Русская линия
Московский журнал А. Брунс01.09.1998 

Крым смотрит в небо

Одной из первых астрономических обсерваторий в
России была Пулковская. Она начала функционировать еще в 1839 году. Для проведения высококачественных научных наблюдений требуется чистое небо в течение достаточно длительных отрезков времени. Петербургский же климат известен — пасмурные осень и зима, белые ночи летом. Так возникла идея открыть обсерваторию в южных районах России, где устойчивый хороший климат, а небо — темное.

В 1906 году пулковский астроном А.П.Ганский, отдыхая в Крыму, познакомился с промышленником Н.С.Мальцовым, имевшим на своей даче близ Симеиза на горе Кошка любительскую обсерваторию. При первой же встрече с астрономом Мальцов предложил ему свою обсерваторию в подарок. Ганский с благодарностью принял подарок и в свою очередь вручил его Пулковской обсерватории. В 1912 году любительский научный объект Н.С.Мальцова официально стал Симеизским филиалом Пулковской обсерватории. Сразу же в Англии был заказан крупный по тем временам однометровый телескоп-рефлектор. Однако случившаяся революция, а затем гражданская война задержали доставку и пуск телескопа. Но крымские астрономы не теряли времени даром. Когда в мае 1926 года наконец-то состоялся пуск метрового телескопа, обсерватория уже занимала второе место в мире в области наблюдения малых планет. В дальнейшем на новом телескопе Г. А.Шайн и В.А.Альбицкий выполнили ряд важных и интересных исследований.
Было открыто множество спектрально-двойных звезд и определены их орбиты; для большого количества звезд составлен каталог лучевых скоростей. Обсерватория приобрела мировую известность.

За годы работы выяснилось, что местонахождение
бывшей дачи Мальцова не является оптимальным для
астрономических наблюдений. Площадка
обсерватории расположена на высоте 350 метров на
«спине» у горы Кошка. Здесь происходит
столкновение масс холодного воздуха, стекающих с
плато Крымских гор, с потоками теплого,
поднимающегося от Черного моря. При этом
возникают ураганные ветры и образуются влажные
туманные дымки, что сильно мешает астрономам.
Возникла необходимость искать другое место. Но
тут началась Великая Отечественная война.

Многие ученые, особенно молодежь, ушли на фронт.
Над Крымом нависла угроза оккупации. Оставшиеся
сотрудники эвакуировались в Батуми морем, так
как другие пути были отрезаны. Увезти с собой
телескопы они, конечно, не могли.

После освобождения Крыма весной 1944 года
вернувшиеся назад сотрудники увидели
обсерваторию полностью разрушенной, а
оборудование было вывезено в Германию. Когда
война кончилась, его нашли, но в совершенно
непригодном состоянии: главное зеркало
телескопа было расстреляно из пулемета, через
всю его поверхность шла цепочка выбоин от пуль…

Несмотря на разруху, на общее тяжелейшее
положение в стране, Правительство принимает
решение восстановить обсерваторию в Симеизе и
одновременно начать строительство новой — в
более подходящем для развития астрономической
науки месте. Новому объекту был придан
самостоятельный статус — Крымской
астрофизической обсерватории (КрАО) Академии
наук СССР, с включением в ее состав и Симеизского
отделения. Директором обсерватории был назначен
Г. А.Шайн.

Поражают темпы, с которыми в разоренной стране
велась эта работа. Симеизский филиал был
восстановлен и оборудован за два с половиной
года. В течение 1944−1945 годов в различных районах
Крыма специально созданные астро-климатические
экспедиции искали место для новой обсерватории.
Выбор пал на обособленный горный массив (~600
метров над уровнем моря) в районе села
Партизанское Бахчисарайского района. 30 июня 1945
года вышло решение о строительстве, а уже к 1949
году в новой обсерватории установили солнечный
телескоп — внезатменный коронограф Лио и
звездный 16-дюймовый рефрактор, на которых были
начаты регулярные наблюдения. Позднее из
Германии получили по репарации взамен
уничтоженного метрового симеизского звездный
50-дюймовый рефлектор. Кроме того, началась
разработка современного телескопа-рефлектора с
зеркалом 2,6 метра.

После смерти Г. А.Шайна в 1952 году директором
Крымской астрофизической обсерватории
становится А.Б.Северный. Его научные интересы
были широки и разнообразны, но основное внимание
он уделял физике Солнца. Впервые проводятся
комплексные исследования Солнца в оптическом и
радиодиапазонах. Когда стала ясна важная роль
локальных магнитных полей, башенный Солнечный
телескоп был оборудован магнитографом,
созданным тут же в обсерватории.

В 1960 году было закончено сооружение
упоминавшегося выше телескопа диаметром 2,6
метра, которому присваивается имя его идейного
создателя академика Г. А.Шайна. Это был не только
первый самый крупный телескоп в СССР и Европе, но
также и первый опыт создания больших телескопов
для конструкторов и инженеров Ленинградского
Оптико-Механического Объединения (ЛОМО). Кстати,
этот телескоп и сейчас — второй по величине на
территории стран СНГ.

В 1966 году на Южном берегу Крыма в Голубом заливе
был закончен монтаж 22-метрового радиотелескопа,
на котором начались наблюдения Солнца,
нестационарных звезд и галактик в сантиметровом
и миллиметровом диапазонах. Сегодня это —
единственный телескоп в странах СНГ, который
работает по международным кооперативным
программам.

С наступлением космической эры под руководством
академика А.Б.Северного Крымская обсерватория
включилась во внеатмосферные исследования, для
чего начиная с 1959 года на спутниках и космических
станциях было установлено более десяти приборов
КрАО. Не стану утомлять читателей популярного
журнала научной терминологией. Скажу только, что
работы, выполнявшиеся в Крымской обсерватории,
были чрезвычайно важными для продвижения науки,
для жизнедеятельности государства в целом.
Так, автором этой статьи был создан Орбитальный
Солнечный Телескоп — ОСТ-1, установленный на борту
станции Салют-4. С ОСТ-1 работали две экспедиции
космонавтов. С 1983 по 1989 год на станции
«Астрон» действовал автоматический
звездный телескоп с зеркалом диаметром 0,8 метра,
сконструированный и изготовленный в КрАО
совместно с НПО имени С.А.Лавочкина. На нем под
руководством академика А.А.Боярчука были
выполнены уникальные наблюдения звезд и
галактик, создатели телескопа удостоились
Государственной премии СССР.

В 1987 году директором КрАО стал Н.В.Стешенко.
(Сейчас он — академик Национальной Академии наук
Украины). А вскоре произошел Беловежский сговор,
когда единое государство по живому было
разорвано на части. Буксовать и разваливаться
стало все, в том числе и наука.

Настали черные дни и для Крымской
астрофизической обсерватории. КрАО — это
самостоятельный городок-учреждение, на
территории которого вперемешку расположены
башни с телескопами, административные здания,
гостиница, механическая и оптическая мастерские,
жилые дома. Живут здесь 1200 человек. Есть магазины,
школа, почта, детский сад и ясли. Бюджет Академии
наук Украины все это выдержать не мог, и
обсерватория сначала была передана Госкомитету,
а потом Министерству по вопросам науки и
технологий Украины. Министерству содержать
подобное учреждение тоже оказалось не под силу, а
потому деньги Киев выделяет только на зарплату
сотрудникам, да и то нерегулярно. Того, что
астрофизики зарабатывают по договорам и
контрактам, катастрофически не хватает не только
на новые приборы и оборудование, но и на
содержание в порядке имеющегося фонда. Протекают
купола на телескопах, и они ржавеют; обваливается
штукатурка в зданиях. За все время жизни в
независимом государстве не построен ни один
новый телескоп, а старые не только ржавеют, но и
морально устаревают. И уезжают в зарубежье
ученые.

Проблемы — везде. В целях экономии электроэнергию
в Крыму отключают в произвольное время и на
произвольный срок. Постоянно висит угроза
отключения газа. Удаленность поселка от крупных
городов создает сложности со снабжением
продуктами питания — слишком высока стоимость их
доставки. По этой же причине цены на стихийно
организовавшемся рынке выше, чем, например, в
Симферополе. Руководство обсерватории добилось
выделения участка земли под индивидуальные
огороды. Но ученым не повезло и тут. Колхоз дал
землю, малопригодную для огородничества. Через
несколько лет почти все отказались от участков. В
целом положение чрезвычайно напоминает военное
лихолетье, но война есть война — тогда наше дело
было правое.

Хрущев отблагодарил Украину, породившую его и
выдвинувшую в руководство Союза, щедро — он
подарил ей Крым со всем его русским населением.
Но тогда мы жили в едином государстве и испытали
сравнительно небольшие неприятности. На
некоторое время были заменены вывески на
магазинах, в школах вяло вводили украинский язык
да на Южный берег хлынули отдыхать украинцы.
Совсем другое дело, когда Украина стала
«самостийным» государством, а украинский
язык — единственным государственным языком.
Исключаются все российские теле- и радио-
программы, даже «Маяк» и ОРТ. Радиовещание и
телевидение ведутся на украинском языке. Все
документы в обсерваторию приходят тоже на
украинском. Даже при защите
физико-математических диссертаций в
Симферопольском университете необходимо
получить специальное разрешение для защиты на
русском языке. И это при том, что многих
специальных терминов в украинском языке вообще
нет (часто они срочно изобретаются). Напомню, что
90 процентов населения Крыма — русскоязычные. Это
о чем-то говорит?

Ученые обсерватории мечтают о том, чтобы их дети,
как и они сами когда-то, учились в Московском или
Петербургском университетах. Однако подготовка
по русскому языку явно недостаточная, так как в
местной школе (и по всему Крыму) преподавание
русского языка и литературы сокращено более чем
в два раза. Хорошо еще, что Россия относится к
нашим детям не совсем как к иностранцам.

Но вернемся к науке. Еще до развала в 1988 году
Крымская обсерватория начала работы и была
ведущей организацией по новому международному
проекту «Спектр-УФ». Он предполагает
создание на базе космического аппарата-модуля
«Спектр» международной орбитальной
астрофизической обсерватории. Космический
модуль «Спектр» разработан в НПО имени
Лавочкина (Россия) и позволяет с помощью
ракетоносителя «Протон» вывести на высокую
орбиту (до 300 тысяч километров в апогее) телескоп
диаметром до 1,7 метра, с общим весом научного
оборудования — до 2,5 тонн. Запуск «Спектра»
планировался на конец столетия. Однако в новой
ситуации сменился ведущий. Проект реализуется
чисто условно. Его финансирование
осуществляется по контрактам с Космическим
агентством Украины, которые подписываются с
годичным опозданием и на урезанные в несколько
раз суммы. Под вопросом сейчас находится не
только запуск международной орбитальной
астрофизической обсерватории, а сама
вероятность ее создания.

Ученые от рождения обречены быть учеными, а
потому живут надеждой и занимаются наукой
вопреки всем трудностям. В мае-июне нынешнего
года в КрАО прошли две международные научные
конференции: одна — по физике Солнца, вторая — по
звездной астрофизике. Продолжаются наблюдения,
пишутся научные работы. Словом, Крымская
астрофизическая обсерватория смотрит в небо.

Бахчисарайский район, поселок Научный



Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Защита помещений дутые решетки.