Русская линия
Московский журнал Н. Вехов01.12.1999 

Константин Дмитриевич Носилов
О писателе, геологе, географе, одном из первых исследователей и фотолетописцев Новой Земли

Новая Земля — острова в Российской Арктике — один из крупнейших архипелагов Северного Ледовитого океана. Грандиозные новоземельские ледники, заливы, горные хребты запечатлены на картинах русского художника А.А.Борисова. Здесь нашел свое последнее пристанище знаменитый голландский мореплаватель Виллем Баренц. С XVI века на островах существовали поморские промыслы. Высоко ценился добытый поморами «рыбий зуб» (моржовый клык).
В 1760 — 1763 годах олонецкий кормщик Савва Лошкин впервые обошел этот полярный архипелаг на промысловом судне. В XIX веке Новую Землю посетили экспедиции П.К.Пахтусова и А.К.Цивольки, Карла Бэра и Ф.П.Литке. В 1900-х годах на островах работал геолог В.А.Русанов. В 1914 году вдоль западного побережья летчик русской армии Я.И.Нагурский совершил первый в мире арктический полет.
С 1870-х годов в целях охраны промыслов и утверждения суверенитета России над архипелагом здесь создаются постоянные становища — Малые Кармакулы и Маточкин Шар. Их заселили ненцами (самоедами) с материка — из Большеземельской тундры. Для доставки продовольствия и охотничьего снаряжения колонистам и вывоза отсюда охотничьей добычи Архангельско-Мурманское срочное пароходство совершало два рейса в течение навигации.
Одно из наиболее интересных мест на Новой Земле — западное побережье Южного острова — несколько столетий было основным районом промысловой деятельности поморов. В 1887 — 1889 и 1890 — 1891 годах его посетил путешественник и писатель К.Д.Носилов (1858 — 1923) — первый исследователь, проведший здесь три зимовки. Он выучил язык ненцев, подробно описал их жизнь. Изучал он также фауну, геологию и географию архипелага, в том числе не обследованные ранее области карского побережья Северного и Южного островов. На рубеже XIX — XX веков имя К.Д.Носилова было довольно широко известно в России, однако сегодня его нет даже в энциклопедических словарях…
Константин Дмитриевич Носилов родился 29 октября 1858 года в селе Маслянском Пермской губернии (ныне это село — в Шадринском районе Курганской области) на берегу реки Исети. Был он, как и многие его близкие друзья и знакомые — изобретатель радио Александр Попов, математик Иван Первушин, книгоиздатель Дмитрий Тихомиров, писатель Павел Бажов, — выходцем из семьи потомственных священников.
С 1868 года К.Д.Носилов обучался в Долматовом монастыре, позже — в Пермской духовной семинарии, откуда ушел в 1877 году, не окончив курса. Он устраивается геологом на Богословские заводы (Северный Урал). 14 июня 1879 года состоялся журналистский дебют К.Д.Носилова в газете «Екатеринбургская неделя». Скоро в специальных изданиях начинают появляться его статьи по геологии. Геологическую выучку К.Д.Носилов проходил, скорее всего, у горного штейгера немца фон Таля.
Представив зимой 1882 года в Русское географическое общество проект экспедиции по Северному Уралу и получив одобрение, Константин Дмитриевич исследует гидрографию бассейнов рек Северная Сосьва и Сылва, изучает жизнь малочисленных народностей региона (манси, самоедов), проводит опытные посевы злаков и овощей в Саранпауле. Собранные геологические коллекции Носилов передал в музей Горного института, этнографические — в Санкт-Петербургский университет, карты, материалы гидрологических и метеонаблюдений — в Императорское Русское географическое общество. В 1883 году Носилов избирается членом-корреспондентом Уральского общества любителей естествознания, а 14 января 1884 года — членом-сотрудником Русского географического общества.
В июне 1887 года начинаются арктические путешествия. В перерывах между зимовками на Новой Земле Константин Дмитриевич много выступает с лекциями о своих экспедициях в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. После возвращения в 1891 году с Новой Земли он изучает уральского бобра в верховьях реки Конды (1892), путешествует по Ямалу (1893), два семестра учится в Сорбонне (1894 — 1895). Потом были юго-западная Сибирь, Восточный Казахстан и Алтай (1895), карское побережье полуострова Ямал, где Носилов ищет поморский «мангазейский ход» и намечает русло канала через Ямал. В 1900 — 1901 годах Константин Дмитриевич — корреспондент газеты «Новое время» в Маньчжурии и Монголии, в 1904 году он — на русско-японском фронте. В 1908 году путешествует по Каспию, Казахстану, Белому морю. В последующие годы активно участвует в деле транспортного освоения Севера и Сибири — прокладке железнодорожной ветки до Шадринска (1911), организации речного караванного пути через полуостров Ямал (1914 — 1916), строительстве железной дороги до города Романов (Мурманск) (1916).
К сожалению, Константин Дмитриевич не опубликовал путевых заметок и карт маршрутов своих путешествий по Новой Земле. После его смерти пропали сотни негативов (К.Д.Носилов одним из первых использовал фотоаппарат в Арктике), на которых были запечатлены природа и люди Севера. Исчез рукописный архив, составлявший несколько тысяч страниц текста. Разрушилась его усадьба «Находка» под Шадринском. В 1918 году он продал ее и переехал в Усть-Каменогорск, а в 1920 году навсегда покинул свою малую родину и поселился с семьей на юге, в окрестностях Гагры. В родные пенаты К.Д.Носилов так никогда и не вернулся. Умер он в 1923 году.
Таким образом, в новоземельской одиссее К.Д.Носилова имеются большие пробелы. Неудивительно, что в биографических исследованиях о нем допущен ряд ошибок1. По крупицам извлекая факты из литературных произведений, путевых заметок и очерков, опубликованных когда-то в газете «Новое время», в журналах «Естествознание и география», «Природа и люди» и других, удалось проследить некоторые эпизоды…
Впервые К.Д.Носилов прибыл на архипелаг пароходом «Великий князь Владимир» Архангельско-Мурманского срочного пароходства 19 июня 1877 года. На побережье залива Моллера он поселился в доме станции Общества спасания на водах. Вместе со священником отцом Ионой, командированным сюда Архангельской епархией, матросами и несколькими ненцами Константин Дмитриевич восстанавливал часовню в становище Малые Кармакулы, поврежденную ураганом2.
В первый же год К.Д.Носилов совершает ряд дальних путешествий, не ограничиваясь окрестностями Малых Кармакул: «16 сентября 1887 г., пользуясь первопутком, я отправился с одним самоедом к хребту Новой Земли, чтобы пересечь его, перерезав остров, и выйти к заливу гр. Литке, к Карскому морю. […] Побродив с самоедом с неделю по Карскому берегу, мы возвратились в колонию уже в конце сентября"3.
Зимой 1887 года Константин Дмитриевич познакомился с семейством ненца Логая, на зимовку которого ездил на собаках. Это событие отражено в рассказе «Таня Логай"4. Логай — маленький, юркий, веселый самоед, «зимовал от нашей колонии верстах в двадцати, на берегу широкого залива, где стояла его маленькая избушка». Скорее всего, речь идет о зимнем стойбище ненцев на баренцевоморском побережье Карельской губы. Здесь же Носилов сообщает, что двумя годами раньше семейство Логай зимовало на Гусином Носу (по-видимому, современный мыс Северный Гусиный Нос на полуострове Гусиная Земля), затем переехало на 150 верст севернее Малых Кармакул, на побережье Поморской губы, где позже, в 1890 — 1891 годах, Носилов провел свою третью зимовку.
Зимой 1887 — 1888 годов Носилов по баренцевоморскому побережью добирается до губы Серебрянки, расположенной на юго-западе Северного острова, за проливом Маточкин Шар. «Случилось так, что мне нужно было провести там несколько зимних месяцев, прежде чем устроить зимовку. На Маточкином Шаре, куда мы прибыли, оказалось жить в чуме зимой довольно затруднительно […] и на совете было решено переселиться в Серебряный залив, где можно было еще найти в снегах маленькую поморскую избушку. Поморы, промышляющие белуху, иногда на месте ловли строят из привозного леса маленькие строения. Мы нашли ее еще не совсем занесенную буранами и устроились тут за деревянными из плах стенами"5.
Из рассказа «Самоед Неволя"6 мы узнаем, что зимой 1888 года в Малые Кармакулы приехал ненец Константин Вылка, зимовавший на мысу Южный Гусиный Нос, куда Носилов отправился с ним в мае. Здесь Константин Дмитриевич провел около месяца, охотясь на гусей и оленей, изучая местную фауну. В апреле 1888 года Носилов вновь посетил карское побережье Южного острова7. Летом 1888 года Вылка с семейством переехал на побережье пролива Маточкин Шар. Здесь его и встретил Константин Дмитриевич8. Это показывает, что островные ненцы сезонно мигрировали в поисках благоприятных условий для промысла.
В рассказе «Птичий остров» Константин Дмитриевич описал птичий базар на острове Базарный в заливе Моллера9.
В июле 1888 года Носилов выехал на материк, а через полтора месяца возвратился, захватив с собой «трех русских поморских жителей, которые, узнав о существовании храма в нашем зимовье, охотно поехали на зимовку"10.
В первое свое пребывание на Новой Земле Носилов, как уже говорилось, совершил несколько поездок к восточному карскому берегу. Маршруты 1887 и 1888 годов совпадали с традиционными промысловыми маршрутами самоедов поперек Южного острова по долинам рек. Маршрут же 1889 года проходил по припаю и льдам через пролив Маточкин Шар. Именно Носилов обнаружил у самоедов-переселенцев остатки идолопоклонничества. Хотя все они были крещеные, но во время зимнего промысла ставили идолов (например, Ефремов идол) и приносили им в жертву то оленя, то собаку11.
Если первые две поездки более-менее подробно описаны в рассказе «У берегов Карского моря» (в книге «На Новой Земле»), то подробности третьей, когда в апреле-мае 1889 года Константин Дмитриевич вместе с двумя самоедами прошел почти 1000 километров на собачьих упряжках от Малых Кармакул до заливов Канкрина, Чекина, Медвежий и Незнаемый, практически неизвестны. Картину этого путешествия можно восстановить, сопоставляя данные очерка «По берегу Карского моря (Из путешествий по Новой Земле)"12 с данными современной карты.
К.Д.Носилов договорился с двумя ненцами-промысловиками. Один из них, старый Перырка с женой, собирался провести весну в западном устье пролива Маточкин Шар. Другой — Андрей Тайбарей — направлялся в Тюленью губу (восточное устье Маточкина Шара). В марте К.Д.Носилов отправил из Малых Кармакул к устью реки Маточки нарты с кормом для собак; их сопровождали старики Перырки. Сам же Константин Дмитриевич вместе с Андреем Тайбареем выехал из становища в апреле и через пять дней достиг Маточкина Шара, где его встретили Перырки.
Отдохнув и починив одежду, тронулись на собаках по льду пролива на восток. Особо опасный участок пути — самое узкое место (не более 600−700 метров), прозванное К.Д.Носиловым «Полярный Босфор», — преодолели без происшествий. В Тюленьей губе увидели высокие горы, покрытые ледяными шапками, «обрывистый берег, заворачивающий пред морем, и ледяной низкий мыс, на котором видна черная дымящаяся точка, как поставленный бакан моряка"13. Это был чум на мысе Дровяном, где зимовало семейство Константина Вылки. У чума на привязи содержались белые медвежата, составлявшие значительную статью дохода ненцев-охотников: за каждого медвежонка в период навигации скупщики платили по 75 и более рублей.
Дальше санный караван тронулся уже на трех упряжках: на одних — провизия, на двух других — имущество К.Д.Носилова и ненцев. Константин Дмитриевич уговорил поехать с ним и Константина Вылку. Караван пересек пролив Маточкин Шар; путешественники вступили на ранее никем не изученную территорию его карского побережья. К.Д.Носилов вел полуинструментальную съемку, наносил маршрут на карту. К полудню караван подошел к отвесному сланцевому мысу, под которым сделали привал. Затем продолжили движение по замерзшему речному руслу и на исходе первого дня наконец достигли внутреннего берега залива Канкрина. За мысом (ныне мыс Канкрина) темнел островок (ныне остров Кекур). На ровном берегу залива К.Д.Носилов и его спутники устроили первую ночевку.
На другой день двинулись вдоль берега в направлении залива Чекина, планируя достичь его за сутки, но, встретив стадо оленей, решили поохотиться. Здесь и заночевали. К вечеру следующего дня на севере показались береговые очертания залива Чекина. Поднялись на вершину ближайшего к морю мыса (возможно, это современный мыс Куинджи, а вершина — гора Фитиль). Через час были уже на берегу. Ночевали при 28 градусах мороза. Пересекли залив. С высшей точки хребта (примерно 406 м), отделяющего макросклон залива Чекина от одноименного мыса, уже просматривались очертания залива Незнаемого.
К южному берегу Незнаемого вышли примерно на широте мыса Бурливого. Дальше берегом — до современных пролива Грана и бухты Гольцовой. К.Д.Носилов отметил удобство здешней якорной стоянки, защищенной от ветров высокими горами. На восточном берегу путешественники обнаружили еще одну небольшую бухту с пресной водой. Миновав кутовую часть залива, преодолели перевал и увидели западный берег Северного острова и Баренцево море. «Когда мы поднялись на перевал, на хребет этого острова, заметно понижающийся к северу, мы нашли невысокую долину, с перевала которой хорошо были видны синеющие туманы Ледовитого океана по ту сторону острова, видимые даже простым глазом"14. Таким образом, именно Носилов первым из отечественных исследователей побывал и в самом Незнаемом заливе, и в долине, прорезающей весь Северный остров Новой Земли и соединяющий Крестовую губу на западе с Незнаемым заливом на востоке. Это произошло почти за 20 лет до посещения восточной части острова известным русским полярным путешественником В.А.Русановым, который считается первопроходцем15.
Дальнейший путь осложнялся весенним снеготаянием. Собаки вязли в снежной каше; люди и животные слепли от яркого солнца. Однако это не помешало изучению местности между кутом Незнаемого залива и мысом Бурливым. В текущей с гор реке (видимо, река Байдарка) наблюдали мальков гольца, стремившихся в море на нагул. Теперь К.Д.Носилов и ненцы передвигались только ночью, когда наст держал людей и не слепило солнце. С хребтов побережья залива Медвежьего открывался вид на мыс Крашенинникова, венчающий одноименный полуостров. Дошли до мощного ледника (ледник Витте). После этого тронулись в обратный путь — в Маточкин Шар. От его восточного устья (от чума Константина Вылки) маршрут пролегал по льду пролива через Поморскую губу, в Малые Кармакулы.
В чуме Константина Вылки К.Д.Носилов встречал Пасху, о чем вспоминает в очерке «Пасха на берегу Карского моря»: «В этом дырявом самоедском старом чумишке, в сообществе двух моих проводников-самоедов, в сообществе их молодых, веселых, беззаботных жен и пары премилых моих друзей-ребятишек и пришлось встретить светлый праздник 1889 года. Мы уже второй месяц кочуем вдали от колонии. […] Вечер Великой субботы мы провели в заботах установить на нашем месте в честь праздника и на память крест. […] Тихо поднимается флаг на мачте, тихо его подхватывает струя ветерка, раздается залп ружей».
В становище Малые Кармакулы на берегу залива Моллера К.Д.Носилов возвратился во второй половине мая 1889 года. Так закончился беспримерный, почти 1000-километровый поход на собаках по Новой Земле. Необходимо еще раз подчеркнуть: он был первым с момента открытия и беглого, предварительного нанесения на карту контуров восточного берега Северного острова экспедицией П.К.Пахтусова (1830-е годы).
До сих пор неясно, почему писатель-путешественник нигде не опубликовал хотя бы маршрутной карты. Ведь на всем протяжении маршрута он вел подробную геодезическую съемку, давал названия ранее неизвестным географическим объектам, используя, кстати, имена, понятные ненцам. Однако в итоге вышло так, что на современных картах все названия — не носиловские…
«Московский журнал» уже писал о художнике-исследователе Новой Земли А.А.Борисове (№ 9 за 1999 г.). Известно, что Носилов и Борисов были знакомы. Не исключено, что они встретились в Санкт-Петербурге, где в 1889 — 1890 годах Носилов выступал с лекциями, а Борисов учился в Академии художеств.
А.А.Борисов прибыл в Поморскую губу, где в 1890 — 1891 годах жил Константин Дмитриевич, через 10 лет. В период своего двухлетнего пребывания на Новой Земле А.А.Борисов в сопровождении зоолога Т.Е.Тимофеева и двух ненцев-проводников 11 апреля 1901 года выехал на собаках по маршруту К.Д.Носилова, прошел его и описал все заливы и мысы, горы и реки. В немецком географическом журнале участник борисовской экспедиции А.М.Филиппов опубликовал карты экспедиции художника. Поэтому официально считается, что право «первооткрывателя» заливов Чекина, Незнаемого и Медвежьего принадлежит А.А.Борисову; он же является автором географических названий этой области Новой Земли…

1. Носилов К.Д. Северные рассказы. Константин Дмитриевич Носилов (вступительный очерк). Свердловск, 1937; Омельчук А.К. К.Носилов. Свердловск, 1989; Осинцев Л.П. Носиловские дачи. Курган: Периодика. 1993.
2. Носилов К.Д. Русская колония и первый храм на Крайнем Севере // Прибавления к церковным ведомостям. 1892. № 21. С. 755.
3. Носилов К.Д. Песец // Естествознание и география. 1909. № 1. С. 13,18.
4. Носилов К.Д. В снегах. Рассказы и очерки из жизни северных инородцев. Библиотека для семьи и школы. Четвертое издание редакций журналов «Юная Россия» и «Педагогический листок». М: Типолитография «Русского Товарищества печатного и издательского дела». 1907. С.3−25.
5. Носилов К.Д. Песец (продолжение) // Естествознание и география. № 2. 1909. С. 8.
6. Носилов К.Д. В снегах… С.26−58.
7. Носилов К.Д. Песец (продолжение) // Естествознание и география. № 3. 1909. С. 4.
8. Носилов К.Д. В снегах… С.49−56.
9. Носилов К.Д. На диком севере. Первый сборник рассказов. Библиотека для семьи и школы. М.: Типолитография «Русского Товарищества печатного и издательского дела». 1908. С.71−90.
10. Носилов К.Д. Русская колония и первый храм на Крайнем Севере (окончание) // Прибавления к церковным ведомостям. 1911. № 22. С. 795.
11. Там же. № 21. С. 762.
12. Естествознание и география. 1911. № 6. С.1−15.
13. Там же. № 6. С.3−4.
14. Там же. № 7. С. 36.
15. Корякин В.С. Владимир Александрович Русанов (1875 — 1913?). М.: Наука. 1987. С.103−105.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru