Русская линия
Московский журнал Е. Кончин01.11.1998 

Звездный час Александра Средина
Поездка московского художника А.В.Средина в 1907—1909 гг. в усадьбу Гончаровых. Полотняный завод обернулась «звездным часом» всей его жизни

Вряд ли предполагал московский художник Александр Валентинович Средин, что его поездка в 1907—1909 годах в усадьбу Гончаровых Полотняный Завод обернется нежданным «звездным часом» всей его жизни, что именно она оставит его имя в летописи отечественной культуры. Приехал он по приглашению владельцев имения, чтобы написать его интерьеры. Потом увлекся историей усадьбы, былями ее и загадками. Особенно связанными с пребыванием здесь Пушкина. Засел за изучение семейного архива Гончаровых. И — о, неожиданная удача! — отыскал неизвестное даже для тогдашних хозяев имения письмо Пушкина, направленное 25 апреля 1831 года деду Натальи Николаевны Гончаровой — Афанасию Николаевичу. Впервые опубликовал его в журнале «Старые годы» за июль-сентябрь 1910 года в своей статье, посвященной Полотняному Заводу. Письмо сразу вошло в обязательную пушкиниану и ныне широко известно. Учитывая трагическую судьбу архива Гончаровых в Полотняном Заводе после 1917 года, можно утверждать, что Средин спас его от неминуемой гибели.
В статье также впервые и весьма подробно рассказал Средин о посещении гончаровского дома великим поэтом, об исторических, художественных, книжных и архивных его богатствах. И — какая ирония судьбы! — именно эта статья и приведенное в ней письмо Пушкина, а не его творчество, принесли ему много лет спустя признательность потомков. Теперь ни один ученый, литератор или журналист, занимающийся Полотняным Заводом, не может обойтись без цитаты из статьи Средина.
Но как художник Александр Средин почти неизвестен. Его работы, разбросанные по разным музеям, не изучаются, не публикуются. Его жизнь и творчество обойдены вниманием искусствоведов. Словно какое-то зловещее табу наложено на его имя. Между тем собранные мной буквально по крохам сведения о нем говорят о Средине как о художнике большом, ярком и незаурядном, достойном находиться в истории отечественной культуры.
Он родился в Москве в 1872 году. С блеском окончил естественный факультет Московского университета и был оставлен приват-доцентом на кафедре геологии. Перед молодым ученым открывалась многообещающая карьера. Однако он увлекся живописью и науку оставил. Брал уроки у таких знаменитых художников, как К.А.Коровин и В.А.Серов. Затем обучался в Париже — у Ж.-П.Лорана и Ж.-Ж.Бенжамена Констана.
После возвращения в Россию Средин становится активным членом «Союза русских художников». Он прекрасно владеет живописью, рисунком, акварелью, гуашью, пастелью. Пишет пейзажи и портреты. Выступает и как театральный художник. Иллюстрирует журналы «Аполлон», «Весы», «Золотое Руно», «Нива». Но главная его тема — интерьеры дворцов, старинных усадеб и церквей.
Александр Средин находил истинное наслаждение в изображении ампирных залов с их блеском мраморных колонн, глянцем начищенных паркетов, с их стильной мебелью красного дерева, матовыми отсветами бронзовых подсвечников с дрожащими огоньками свечей, серебром фамильной посуды, фарфора, хрусталя, тяжелым бархатом портьер. И конечно, — в изображении старинных портретов, как бы возникающих «из тьмы былого» — из полумрака анфилады комнат. Он находил в интерьерах стилевую гармонию, только ему подвластную, видел их музыку. Один из критиков справедливо сказал: «Средин — это поэт задумчивых залов и гостиных, он верен себе в своих нежных, напоминающих пастели красках и меланхолических настроениях».
Одаренность Средина, несмотря на несхожесть их художественных манер, отмечал И.И.Левитан, назвав его в письме к А.П.Чехову 27 ноября 1898 года «талантливым человеком». Столь высокую оценку у Исаака Ильича получить было нелегко. Обычно сдержанный и замкнутый, он охотно посещал дом Срединых, подолгу беседовал с Александром Валентиновичем.
Да и Чехов хорошо знал Средина. Он познакомился с ним, вероятно, через его старшего брата Леонида Валентиновича Средина, известного ялтинского врача. Имя Александра Валентиновича часто встречается в записных книжках писателя, в его переписке с О.Л.Книппер-Чеховой. 30 января 1903 года Чехов спрашивает ее: «Чем занимается в Москве преподобный Саша Средин?» А вот фраза из другого письма:"Тебя пишет Средин? Да, это удовольствие, но удовольствие, которое можно претерпеть один раз в жизни. Ведь ты уже писалась Срединым?"
Портрет Ольги Леонардовны, исполненный Александром Срединым, ныне находится в Доме-музее А.П.Чехова в Ялте.
Семью Срединых связывали с О.Л.Книппер-Чеховой дружеские отношения. 11 декабря 1902 года она сообщает А.П.Чехову: «была (в театре ставили „Дядю Ваню“. — Е.К.) Надежда Ивановна с Сашей и его женой — и в восторге…»
Саша — это Александр Валентинович Средин, Надежда Ивановна — его мать.
Из письма Ольги Леонардовны — Антону Павловичу от 28 декабря 1902 года: «Видела Сашу с женой (Марией Григорьевной. — Е.К.). Из письма от 9 февраля 1903 года: «Сегодня вечером были у нас Бальмонт с женой, Надежда Ивановна с Сашей… Мария Григорьевна не была, у нее умерла мать, и она сидела дома». 30 января 1903 года Антон Павлович спрашивает жену: «Что поделывает Надежда Ивановна?» Снова спрашивает 23 января 1903 года: «Чем занимается в Москве преподобный Саша Средин? Как его здоровье, как жена?»
А вот что сообщает Чехов 24 сентября 1901 года Леониду Валентиновичу Средину: «Передайте Александру Валентиновичу, что я очень извиняюсь перед ним, мне все последние дни было дозарезу некогда, нездоровилось, так я и не попал к нему, хотя нужно было. Скажите ему, что скоро приеду и постараюсь искупить свою вину».
О чем шла речь? Не о портрете ли Антона Павловича, который хотел написать Александр Валентинович? Наверное, Чехов так и «не искупил свою вину». Правда, одну «чеховскую» работу Средин все же сделает: «Комнату Чехова в его ялтинском доме». Но она, вероятнее всего, исполнена уже после смерти писателя. Теперь картина экспонируется в Московском музее А.П.Чехова.
Из письма Ольги Леонардовны — Антону Павловичу от 15 января 1901 года: «Если будешь в Алжире, отыщи Сашу Средина, адрес его, кажется, есть у тебя». Алжирский адрес, действительно, встретился мне в записных книжках писателя. И другие его адреса были в них указаны.
Есть в записных книжках Чехова и такие пометки: «Анкета (?) Средину…исто…указы (музыка Мендельсона); Средин имеет 1 том и 3 выпуска 11-го (Брокгауз — последний 68)». Как их понимать? Не знаю.
Теплые отношения связывали художника и с актрисой Марией Николаевной Ермоловой, близким другом брата — Леонида Валентиновича. Интересно ее мнение о его портрете, написанном в 1899 году, — ныне он находится в Государственной Третьяковской галерее: «…Ваш брат — большой талант. Он так сумел схватить Вас, как только мог сделать большой художник, и чего не мог сделать даже Нестеров. И детали мне нравятся… Одним словом, я в восторге…»
Многие произведения Александра Средина в той или иной форме посвящены Пушкину. Так, в Московском Государственном музее А.С.Пушкина я обнаружил большую коллекцию «пушкинских» работ художника, состоящую из четырнадцати (!) холстов, картонов и рисунков — эскизов декораций и костюмов к опере П.И.Чайковского «Евгений Онегин». Ее поставил К.С.Станиславский в 1922 году на сцене своей московской оперной Студии. На работах Средина имеются подписи Станиславского, что, очевидно, означало их одобрение.
Живописные холсты и картоны Средина невелики по размерам. Написаны они в обычной для него броской, экспрессивной манере, в пепельно-изумрудной, коричневато-палевой гамме. Они не столько театральные эскизы, сколько вполне самостоятельные, законченные картины. Это относится и к таким холстам, как «Пушкинская комната в доме Гончаровых Полотняный Завод», «Интерьер ХVIII века», «Дом Лариных», «Бал в доме Лариных», «Встреча Татьяны с Онегиным», «Татьяна пишет письмо Онегину», «Спальня Татьяны». В них явно ощущается «интерьерный» характер творчества Средина, влияние его картин, созданных в Полотняном Заводе, Кускове, Остафьеве, Вяземах, Архангельском, во многих других дворцах и усадьбах. Там-то и «списывал» Средин обстановку бальных залов, гостиных, портретных, столовых, буфетных, спален, различных комнат, «заселяя» их в театральных эскизах соответствующими персонажами. Нет, нет, не статистами, а вполне индивидуальными, четко очерченными героями пушкинских произведений.
В Центральном Государственном музее музыкальной культуры имени М.И.Глинки я обнаружил еще четыре акварельных эскиза костюмов персонажей «Евгения Онегина» — Татьяны, Ольги, Онегина. А в Центральном музее имени А.А.Бахрушина — два эскиза к опере П.И.Чайковского «Пиковая дама», а также пять акварелей к неосуществленной постановке МХТ «Горе от ума». Одно из лучших «пушкинских» произведений Средина — «Портретная в гончаровском доме Полотняный Завод» — хранится в Государственной Третьяковской галерее. Две замечательных полотнянозаводских картины — «Памяти Н.Н.Пушкиной» и «Внутренность церкви» — хранились в Калужском музее. Они погибли во время оккупации города фашистами в конце 1941 года.
Основную же часть творческого наследия Александра Средина составляют «чистые» интерьеры различных форм и наименований. Полный список уцелевших картин и графических листов я представить не могу. Это кропотливое дело специалистов, если кто-либо из них наконец-то займется изучением творчества талантливого художника. Тем более, что многие его работы придется отыскивать в частных коллекциях. Мне же удалось найти его произведения, находящиеся в некоторых музеях. Так, в Третьяковской галерее обнаружилась «Комната в калужском имении Обнинских Белкино» (1907 год). В Рязанском художественном музее — один из лучших листов художника — «Гобеленовая гостиная Кусковского дворца графа С.Д.Шереметева». О популярности этой гуаши свидетельствует то, что она побывала на выставках «Союза русских художников», Московского товарищества художников, Орловского общества любителей изящных искусств. Она с большим успехом представляла в 1911 году русское искусство на Всемирной выставке в Риме. В 1915 году гуашь переезжает в Рязань, где становится одним из первых экспонатов только что организованного музея. Здесь же теперь пребывает картина Средина «В комнате вечером», очевидно, исполненная в Кускове или Дубровицах и также обошедшая несколько выставок. Ульяновский художественный музей обладает холстом «Интерьер. (У окна)», датированным 1916 годом. Мне удалось установить, что работы Средина находятся также в музеях Екатеринбурга, Волгограда, Одессы, Ялты.
Но местонахождение большинства произведений художника неизвестно. А ведь Александр Валентинович был очень трудолюбивым человеком. Об этом можно судить по каталогам выставок «Союза русских художников», в которых он участвовал ежегодно с 1906 по 1923 год. А сколько работ он давал на другие выставки?!
Как сложилась жизнь Александра Средина после 1917 года? Вначале он вполне лояльно встретил новую Советскую власть, пытался с ней сотрудничать. Средин активно работает в профессиональном Союзе художников «Изограф», в Комиссии по охране памятников искусства и старины и Московском Совете рабочих и солдатских депутатов, входит в общественный совет Румянцевского музея. В июне 1918 года он — сотрудник Музейного отдела Народного Комиссариата Просвещения. Занимался сохранением уже бывших дворцов и усадеб, например Архангельского. Пытался спасти историко-художественные, книжные и архивные богатства Полотняного Завода.
Но жилось ему очень нелегко. В Российском Государственном архиве отыскал я любопытный документ — удостоверение, подписанное заведующей Музейным отделом Н.И.Троцкой, о том, что «А.В.Средин — профессиональный художник, он кроме комнаты для жилья, имеет право на комнату-мастерскую в квартире № 2 в доме Шлипе, угол Гагаринского и Староконюшенного переулков, эти комнаты уплотнению или реквизиции не подлежат».
Но чем он должен был заниматься в своей мастерской? Ведь «усадебные» его интерьеры, «голубые» и «розовые» гостиные, главные в его творчестве, уже не находили спроса, не выражали «новую революционную современность», все они были уже — «в прошлом». Кое-как зарабатывал Средин салонными «розами». Кое-что закупил у него Наркомпрос.
В 1923 году был ликвидирован «Союз русских художников». Многие его члены эмигрировали. Уехал из Советской России и Александр Средин. Жизнь его и творчество в эмиграции мне не известны. Умер он, по некоторым сведениям, в 1934 году.


Приложение

Письмо А.С.Пушкина, найденное А.В.Срединым в семейном архиве Гончаровых в Полотняном Заводе
«Милостивый государь Дедушка Афанасий Николаевич,
Приношу Вам искреннюю мою благодарность за прием моего поверенного и за письмо, драгоценный знак Вашего ко мне благорасположения. Будьте уверены в беспрекословном согласии моем на все, что будет удобнее для Вас. Мне нельзя было принять доверенности одной, ибо чрез то долги и недоимки могли увеличиться, и имение могло быть, наконец, совершенно потеряно. Если Вам угодно вместо 300 обещанных душ дать покамест Наталье Николаевне доверенность на получение доходов с оных и заемное письмо, с условием, что при жизни Вашей оставалось оное заемное письмо недействительным — дай Бог, чтобы оно и долее оставалось таковым! В таком случае вексель должен быть дан от крепостных дел на столько сот тысяч рублей, сколько Вы желаете дать душ крестьянских, для того, чтобы при конкурсе кредиторов действительно досталось бы 300 душ, а не в десятеро меньше. Таковые векселя с таковыми же условиями Вы безо всякого опасения могли бы дать и прочим Вашим внукам и доверенность на управление в случае только их замужества.
Надеюсь, что Вы не будете гневаться на меня за мою откровенность. Во всяком случае ожидаю разрешения Вашего и имею счастие с чувством глубочайшего почтения и преданности остаться, Милостивый государь Дедушка
Вашим покорнейшим слугой и внуком
Александр Пушкин».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru