Русская линия
Московский журнал Глеб Борисов01.11.1999 

Главноначальствующий Грузии
Очерк о его деятельности князя Цицианова в Грузии и о его предательском убийстве

Когда на Тереке седом
Впервые грянул битвы гром
И грохот русских барабанов,
И в сече, с дерзостным челом,
Явился пылкий Цицианов.
А.С.Пушкин

В очерке «За гранью дружеских штыков» («Московский журнал». 1999. № 1), посвященном присоединению Грузинского царства к Российской империи, упоминалось имя первого главноначальствующего Грузии князя Павла Дмитриевича Цицианова. На нем остановил свой выбор император Александр I, когда Закавказье стало одним из главных направлений русской внешней политики. На фоне острого противостояния с Ираном приходилось решать непростую задачу создания в Грузии местной имперской администрации.
Военная служба была семейной традицией князей Цициановых, хотя интересы Павла Дмитриевича ею не ограничивались. Он изучил несколько языков, написал учебник по математике для военных учебных заведений, занимался стихотворными переводами и сам сочинял стихи. Однако больше всего желал он ратных свершений. Участие в Персидском походе 1796 года в должности коменданта Бакинской крепости положило им яркое начало.
Для руководства обороной Грузии требовался человек, знающий жизнь, язык и традиции ее народа. Широкая образованность, организаторские способности и военный талант послужили причиной назначения князя Цицианова в сентябре 1802 года на должность Астраханского военного губернатора и главноначальствующего в Грузии с неограниченными полномочиями. И Павел Дмитриевич полностью оправдал возложенные на него надежды. Вскоре в состав Российского государства вошли новые земли — Мегрелия, Имеретия, Гурия и крепость Поти. Вожди ханств Северного Азербайджана, почувствовав силу русского правления, предоставляли главноначальствующему свои отряды, принимая присягу на верность России.
Персидский шах Фет-Али не собирался мириться с утратой своего влияния в Грузии. Вначале он пытался натравить на русских народы Северного Кавказа, но горцы отказались выступить против России. Поддержал шаха лишь эриванский хан Махмуд. По его приказу дружески расположенный к России патриарх-католикос Даниил был заменен ставленником Ирана Давидом. Требования князя Цицианова вернуть Даниила не возымели действия. Махмуд поспешил обратиться за помощью к шаху, который начал угрожать войной, если русские войска не будут выведены из Закавказья. В районе Аракса сосредоточился сорокатысячный корпус под командованием наследника персидского престола принца Аббаса-мирзы. Осенью 1804 года он направился к Эривани. Стремясь опередить противника, четырехтысячный отряд князя Цицианова двинулся к Араксу. Русская разведка обнаружила неприятеля в районе Эчмиадзинского монастыря. В результате боев, продолжавшихся несколько дней, войска Аббаса-мирзы были отброшены за Аракс.
Но конные отряды персов продолжали грабить и уводить в плен местное население. Рассчитывая на численное превосходство своих войск, шах Фет-Али намеревался захватить Тифлис и Гянджу, а затем идти на Кизляр и Астрахань. В апреле 1805 года началось новое наступление. Русская армия в это время готовилась к войне с Наполеоном, князю Цицианову рассчитывать на подкрепление не приходилось. Министр иностранных дел князь Адам Чарторыйский настоятельно рекомендовал ему ограничиться обороной пределов Грузии и склонить шаха Фет-Али к миру. Это значило отдать мирные грузинские и армянские селения на разграбление персам. Цицианов не мог допустить такого и принял решение: сначала прочно утвердиться на персидских границах и только тогда заключить мир. С помощью местного ополчения главноначальствующему удалось вновь отбросить персов за Аракс.
К концу 1805 года князь Цицианов начал подготовку операции по захвату главной опоры шаха в Закавказье — крепости Баку. Зима благоприятствовала русским — лед покрыл многочисленные горные реки, в иное время представлявшие собой значительные препятствия, в то же время глубокий снег на дорогах сковывал передвижения персидских войск. С бакинским ханом Гуссейном князь издавна состоял в дружеских отношениях и рассчитывал договориться о сдаче крепости на почетных условиях. В конце января 1806 года русские войска подошли к предместьям Баку. В штаб князя Цицианова явились посланцы Гуссейн-Кули-хана с предложением начать переговоры. Через неделю Гуссейн согласился уйти из крепости и впустить в нее русский гарнизон. В свою очередь князь Цицианов обещал оставить Гуссейну все его земли.
Ранним утром 5 февраля 1806 года во главе небольшого отряда, который должен был стать русским гарнизоном Баку, князь подошел к крепости. Встретившие его старшины города объявили, что Гуссейн-Кули-хан просит своего старого друга о личном свидании. Оставив отряд неподалеку, князь Цицианов и полковник Эристов направились к воротам.
Гуссейн-Кули-хан передал князю ключи от крепости, пригласил его и Эристова присесть на ковер и в знак уважения предложил русскому главноначальствующему кальян. Князь принял кальян, не замечая, что стоящий сзади двоюродный брат хана Ибраим-бек вынул пистолет. Выстрелами в голову Ибраим-бек убил Цицианова и Эристова. Одновременно с крепостных стен по немногочисленному русскому отряду ударили пушки. Ханские приближенные яростно изрубили уже безжизненные тела…
Прах князя Павла Дмитриевича Цицианова покоится под сводами главного храма Тбилиси — Сионского собора. Его память почитается в Грузии и в России уже два столетия. В отечественную историю князь Цицианов вошел как основатель боевой школы кавказцев, традиции которой живы до сих пор.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru