Русская линия
Московский журнал Е. Грузинов01.08.1999 

Средиземноморская экспедиция1806 -1807 годов
В августе 1805 года главнокомандующим флотом и войсками России на Средиземном море был назначен вице-адмиралом Дмитрий Николаевич Синявин

В начале XIX века Наполеон, стремившийся к установлению мирового господства, стал оказывать сильное давление на Турцию, принуждая ее выступить против России, и — одновременно готовить вторжение на Балканский полуостров. Русское правительство решило послать в Средиземное море эскадру Балтийского флота под командованием вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина, назначенного в августе 1805 года главнокомандующим флотом и войсками России на Средиземном море.
В начале сентября вслед за «Ярославом» — флагманским кораблем Балтийской эскадры — Кронштадтский рейд покинули линейные корабли «Уриил», «Селафаил», «Св. Петр», «Москва» и фрегат «Кильдюин». 18 января 1806 года эскадра прибыла на остров Корфу. В ее составе были матросы, которые шесть лет тому назад под руководством адмирала Ф.Ф.Ушакова брали казавшиеся неприступными укрепления Корфу. Именно здесь русский флот должен был преградить Наполеону путь на восток, к Черному морю.
На Корфу адмирал Сенявин принял командование морскими и сухопутными силами, находившимися в районе Средиземного моря. В его распоряжении оказалось 11 линейных кораблей, 7 фрегатов, 5 корветов, 7 бригов и 12 канонерских лодок. Экипаж эскадры состоял из 8000 человек, артиллерия насчитывала 1154 орудия, численность сухопутных войск составляла 15 000 человек.
Перед отправлением Сенявин получил рескрипт императора Александра I, который предписывал русской эскадре оборонять Ионические острова, куда входил и Корфу, и в случае необходимости защищать турецкое и греческое побережье от вторжения французов. Таким образом, русскому флоту и десантным войскам ставились чисто оборонительные задачи. Однако политическая и стратегическая обстановка, сложившаяся в этом районе к началу 1806 года, вынудила Сенявина предпринять наступательные действия.
В октябре 1805 года Наполеон нанес поражение австрийским войскам при Ульме, а 2 декабря — при Аустерлице. Австрийский император Франц I был вынужден заключить с Наполеоном позорный для него Прессбургский мир. Согласно мирному договору Австрия передавала Наполеону Венецию, Далмацию, а также населенную славянами область Боко-ди-Каттаро. Жители Боко-ди-Каттаро — их еще именовали которцами или бокезцами — восстали и, надеясь на помощь русских, объявили свою область частью Российской империи.
К области Боко-ди-Каттаро примыкала Черногория. Окруженная со всех сторон владениями Оттоманской империи, она могла сообщаться с внешним миром только через бухту Боко-ди-Каттаро. Кто владел бухтой, тот контролировал торговые и политические связи черногорцев. Сами бокезцы, будучи славянами и придерживаясь православного вероисповедания, тяготели к Черногории.
Между тем Далмация и Боко-ди-Каттаро занимали в планах Наполеона особое место. Французский император рассчитывал с занятием этих областей вынудить Турцию напасть на южную границу России, а получив контроль над Босфором и Дарданеллами — запереть русские военно-морские силы в Средиземном море и затем уничтожить их.
Вдали от России Сенявин должен был во многом действовать на свой страх и риск. Разгадав замысел Наполеона — овладеть Балканским полуостровом, Сенявин решил не допустить продвижения французских войск в глубь Балкан и тем самым лишить Наполеона возможности использовать войска Турции против России. Прежде всего необходимо было предотвратить вторжение французов в Боко-ди-Каттаро. Для этого сформировали отряд кораблей под командованием капитана I ранга Белли. Восставшие против Австрии бокезцы уже ждали помощи от Сенявина, что и было запечатлено в народной песне:

К 5 марта 1806 года область Боко-ди-Каттара была очищена от австрийцев. Русские овладели важным стратегическим пунктом в центральной части Адриатического моря. Одновременно в Боко-ди-Каттаро вступил двухтысячный черногорский отряд во главе с митрополитом Петром Негошем, который был верховным правителем и церковным главой Черногории. Негош лично участвовал в боях, возглавляя свою паству. Он был искренним другом России и твердо верил, что лучшие надежды его народа могут осуществиться только с русской помощью.
После Трафальгарского поражения2 Франция испытывала острую нужду в кораблях. Не хватало Наполеону и сухопутных войск для действий на средиземноморском театре. Он вынужден был маневрировать.
Один из офицеров русского флота, В. Броневский, близко стоявший к адмиралу Сенявину, писал: «Цель его при заключении мира (речь идет о перемирии с Австрией. — Е.Г.), конечно, была только та, чтобы обмануть бдительность Сенявина, занять Каттаро и усилить прочие пункты, приближающие его к Герцеговине и Албании, а потом, наводнив Далмацию войсками, открыть явно свои виды на владения Порты, завладеть оными либо заставить державу сию содействовать ему в злобе его противу России, но осторожное и благоразумное поведение адмирала поставило непреодолимую препону его замыслам"3.
Сенявин превратил Боко-ди-Каттаро в свою главную базу на Адриатическом море. Отсюда русские корабли повели кампанию на путях сообщения противника. Сенявин решил изгнать французов с островов, расположенных у далматинского побережья, укрепить оборону Ионических островов и занятых русскими стратегических пунктов в Адриатике. Для выполнения этих задач требовалось разумно распределить имевшиеся малочисленные силы. Эскадра была разделена на три дивизии. Все они обладали высокой маневренностью и значительной ударной силой: каждая могла самостоятельно действовать против морского противника, осуществлять блокаду вражеского побережья, вести разведку, высаживать десанты, атаковать приморские крепости, а также надежно защищать свои базы и пути сообщения.
В результате активных действий русских моряков план Наполеона — соединиться с турецкими войсками и выйти к Черному морю — был сорван.
Однако вскоре император Александр I, решив, что австро-прусско-русская коалиция после поражений при Ульме и Аустерлице проиграла войну, в декабре 1805 года направил Сенявину приказ, в котором пребывание эскадры на Средиземном море признавалось более ненужным и адмиралу предписывалось возвратиться в черноморские порты.
Сенявин получил приказ только в конце марта 1806 года. Он обязан был выполнить его, хотя и считал, что оставление позиций в Адриатическом море может нанести большой вред интересам России. Учитывая, что с момента подписания приказа минуло более трех месяцев и за это время в Европе произошли большие перемены, Сенявин решил не бросать занятых им позиций. А чтобы не нарушить царского приказа, он направил в Черное море два фрегата, четыре транспорта и один полк сухопутных войск. Основные же силы он оставил в Адриатическом море.
Дальнейший ход событий подтвердил правильность решения Сенявина. В мае 1806 года французские войска под командованием генерала Лористона внезапно напали на Новую Рагузу, находившуюся в то время под протекторатом Турции, и захватили ее. Успеху французов во многом способствовала позиция нобилей — правящей верхушки Рагузинской республики. Нарушив договор о взаимопомощи, заключенный с адмиралом Сенявиным, сенат Новой Рагузы капитулировал перед французскими войсками. Возникла непосредственная угроза Боко-ди-Каттаро. Французов следовало немедленно изгнать из Новой Рагузы. Придавая этому исключительное значение, Сенявин установил морскую блокаду Новой Рагузы и стал готовить одновременную атаку крепости с суши и с моря, в которой большая роль отводилась высадке десанта.
Русские пошли на приступ совместно с черногорцами. Атакующим оказывали энергичную поддержку два линейных корабля, два фрегата и пять канонерских лодок. В сухопутных силах французы имели двойное превосходство.
Бой за господствующую на окружающей местностью гору Баргарт продолжался шесть часов… «Битва сия, — вспоминает упоминавшийся В. Броневский, — справедливо уподобиться может переходу через Сант-Готард, ибо и здесь должно было сражаться с самою природою и надлежало взбираться на крутые, голые утесы, защищаемые пушками"4.
Войска под командованием генерала Вяземского сражались непосредственно у стен Новой Рагузы. Они захватили 69 пушек, 20 кораблей, множество мелких судов, арсенал, верфь и различное военное имущество. Однако гарнизон противника упорно сопротивлялся.
Вскоре на помощь французам прибыл трехтысячный отряд. Их силы возросли до 9000 человек. В распоряжении Сенявина было не более 3000 человек, в большинстве своем бокезцев. Продолжение осады в таких условиях было бессмысленно. Сенявин решил снять осаду Новой Рагузы и отправить все силы в Боко-ди-Каттаро, оставив морскую блокаду.
В самый разгар этих событий Сенявин получил копию мирного договора, подписанного в Париже 8 июня русским послом Убри. Согласно договору русские должны были возвратить все захваченные у французов территории. Сенявин не хотел этому верить и заявил французскому офицеру, доставившему текст договора, что его паспорта и письма Убри недостаточно. Дело затянулось, и вскоре австрийское правительство обратилось к Сенявину с нотой, в которой угрожало начать военные действия, если русские не покинут Боко-ди-Каттаро. Но угрозы не подействовали. В ответ Сенявин установил наблюдение за австрийскими кораблями, чтобы в случае чего помешать им высадить десант.
Наконец 27 июля к Сенявину из Парижа прибыл русский офицер, подтвердивший, что договор действительно существует и что русский посол настаивает на передаче Боко-ди-Каттаро Франции. Следом явился посланец от неаполитанского вице-короля Евгения Богарне… Однако ничто не могло заставить уйти Сенявина из Боко-ди-Каттаро. Дмитрий Николаевич заявил теперь, что ему неизвестны полномочия, которыми облечен посол.
Одновремнно Сенявин начал готовиться к боевым действиям. Испытывая недостаток в сухопутных силах, он обратился за помощью к населению Герцеговины. Мирные жители живо откликнулись на его призыв. Со всех концов страны к Сенявину направлялись депутации, выражавшие готовность совместно с русскими бороться против французов.
Наконец 29 августа был получен долгожданный пакет из Петербурга. С огромным облегчением адмирал узнал, что Александр I не утвердил мирного договора, подписанного в Париже. В послании императора говорилось, что если Сенявин, следуя этому договору, уже передал Боко-ди-Каттаро французам, то следует вернуть город силой.
Прерванные на время переговоров военные действия немедленно возобновились. В результате ожесточенных боев, продолжавшихся три дня, русские войска нанесли французам серьезное поражение. Противник потерял убитыми и ранеными около 8000 человек, в том числе двух генералов. Кроме того, один генерал, 47 офицеров и 1300 солдат, пытавшиеся спастись на судах, были захвачены в плен. «Таким образом, — писал В. Броневский, — Сенявин при весьма ограниченных способах сделался могучим защитником края сего и, действуя мечом и пером с равным успехом, победил французских генералов и дипломатов"5.
Не ограничиваясь удержанием Боко-ди-Каттаро, Сенявин решил овладеть всеми важнейшими опорными пунктами французов в северо-восточной части Адриатического моря. В короткий срок были захвачены острова Курцало и Браццо. Для охраны последнего был назначен бриг «Александр». Главнокомандующий французскими войсками генерал Мармон, будущий маршал Франции, дал приказ пяти кораблям уничтожить его. Вечером 17 декабря бриг «Александр» снялся с якоря и двинулся навстречу врагу. Французы открыли огонь, стремясь сблизиться и взять русский корабль на абордаж. Однако, получив значительные повреждения, в плен сдалась французская шхуна. Одна канонерская лодка была потоплена, другая затонула, не дойдя до своего порта.
Так закончилась для русского флота кампания 1806 года, в которую флотоводческий талант Д.Н.Сенявина раскрылся особенно ярко. Западноевропейские флотоводцы основным способом действий против береговых крепостей считали блокаду. Сенявин же сочетал блокаду с нанесением ударов по базам противника и широко применял высадку десантов. Кроме того, блокируя крепости с моря, он одновременно осаждал их с суши. Таких приемов нельзя больше проследить ни у одного адмирала того времени.
Император Наполеон писал своему министру иностранных дел Талейрану: «Постоянной конечной целью моей политики является заключение тройственного союза между мной, Портой и Персией, направленного косвенно или скрытно против России… Целью всех переговоров должно быть закрытие Босфора и запрещение прохода из Средиземного моря всех их судов, как вооруженных, так и невооруженных"6. Подталкивая турецкого султана к войне, Наполеон внушал ему, что Россия после Аустерлица сильно ослаблена, и обещал вернуть Турции утраченные ею позиции на Черном море и, в частности, в Крыму. Султан прельстился перспективой скорой и легкой победы. Турция поспешила признать Наполеона императором Франции. Под руководством французских инженеров и офицеров турецкое правительство спешно готовило флот к боевым действиям против эскадры Сенявина. На исходе 1806 года Турция объявила России войну, в которой Англия стала союзницей России. Так для Сенявина началась кампания 1807 года.
Отрезанная от проливов и лишенная возможности поддерживать связь с черноморскими портами, русская эскадра оказалась в исключительно тяжелом положении. В помощь Сенявину английское адмиралтейство отрядило эскадру под командованием адмирала Дакуорта, который решил самостоятельно прорваться в Дарданеллы и захватить Константинополь, что грубо нарушало существовавшее между Россией и Англией соглашение, предусматривавшее совместные действия по овладению Константинополем.
Почти не встретив сопротивления, англичане подошли к Константинополю. Турки вступили с Дакуортом в длительные переговоры, в то же время готовя отпор. Устав от бесконечных переговоров, Дакуорт повернул эскадру обратно в Эгейское море. На этот раз турки встретили английскую эскадру огнем береговых батарей, насчитывающих 250 орудий. Корабли получили многочисленные повреждения. Только убитыми и ранеными Дакуорт потерял более 600 человек.
Сенявин предложил Дакуорту, находившемуся с эскадрой у острова Тенедос, принять участие в новом прорыве, на что английский адмирал заявил, что он не намерен воевать с русскими против турок. Вскоре английская эскадра покинула рейд острова Тенедос, который принадлежал Турции и был сильно укреплен.
Сенявин решил овладеть островом, занимавшим важное стратегическое положение: 15 миль от Дарданелльского пролива и 4 мили от турецкого берега. Комендант крепости отверг требование о капитуляции. На рассвете 7 марта линейный корабль «Мощный» и фрегат «Венус» открыли артиллерийский огонь, оттесняя турецкие войска в глубь острова. В семь часов утра был высажен десант численностью 1660 человек с шестью полевыми орудиями. Бой продолжался три дня. Наконец турки вынуждены были через парламентера дать согласие на сдачу. Русским достались богатые трофеи, в том числе 79 пушек, большое количество ядер и провианта.
Блокада Дарданелл парализовала торговлю противника на всем побережье Эгейского моря. Стремясь прорвать блокаду, турецкий флот вышел из пролива. В сражении у Тенедоса турки потеряли три корабля и 2000 человек личного состава. Потери русских составили всего 82 человека убитыми и ранеными.
После этого Сенявин ужесточил блокаду пролива. Положение Константинополя с каждым днем становилось все отчаяннее. В городе начались голодные бунты, и 27 мая был совершен государственный переворот, в результате которого Селим III был свергнут, а его место занял Мустафа IV. Новый султан приказал направить против Сенявина весь турецкий флот — 10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 3 шлюпа и 2 брига. Во второй половине июня состоялось Афонское сражение, в котором турки потеряли более трети своего флота. Особенность тактики Сенявина заключалась в разделении сил на две взаимодействующие эскадры. Первая наносила предварительный удар, а вторая под непосредственным командованием Сенявина обеспечивала решение главной задачи. Это было практическим воплощением идеи адмирала Ф.Ф.Ушакова о резерве.
Афонская победа обеспечила русскому флоту господство в Эгейском море.
Вскоре в Тильзите между Россией и Францией был подписан мирный договор, и император Александр I приказал прекратить боевые действия на Средиземном море. Так закончилась средиземноморская экспедиция выдающегося русского флотоводца Дмитрия Николаевича Сенявина.

1. Певаннiя церногорска и херцеговачка, собр. Чубром Чайковичем церногорцем. Лейпциг, 1837, № 64. Перевод В.Макушева. Задунайские и адриатические славяне. СПб., 1867. С. 174.
2. В Трафальгарском сражении 21 октября 1805 года английский флот, которым командовал адмирал Нельсон, нанес поражение франко-испанскому флоту адмирала Вильнева.
3. Броневский В. Записки морского офицера в продолжение кампании на Средиземном море под начальством вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина от 1805 до 1810 г. Ч. II, изд. 2-е. СПб., 1836. С. 64.
4. Там же. С. 17.
5. Там же. С. 79.
6. Каллистов Н.Д. Прорыв через Дарданеллы и Босфор и взятие Константинополя с моря как первоначальная руководящая идея в плане войны России с Турцией 1806 — 1811// Морской сборник, 1910, № 1. С. 6.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Отделка стен и потолков, ремонт квартир в мытищах, Пушкино.