Русская линия
Псковское агентство информации08.10.2005 

Монахи-воины открыли новую страницу в истории Псково-Печерского монастыря

Заканчивается юбилейный год 60 -летия Победы СССР в Великой Отечественной войне. Как сообщила ПАИ информационная служба Псковской епархии, 6 октября при храме св. благоверного князя Александра Невского прошли Чтения, на которых свой рассказ о ветеранах Великой Отечественной войны, насельниках Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря представил слушателям иеромонах Хрисанф.
В начале своей монастырской жизни отец Хрисанф нес послушание в монастырском лазарете, где частенько лечились от военных ран насельники, участники Великой Отечественной войны. И инок наблюдал общение братии, слушал их рассказы о военных историях.
Тем, что особенно сохранилось в памяти, иеромонах Хрисанф поделился со слушателями: «Затрагивая тему фронтового служения, надо отметить глубокое смирение наших фронтовиков, которое и помогало им выжить. Митрополита Феофана (Малявко), он принял постриг в 1939 году, насельника монастыря, на войне называли «Фома Андреевич», и он рассказывал: «Стою в карауле на передовой, переживаю и молюсь: «Господи! Кто придет с их стороны, а я маленький, слабый, погибну, и мои погибнут, помоги сохраниться нам, как знаешь». А сам проходил каждый окопчик и крестил. Все живы были.
Монах Анатолий, участник войны, солдат, сорок лет занимал очень сложную должность в монастыре: был уставщиком хора, и на каждой службе — и утром, и вечером, в течение сорока лет.
Были в монастыре три друга — фронтовика монахи Паисий, Анатолий, Иероним, они пришли в монастырь после Победы
У монаха Анания я видел, — рассказывает отец Хрисанф, — следы от тяжелых ранений. И он рассказал, как при штурме Кенигсберга, наши войска предварили свое наступление долгой артподготовкой, но, когда начался штурм, немцы встретили таким количеством орудийных залпов наших солдат, что все превратилось в сплошной огонь. Бежавший в атаку, будущий монах Анания, слышал, как вокруг падали убитые товарищи, посмотрел вниз и увидел, что пуговицы на его мундире были расплющены пулями, и подумал: «Господи, неужели это Ты?». И, как усомнился, так сразу и «поймал» две пули в бедро.
Монах Дионисий рассказывал, как поднимался в атаку, и «все пули видел, а они, как пчелы на пасеке. В атаке кричишь одно, а молишься Господу про себя. И ни одна пуля не попала в меня. Поэтому я здесь».
Продолжая свое повествование о фронтовиках в монастыре, отец Хрисанф заметил, что на войне неверующих не было, и мысли о вечности приходят там особенно четко.
Поводя итог своим воспоминаниям о военных ветеранах — монахах, отец Хрисанф сказал: «Всю нашу братию фронтовую отличало особенное смирение, не приобретенное монашеским опытом, наработанное, а выстраданное смирение, как результат прохождения через границу смерти. И этот дар смирения они принесли в монастырь, нам. И их опыт давал нам светлую надежду в перенесении скорбей, которые у них были великими».
В послевоенное время в Псково-Печерском монастыре среди насельников жили 14 участников Великой Отечественной войны. Ныне осталось двое: монах Мартирий и инок Александр, участник Парада Победы на Красной площади.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru