не давал согласия на официальное расторжение брака с Елизаветой Павловной. Так продолжалось до самой смерти Петра Петровича. Все эти неурядицы и напряженность тяжело сказывались на детях. Вдобавок однажды пожар уничтожил квартиру — имущество, сбережения. Кое-как удалось обустроиться на новом месте. Помогали друзья П.П.Булахова, поклонники его таланта — Павел Михайлович Третьяков, Савва Иванович Мамонтов, известный московский купец Иван Перлов.
Дети оказались предоставлены самим себе. Редкая радость: отец подъезжает на коляске к роялю и здоровой рукой наигрывает мелодию. Иногда Женя на слух подбирала услышанное, а Петр Петрович из соседней комнаты давал советы.
Рядом с домом, куда семья переселилась после пожара, были летний сад и оперетта. Вечера сестры проводили в театре, а дни — на репетициях, которые зачастую проходили прямо у них на квартире: Петра Петровича Булахова знала вся театральная Москва. Пела и Женя. Она обладала абсолютным музыкальным слухом, с первого раза схватывала любую мелодию, знала все арии из оперетт, шедших в театре.
В 1877 году Женечку Булахову отдали учиться в Александро-Мариинский институт. Платить за учебу вызвалась одна из поклонниц отца, богатая меценатка. Женя уже была студенткой первых курсов, когда вдруг исчез ее тонкий и нежный девичий голосок. Петь она совсем не могла. В одно прекрасное утро голос появился так же неожиданно, как и пропал, только теперь это был совершенно другой голос — низкий, грубый, зычный. К нему предстояло привыкнуть, им предстояло овладеть…
Годы учебы в институте ознаменовались двумя важными знакомствами, определившими всю дальнейшую судьбу Жени Булаховой. Очень популярный тогда композитор Антон Степанович Аренский преподавал в институте церковное пение. Он сразу обратил внимание на талантливую студентку и предложил ей принять участие в своей концертной программе. На репетициях маэстро все больше поражался редкой музыкальностью Булаховой, ее идеально верной интонацией и после первого концерта убедил Женю показаться профессору Московской консерватории, известной в прошлом певице Елизавете Лавровской. На консерваторских светил Женя произвела такое впечатление, что была зачислена сразу на третий курс и даже получила стипендию, учрежденную Павлом Третьяковым. Произошло это в 1889 году. Ее голос — изумительное по красоте, мощное и густое контральто — был уникален и сам по себе, потому что встречается крайне редко.
Годы учебы в консерватории, по воспоминаниям певицы, были счастливейшим временем ее юности. Видимо, уже тогда А.С.Аренский, у которого Булахова брала уроки гармонии, начал работать с ней над концертной программой из своих романсов. Произведения, посвященные Аренским ученице, — настоящие жемчужины русской романсовой лирики: «День отошел», «О чем мечтаешь ты», «Страницы милые опять персты раскрыли», «Одна звезда над всеми дышит», «Сад весь в цвету». Они были исполнены Булаховой спустя много лет в Петербурге. До конца жизни выдающаяся русская певица оставалась ревностной поклонницей и пропагандисткой творчества А.С.Аренского. Ни один концерт не обходился без его романсов.
С Евгенией Булаховой учились многие будущие знаменитости — музыканты, певцы, педагоги. Например, на выпускном экзамене по гармонии (с теоретическими предметами у нее всегда были проблемы) трудную задачу решил и сдал за нее А.Н.Скрябин.
В 1893 году выпускница Московской консерватории Евгения Булахова спела два своих дипломных спектакля в Большом театре в присутствии П.И.Чайковского, после чего главный дирижер Большого сразу предложил ей дебют на Императорской сцене. 27 апреля 1893 года будущая звезда русской оперы держала, быть может, главный экзамен в своей жизни. Успех был огромен. Казалось, судьба отныне не перестанет улыбаться Женечке Булаховой…
Но контракта с ней не заключили, несмотря на личное ходатайство П.И.Чайковского. Главным препятствием, в соответствии с моральными и этическими нормами того времени, стала незаконнорожденность Евгении Петровны Булаховой. Из этого отчаянного положения нашел выход жених, а впоследствии и муж Булаховой. Он уговорил полковника И.П.Збруева, формального отца сестер Булаховых, удочерить их. Как это ему удалось — навсегда останется тайной. Так или иначе, Евгения Петровна Булахова стала Евгенией Ивановной Збруевой (это имя она впоследствии и прославила) — и ее сразу зачислили в труппу Императорского Большого театра.
Е.И.Збруева очень скоро стала известна в московских музыкальных кругах. Зная склонность молодой певицы к романсам, ее пригласили участвовать в концертах «Керзинского кружка любителей русской музыки». Их устраивали супруги Керзины, большие поклонники романсового творчества русских композиторов. Здесь впервые звучали многие произведения Мусоргского, Балакирева, Рахманинова, Кюи, Чайковского. Концерты, вначале дававшиеся на дому у знакомых, через несколько лет стали столь популярны в Москве, что даже зал Дворянского собрания уже не мог вместить всех желающих. В числе непременных участников был молодой Леонид Собинов. Первый концерт состоялся 4 мая 1896 года на квартире некоего Сергеева. В программе значится и Е.И.Збруева. Справочное издание столетней давности сообщает, что Евгения Ивановна в первом отделении исполнила романсы Даргомыжского («Влюблен я, дева-красота»), Чайковского («Горними тихо летела душа небесами»), Кюи («Истомленная горем»), а во втором — Даргомыжского («Не скажу никому»), Бородина («Спящая княжна»), Кюи («Смеркалось»).
Всего с 1896 по 1898 год Е.И.Збруева участвовала в девяти концертах Керзинского кружка. Часто Евгения Ивановна пела дуэты с Л.В.Собиновым, который был душой этого начинания. Евгения Ивановна отличалась смелостью и оригинальностью в формировании репертуара. Об этом свидетельствует ее обращение к творчеству молодых, никому не известных авторов, что вызывало их горячую благодарность. Евгении Збруевой посвятили свои сочинения Р. Мервольф — четыре романса на стихи Д. Мережковского и один на стихи А. Пушкина и А. Панаев — романс «Русалке».
Одновременно продолжался путь на большую сцену. В первом концерте новой солистки Большого театра Евгении Збруевой (Малый зал московского Благородного собрания) участвовал также недавно принятый в труппу Леонид Собинов. И первый успех, и первый гонорар будущие знаменитости честно поделили пополам.
С началом оперной карьеры и с приходом славы деятельная и великодушная натура Е.И.Збруевой развернулась во всю ширь. Она часто выступает в благотворительных концертах, вместе с известнейшим в те годы баритоном, солистом Большого театра П.А.Хохловым совершает гастрольные поездки по приглашениям студенческих землячеств. Ее концертный репертуар постоянно обогащается; задумываются и осуществляются оригинальные проекты. Так, в 1904 году по ее инициативе был создан Московский вокальный квартет, для которого Евгении Ивановне удалось собрать поистине «звездный» состав: тенор с мировым именем Дмитрий Алексеевич Смирнов, прославленный русский бас Василий Родионович Петров, сопрано «кристаллически чистого» тембра Надежда Салина. Четвертым участником была сама Евгения Збруева. 24 октября 1904 года в Малом зале Благородного собрания состоялся первый «музыкальный утренник» квартета. Программа целиком состояла из романсов русских композиторов — Чайковского, Глинки, Аренского, Кюи и других. Собственно говоря, квартет и замышлялся Евгенией Ивановной как «романсовый». В разные годы в нем, кроме его создательницы, пели виднейшие вокалисты тех лет — Г. Боссе, А. Александрович, М. Коваленко, Ф.Филиппов.
К 1905 году Е.И.Збруева — примадонна Большого театра, любимица Москвы. Ею создан ряд ярких образов в операх русских и зарубежных композиторов. Наконец-то пришел и материальный достаток. Кое-кто на ее месте, может быть, и успокоился бы, «почивая на лаврах», но только не Евгения Ивановна. И когда ее мужу вдруг предложили перевод с повышением по службе в Петербург, размышляла она недолго. Москва покорена, очередь — за холодной и чопорной северной столицей.
В 1905 году Евгения Збруева переходит в труппу Императорской Мариинской оперы. Но это уже другая история.
Фотографии из коллекции автора


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

http://www.gurauto.ru/ автодел mazda 6 ремонт рейки. . ремонт сколов автостекла