Русская линия
Московский журнал А. Тевосян01.02.1999 

Московский регент Иван Юхов и его хор
Удивительная судьба музыканта-самородка И.И.Юхова и организованного им в 1900 году хора (сейчас известен как академия хоровая капелла России им. А.А.Юрлова)

Удивительная судьба выпала на долю талантливого музыканта-самородка Ивана Ивановича Юхова и его хора, организованного в 1900 году и известного ныне как Государственная Академическая хоровая капелла России имени А.А.Юрлова. Знаменитейший московский хор, высоко ценимый и любителями-меценатами, и такими выдающимися музыкантами, как С. Рахманинов, Викт. Калинников, П. Чесноков, А. Гречанинов, разделил участь всей отечественной духовной музыки ХХ столетия: после революции, почти лишившись главного своего дела — церковного пения, он вынужден был менять имена и поприща. А ведь с ним были связаны не только постановки Мейерхольда и Вс. Вишневского, первые звуковые фильмы («Цирк», «Веселые ребята», «Волга-Волга»), но и записи московских протодиаконов А.И.Здиховского и К.В.Розова, и симфонические концерты С. Кусевицкого, и духовные концерты в Соборной палате Епархиального дома в присутствии патриарха Тихона…
О хоре И.И.Юхова сегодня почти забыли. Сколь глубоко забвение, свидетельствует хотя бы то, что в недавно вышедшей книге «Великий Архидиакон» (М., 1994) хор Юхова, с которым К.В.Розов записывался неоднократно, даже не упомянут. Произошла путаница и с возрастом коллектива. Датой его рождения теперь считается январь 1919 года, когда вскоре после национализации он стал называться Первым Государственным хором. В результате ровесник века стал «ровесником Октября»: в 1999 году будет отмечаться 80-летие уже почти столетнего хора. То есть выходит, что рассказанного ниже о первых 18-ти годах его деятельности как бы и вовсе не существует.

Начало

Сын крестьянина подмосковного села Саларева Иван Иванович Юхов родился 2-го (по некоторым данным — 1-го) октября 1871 года. «Влечение к хоровому пению имело в семье Юховых „родовое“ начало, — читаем в книге Д.Л.Локшина „Замечательные русские хоры и их дирижеры“. — Еще дед И.И.Юхова, певший до восьмидесяти лет тенором, брал к себе в слесарную мастерскую (в Москве, на Полянке) рабочих, обладавших хорошими голосами. Проходившие мимо заслушивались красотой и слаженностью артельного пения. Отец Юхова обладал редким по красоте и силе голосом (бас-октавист)».
Юхов-младший по окончании городской уездной школы поступает в хор Галичникова, потом переходит в знаменитый Чудовский хор, а позднее, в середине 90-х годов прошлого века, поет в капелле Губонина.
В списке Губонинской капеллы (41 певец) мы находим сразу четверых Юховых, причем, вопреки алфавиту, преимущественно в начале (№ 1,2,8,30): два Ивана Ивановича, Яков Иванович, Иван Яковлевич. Здесь же под № 32−34 значится и «трио» братьев Лыжиных — Иван, Владимир и Константин. Владимир Александрович Лыжин — первый, кто пригласит певший в Мытищах хор Юхова в Москву. Но это несколько позже. Пока же, в 1895—1898 годах, Юхов работает у Лыжина-отца конторщиком и одновременно под руководством регентов старой школы, таких, как П.И.Сахаров и А.М.Астафьев, осваивает основы хорового искусства.

Создание хора

На рубеже веков, в 1900 году в Щелкове, под Москвой, двадцатидевятилетний Иван Юхов организует поначалу семейный ансамбль, где помимо отца и четырех сестер участвовали несколько друзей, а потом хор, в котором пели присоединившиеся к семейному ансамблю Юхова рабочие фабрики Рабенека и Мытищинского вагоностроительного завода.
Эти скудные сведения сегодня мы можем дополнить воспоминаниями родной сестры И.И.Юхова Клавдии Ивановны Шабельской, которая пела в хоре со дня его основания. «В нашей большой семье (11 детей) пели все. У отца был бас-октава бархатистого тембра, все церковные старосты наперебой приглашали его на службу — тогда в церкви собиралось много народу. Работал он также каменщиком: из мозаики делал узорчатые дома, в подряде принимал участие в строительстве верхних торговых рядов — ныне ГУМа. Среди сестер особенным голосом выделялась Анна (лирико-драматическое сопрано). Когда она пела, многие специально приходили ее слушать, а некоторые являлись даже домой посмотреть — как выглядит та, что так чудно поет. Пели мы русские песни. Узнали об этом с чугунолитейной фабрики немца Рабенека. Стали приходить. Потом решили выступить в Мытищах. Нас чуть ли не на руках несли после концерта! Такой успех! С этого все и пошло».
В 1903 году хор перебирается в Москву и начинает работу в храмах. Постепенно он завоевывает признание. «Работа его становится настолько заметной, что большие ценители и любители хорового пения в Москве: В.А.Лыжин, С.А.Протопопов, Н.И.Прохоров и И.Д.Сытин <> оспаривают друг у друга первенство за обладание хором Юхова, который приобретает в дальнейшем вполне уже стойкую и широкую популярность"1 (речь идет о приглашении на службу в храмы, где упомянутые меценаты были старостами).
В 1903—1908 годах хор работает в храме Воскресения на Остоженке. В эти годы происходит важное событие. Перебравшись в Москву, Иван Юхов, по-видимому, сразу же стал вольнослушателем в Синодальном хоре, и в 1907 году ему как прошедшему регентские курсы взрослому певчему Наблюдательный Совет Синодального училища церковного пения выдал Свидетельство. Действительно ли Юхов проходил такой курс, сказать трудно, но рядом с его фамилией, как и у некоторых других, стоит пометка: «Дело о вольнослушателях 1901 г.» Главное то, что уже в 1907 году выданным Свидетельством он был квалифицирован как «опытный регент-практик».
В начале 1908 года одаренный, энергичный и исключительно работоспособный Юхов, сдав экстерном экзамены в Московском Синодальном училище церковного пения, получил звание регента частного хора. Сохранилось Свидетельство от 30 января 1908 года, подписанное Председателем Наблюдательного Совета А. Степановым и именитыми членами Совета: А. Кастальским, свящ. М. Металловым, свящ. Дм. Аллемановым, С. Кругликовым, В. Калинниковым, Н.Кашкиным.
В том же 1908 году журнал «Музыкальный труженик» известил своих читателей, что «церковный смешанный хор И.И.Юхова прекратил пение в церкви Воскресения на Остоженке и с августа месяца поет в церкви Успения на Могильцах, что на Пречистенке"2. Храм Успения Пресвятой Богородицы находился на углу переулка, носившего когда-то название Мертвый3. Перешел же сюда Юхов по приглашению церковного старосты С.А.Протопопова и проработал здесь семь лет.
Одновременно Юхов сближается с семейством Прохоровых, под чьим покровительством окажется в 1915 году. Свидетельство тому — заметка под названием «Концерт Прохоровской мануфактуры», которая появилась весной 1910 года в газете «Раннее утро». В ней говорилось: «В Малом зале консерватории вчера состоялся концерт, устроенный товариществом Прохоровской Трехгорной мануфактуры для своих служащих. Главным программным номером явилась оратория Генделя «Самсон», исполненная хором И.И.Юхова. Солистами выступили: бывш. Артистка Императорских театров А.В.Светловская, А.И.Юхова, специально приглашенный из Петрограда бас Народного дома Императора Николая II А.В.Белянин и П.И.Словцов. И хор и солисты оказались на высоте своей задачи: оратория прошла с выдающимся успехом…"4

Юбилейный концерт 1910 года

Концерт, посвященный 10-летию хора, состоялся 28 ноября 1910 года в Большом зале Московской консерватории. В программу были включены ирмосы Воздвижения А. Львова, апостольский кондак М. Ипполитова-Иванова, духовные сочинения К. Шведова и Н. Черепнина, «К Богородице прилежно» А. Гречанинова, а также «Dies irae» и «Lacrimosa» из Реквиема и «Ave verum» В. Моцарта и восемь фрагментов из оратории Г. Ф.Генделя «Самсон».
Рецензии появились сразу в нескольких газетах. «Раннее утро» от 30 ноября 1910 года писала: «Юбилейный концерт. Третьего дня в Большом зале консерватории состоялся юбилейный концерт хора И.И.Юхова (10 лет существования). Зал был переполнен публикой. Юбиляра встретили долгими аплодисментами. Были ценные подношения и приветственные адреса. <> Участникам концерта И.И.Юховым были розданы на память о юбилее золотые жетоны и предложен ужин, затянувшийся далеко за полночь».
Чуть позже «Московские ведомости» от 1 декабря 1910 года в заметке «Духовный концерт И.И.Юхова» сообщили: «28 ноября в Большом зале консерватории состоялся «юбилейный» духовный концерт хора И.И.Юхова, устроенный по случаю истечения в этом году десятилетия существования хора. Концерт собрал много слушателей, почти наполнивших громадный зал консерватории. <> Кроме голосов, в дело были введены фортепиано, орган и даже арфа (в аккомпанементе). Все это придавало концерту большое разнообразие. Поет хор г. Юхова хорошо и, небольшой по составу (в нем всего около сорока человек), отличается очень хорошим подбором голосов. Г. Юхову по случаю «юбилея» было устроено чествование с чтением адреса и с соответствующими подношениями, а участникам концерта были розданы им жетоны».
Не отстала и газета «Рампа и жизнь» (№ 49, 1910), которая в заметке «Концерт хора И.И.Юхова», в частности, отметила: «За 10 лет существования хор г. И.И.Юхова, находясь под руководством, по-видимому, опытного и энергичного дирижера, успел достигнуть той чистоты и стройности, какая дается только людям много работающим и любящим свое дело».

Самый записывающийся хор

Популярность хора настолько возросла, что крупные фирмы пошли на заключение с ним долгосрочных контрактов. Так, 24 августа 1912 года между известным агентством музыкальных прав, торговым домом Гутхейль, Циммерман, Юргенсон и К и московским мещанином И.И.Юховым был подписан договор о передаче последним своих рукописных и печатных произведений, а также музыкально-механических прав сроком на 10 лет (в отношении будущих произведений на 5 лет), исключая распространение этого договора на общество «Граммофон» и фирму «Фаворит-рекорд», с которыми Юхов заключил соглашения ранее.
В самом начале 1911 года журнал «Граммофонная жизнь» (№ 1) сообщил своим читателям о выпущенных Акционерным обществом «Граммофон» записях с хором Юхова протодиакона Московского кафедрального Христа Спасителя собора А.И.Здиховского, а чуть позже (№ 21) — о пластинках протодиакона К.В.Розова. Известны также записи хора с протодиаконом Московского Большого Успенского собора В.П.Ризположенским 1915 года.
До революции хор Юхова был одним из самых записывающихся церковных хоров. Его диски выпускали такие известные граммофонные фирмы, как «Братья Пате», «Граммофон», «Зонофон», «Омокорд», «Экстрафон», «Русский Граммофон», «Сирена-рекорд», «Метрополь-рекорд», «Фаворит-рекорд», «Янус-рекорд». Дискография его содержит около 300 записей духовной музыки и свыше 150 авторских сочинений и обработок народных песен. По сохранившимся пластинкам можно довольно полно представить репертуар хора Юхова. С ним пели и записывались солистка Императорской оперы А.В. Нежданова, артист Императорской Санкт-Петербургской оперы А.В. Белянин. Здесь есть записи обиходных песнопений и хоровой классики XVIII—XIX вв.еков, сочинений С. Дегтярева, Д.С.Бортнянского, П.И.Турчанинова, А.Ф.Львова, Г. Ф.Львовского, П.И.Чайковского, А.А.Архангельского. Довольно значителен список представителей новой московской школы — С.В.Рахманинов, А.Д.Кастальский, П.Г.Чесноков, А.Т.Гречанинов, К.Н.Шведов, Викт. Калинников, Н. Черепнин, М.М.Ипполитов-Иванов… Особой популярностью пользовались записи народных песен — «Утес на Волге», «Что мне жить и тужить» (А.Варламова), «Могила», «Сухая корочка», «Ты не стой, колодец» (в обработке А.К.Лядова); собственные сочинения и обработки И.И.Юхова.

Концерты С.А.Кусевицкого

В 1912 году хор И.И.Юхова получил чрезвычайно лестное приглашение участвовать в симфонических концертах С.Кусевицкого. Сколь значительно и престижно было оно, можно судить по следующему факту. Осенью 1915 года, выдвигая И.И.Юхова на звание потомственного почетного гражданина города Москвы, свящ. Д. Аллеманов приведет это обстоятельство в качестве одного из самых веских аргументов: «О том, сколь основательную подготовку имеет хор, можно судить по тому, что он подряд несколько сезонов выступал в весьма ответственных вещах на симфонических концертах, устраиваемых в Москве Кусевицким».
В программе «Концерты Сергея Кусевицкого в Большом зале Благородного Собрания» на сезоне 1912−1913 годов уже значился хор И.И.Юхова. Он анонсировался: в V концерте (18 декабря 1912 г.) в исполнении «Песни судьбы» Брамса, «Огневестника» Вольфа и «Манфреда» Шумана; в VIII концерте (13 февраля 1913 г.) во фрагменте из III акта оперы Вагнера «Парсифаль» (солисты В. Липецкий, Н. Сперанский, А. Мозжухин) и Баллады Сенты (С.Андреевская с женским хором) из «Летучего голландца».
В программе «Симфонические утра по общедоступным ценам» того же сезона в числе других участников также был объявлен хор И.И.Юхова. Публике сообщалось, что он будет участвовать в VIII концерте I серии (16 декабря 1912 г.), где пойдет Девятая симфония Бетховена под управлением С.Кусевицкого.
Примерно за месяц до этого (12 ноября) «усиленный хор И.И.Юхова» и «усиленный оркестр С. Кусевицкого» исполняли IX симфонию Бетховена в Большом театре на Вечере в пользу Убежища для престарелых артистов и их семейств.
Несмотря на косвенные свидетельства об участии хора Юхова в нескольких сезонах концертов Кусевицкого, мы с уверенностью можем говорить пока только об одном — о сезоне 1912−1913 годов. Начиная со следующего сезона название «хор И.И.Юхова» с афиш концертов С. Кусевицкого исчезает. Вместо него появляется туманно-загадочный «хор, состоящий при концертах» Кусевицкого.
Не имея долгое время документальных подтверждений, можно было только предполагать, что это и был — во всяком случае в основе своей — хор Юхова, принимавший участие в концертах Кусевицкого сезонов 1913—1917 годов. Однако теперь документальные подтверждения есть.
В эти годы И.И.Юхов обрел весьма сильных помощников — воспитанников Синодального училища С.А.Шумского и А.П.Чугунова. Оба впоследствии стали сотрудниками — хормейстером и дирижером — Большого театра. Так вот, найденные в архиве Большого театра их послужные списки во многом рассеяли сомнения.
С.А.Шумский (1892−1976), сын дворянина, в 1911 году окончил Московское Синодальное училище и с 1912 по 1915 и с 1917 по 1918 год был дирижером концертного хора И.И.Юхова, а с 1918 по 1920 год — заместителем управляющего 1-го Государственного хора (так с 1919 года стали именовать этот коллектив).
А.П.Чугунов (1891−1964) в 1910 году окончил Синодальное училище, а в 1915 году — Московскую консерваторию по классу композиции С.Василенко. В 1907—1914 годах — регент различных хоров. В 1915—1917 годах — хор И.И.Юхова, помощник руководителя по разучиванию для концертов С. Кусевицкого классических произведений.

15-летие хора

К 1916 году, когда подоспел следующий юбилей, хор Юхова уже имел репутацию одного из лучших в Москве. В рецензии на юбилейный концерт, состоявшийся 13 марта, читаем: «Отрадно отметить рост этого хора. Руководитель его, И.И.Юхов, не покладая рук ведет его по верной дороге, название которой — слава!.. Весь хор, как один человек, крепко спаян любовию к церковному пению. Состоя исключительно из интеллигентных людей, хор этот прекрасно чувствует, что он поет. Репертуар хора огромный и разнообразный: Бортнянский, Турчанинов, Багрецов, С.В.Рахманинов, А.Д.Кастальский, В.С.Калинников, А.Т.Гречанинов и другие. Все вещи, написанные этими композиторами, исполняются хором идеально. <> В общем видно было, что хор каждую вещь поет обдуманно и чувствует своего руководителя. Билеты были все распроданы задолго до дня концерта. Еще отрадней слышать благодарность слушателей, которую они высказывали после концерта. Посетили концерт: С.В.Рахманинов, В.С.Калинников, П.Г.Чесноков, В.А.Федоров и много известных и уважаемых любителей хора: И.Н.Прохоров, В.А.Лыжин и др."5.

В московских храмах

В 1915 году из храма Успения на Могильцах хор Юхова по приглашению известного мецената-любителя Н.И.Прохорова перешел в храм св. Николая, что на Трех горах. Полное его название — Церковь Николая Чудотворца в новом Ваганькове на Трех горах. Здесь 15 апреля 1916 года, в день праздника иконы Божией Матери, именуемой «Живоносный Источник», которой посвящен главный престол, было совершено торжественное богослужение митрополитом Макарием, — как рассказывалось в довольно подробной заметке газеты «Московский листок», «при пении хора И.И.Юхова и о. протодиакона К.В.Розова. Храм был полон молящихся. При входе в храм митрополита Макария все молящиеся пели стихиры «Пасхи». Тем же общим хором молящихся были исполнены из литургии «Верую», «Отче наш». Хор И.И.Юхова, как всегда, мастерски исполнил «Херувимскую» Калинникова и «Милость мира» Кастальского. После Многолетия, произнесенного о. протодиаконом Розовым, владыка митрополит беседовал с молящимися и все общим хором пели духовные песнопения. По окончании службы старостой этого храма И.Н.Прохоровым владыка, духовенство и хор И.И.Юхова были приглашены на завтрак. <> Руководитель хора И.И.Юхов удостоился благодарности владыки митрополита, который хор этот слушал впервые».
Здесь же десятилетием позже, 15 марта 1925 года, хор И.И.Юхова даст духовный концерт, о котором сохранилась запись в Дневнике концертной деятельности хора: «15 марта 1925 г. В храме Николая [в Ваганькове] состоялся духовный концерт. Участвовали протодиаконы М.К.Холмогоров, Мих[аил] Дормидонтович Михайлов и Вл.Дм.Прокимнов, С.Н.Стрельцов, М.М.[Стрельцова].
Успех художественный огромный. Материальный (около 4000) так себе. Пели за определенную плату, обычную. Моральный! Огромный. Более 3500 человек было в Храме. Несмотря на трудности по устройству, притеснения, запрещение рекламы, все-таки народ наполнил весь Храм. Была вся Москва и даже провинция отозвалась. Изголодались по Духовном пении».
Кроме церкви Николая Чудотворца на Трех горах, хор И.И.Юхова пел и в церкви св. Николая Чудотворца, что в Воробине, на «Гостиной горке» (на Яузском бульваре), памятной многими событиями. Можно предположить, что хор Юхова, который нередко при необходимости разделялся и пел одновременно в нескольких храмах, пел здесь и в начале 1918 года, когда, служа в Николо-Воробинском храме, Патриарх Тихон произнес знаменитое Слово «Россия в проказе"…

Вместо эпилога

Начало 1917 года не обещало потрясений. Хор Юхова давал концерты и даже ставил театральные спектакли. Афиша концерта (12 марта) и программа спектакля (16 июля) свидетельствуют о том, что в целом творческая жизнь коллектива протекала в привычном русле, разве что несколько скорректировалась тематика.
12 марта 1917 года был дан большой концерт в Сергиевском народном доме в пользу Московского славянского комитета. Программа состояла из трех отделений. В первом — в исполнении хора Юхова звучали патриотические сочинения («Матушка Русь» Гречанинова и «Гимн 1914 года» Ильинского-Блюменау) и обработки народных песен: «Дубинушка» (Чеснокова), «Ночка» (Архангельского), «За реченькой яр хмель» (Гречанинова). Второе продолжало линию народных песен, но при этом с акцентом на соло с хором и песни союзных славянских народов. Наряду с обработками русской «Ой да я не думала» (В.Федоров) и малороссийской «Щедривка» (Концевич) звучали сербская «Вечер на Саве» и хорватская «Ночные стражи» (обе — Архангельского). Третье было посвящено романсам и песням в исполнении артиста Русской оперы В.В.Осипова, а завершалось выступлением Московского вокального квартета (Розанов, Петунин, Соколов, Трозанов), который исполнил три переложения В. Федорова («Как со горки со горы», «Поминальный стих (нищих слепцов)», «Козел (комическая)».
Свидетельство о состоявшемся 16 июля 1917 года в помещении Общественного Собрания «любительском спектакле концертного отделения под управлением знаменитого регента Ив.Ив.Юхова» сохранила для нас программа, писанная разноцветными чернилами и иллюстрированная рисунками.
В первом отделении, которое открывалось Похоронным маршем, хор исполнял Марсельезу и «Ты взойди, солнце красное» (гармонизация Юхова), народные песни «Зеленый луг» (польская, обработка Архангельского) и «Прибаутки» (детские, Никольского). Во втором — давали оригинальный водевиль в 3-х актах Крестовского «Ворона в павьих перьях». «Почтенная публика» извещалась о том, что в антракте ее ждут оркестр балалаечников, лотерея и продажа цветов. О том, что готовилось вот-вот разразиться, никто не догадывался…
Чуть позже, в 1918 году, хор Юхова был национализирован, а в следующем году превратился в Первую группу Государственного хора и с этой поры начал жизнь в новом историческом измерении. Это понятно. Непонятно другое: какой юбилей знаменитого коллектива грядет — 80-летие, которое собираются отмечать по его «советскому паспорту», или реальное российское 100-летие?
______________________________________________________
1. Из аннотации к программе юбилейного концерта. 1926.
2. Музыкальный труженик. 1908. № 18. С. 15.
3. Это название связывалось с окружающей местностью «Могильцы», поэтому церковь и называлась «что на Могильцах». Позже переулок именовался Большой Васильевский, а в 1937 году был переименован в улицу Н. Островского, который жил здесь в 1930—1932 годах. Закрыт храм был 12 июня 1932 года. Известно, что одно время в нем регентовал знаменитый русский хормейстер, будущий ректор Московской консерватории и руководитель Госхора СССР А.В.Свешников.
4. Раннее утро. 1910. 14 марта.
5. Московский листок. 1916. № 61. 15 марта. С. 3. Через 11 лет И.И.Юхов запишет в Дневнике хора: «31 октября 1927 года. Парастас об умершем 27 октября И.Н.Прохорове».

*Статья написана по материалам, собранным А.Т.Тевосяном и В.И.Сорокиным для книги «И.И.Юхов. Материалы к биографии».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Дополнительный заработок на дому, заработок в интернете от 290$ на форуме investoday.ru