Русская линия
Пресс-служба УПЦ07.10.2005 

Протоиерей Михаил Жар, имея троих родных детей, 32 усыновил и над сотней взял опекунство

Вряд ли кто-то и знал бы о селе Молницы Черновицкой области, если бы не отец Михаил, построивший там приют для детей-сирот. Неофициально заведение так и называют: «Семья отца Михаила». Внутри — современный интерьер с евроремонтом, мягкие ковры, шикарная мебель, идеальная чистота. А еще — множество экзотических вазонов, фонтаны, аквариумы, несмолкающие разноцветные попугаи. И игрушки. Море игрушек! Язык не поворачивается назвать этот рай «приютом». — Не каждый отец создаст подобные условия для собственного ребенка, — изумились мы. — Я готов отдать им все, эти дети вросли в мое сердце, — говорит отец Михаил. — За каждого из них я отдам жизнь! Михаил Жар вырос сиротой. Еще маленьким, после просмотра фильма «Усатый нянь», решил, что, когда станет взрослым, будет бесплатно работать в приюте. Его мечта осуществилась. Михаил не просто с 1992 года бесплатно работает в приюте — он официально усыновил 32 ребенка. И только поняв, что, усыновляя, автоматически лишает их льгот, оформил опекунство. Таким образом, еще 100 детишек появились в приюте.
Есть здесь и «отказные» дети, которых никто не хочет усыновлять из-за неизлечимых болезней. У них врожденные пороки сердца, ДЦП, гидроцефалия, болезнь Дауна… Ребятишек с такими диагнозами «тато» Михаил возит по столичным и заграничным клиникам, возвращая к полноценной жизни. Даже когда врачи беспомощно разводят руками, случаются воистину удивительные исцеления. Так, из трех малышей с диагнозом ВИЧ — двое выздоровели! Как в каждой большой семье, случаются и неприятности. Буквально недавно перестал отец Михаил ездить по судам: только таким путем удалось отменить диагноз о психической болезни 16-летнего Романа. На самом деле у парня — ДЦП. Конечно, все это отбирает немало сил и энергии у «многодетного отца», который сам пережил три инфаркта и 12 операций. Именно воспитанники, по единодушному мнению окружающих, и вымолили его у Бога, когда батюшка фактически лежал на смертном одре. — Наступила клиническая смерть, сердце остановилось, — вспоминает отец Михаил. — Дети спасли. Часами на коленках стояли, вымаливая в молитвах для меня исцеление….Когда отец Михаил появился во дворе, малышня его буквально облепила: «Таточко пришли!» А ведь на днях приют «трясли» проверяющие из пяти (!) министерств. Кто-то из «доброжелателей» написал кляузу, будто отец Михаил продает врачам своих подопечных «на органы"… - Проверяли очень скрупулезно, — вспоминает Василий Настас, заведующий сектором по делам религии управления внутренней и информационной политики Черновицкой ОГА. — Когда уже не к чему было придраться, спросили: а почему это у вас, батюшка, на здании крыша синяя?! Жаль, что находятся люди, которые стараются навредить отцу Михаилу. Он удивительный человек. И если от кого-нибудь услышите, что здесь показуха, — не верьте! Приезжайте хоть посреди ночи — тут всегда идеальный порядок. Сам же священник сплетни вокруг приюта и собственного имени воспринимает философски. Говорит, что не нам судить, а каждый будет отвечать за свои поступки перед Богом. И продолжает любить и жить ради детей.
А тем временем в приют в Молницах едут со всей Украины. В позапрошлом году прибились брат и сестра из Одессы. Девочка в этом году поступила в медучилище. Кстати, в приюте большое внимание уделяют образованию. Все воспитанники Жара играют на музыкальных инструментах, осваивают декоративно-прикладное искусство, швейную премудрость.
Чтобы содержать такую ораву детишек нужны немалые средства. Откуда же они у настоятеля? Как говорят в селе, отец Михаил никогда не просит денег и не ищет спонсоров. Люди сами знают, что есть такой приют, есть дети, которым нужна помощь. Например, крестьяне из соседних сел отдали в приют свои земельные паи — получилось больше 200 гектаров. А одна женщина все сокрушалась, что не может помочь деньгами. А потом взяла да и привела свою корову. Сколько же продуктов уходит, например, на один обед? — спросили мы у медсестры приюта Виорики Руснак: — Мы не готовим порции как в детских домах. Мы готовим как в семье, чтобы еды было достаточно. И дети съедают, сколько хотят. На один обед говорите? Мы чистим два мешка картошки, варим 15−20 кг макарон, на салат (огурцы, помидоры, капуста, лук) идет около 10 кг овощей, каждый день дети обязательно едят мясное — это около 25 килограмм мяса. На третье варим около 30−40 литров кампота, да и сладости с фруктами без которых не обходится ни один обед.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru