Русская линия
РадонежПротоиерей Андрей Ткачев25.09.2017 

Знаки времён

У мира было начало и будет конец. Конец не как разрушение, но как изменение, преображение, от чего, правда, страх меньше не становится. Религиозная мысль, осолённая знанием о Суде и воздаянии, тщится заметить в окружающем мире знаки приближения времён последних. Этот поиск заповедан в Евангелии. Более того, лицемерами называет Господь тех, кто умеет различать погодные приметы, но примет времён не понимает. Дело это, насколько обязательное, настолько же и трудное. И история знает много торопливых, преждевременных суждений, высказанных о последних временах, которые, якобы, наступили.

Разговор сводится к теме критериев. По чём, собственно, определить «уже всё» или «ещё нет»? Слово Божие, не размениваясь на частности, ставит упор на явлениях духовных и моральных: умножение беззаконий, оскудение любви, войны и голод, как следствие. И бунт природы против нечестивого человечества: землетрясения и прочие природные катаклизмы. Современная же мысль, испуганная ростом неслыханных прежде технологий, склонна усматривать апокалиптику в электронных технологиях, собирающих информацию о людях и обеспечивающих тотальное слежение за человечеством. Пресловутые три шестёрки и перспектива электронного концлагеря вытеснили всё остальное на периферию.

Отдавая должное опасности тотальной слежки и сбора информации обо всех, видя в этом несомненный признак, если не конца, то приближения к нему, хочется всё же подчеркнуть первичность явлений духовных и морально-этических, и на них обращать главное внимание.

Шестёрки шестёрками и компьютер компьютером, но вот если из ста заключаемых браков распадаются восемьдесят (включая венчанные), то к чему вам ещё что-то добавочное, чтобы понять — мы зашли слишком далеко. А ведь статистика разводов ужасающа. Люди не уживаются, не мирятся, режут по живому и сплошь и рядом заходят на второй или третий круг в попытках приземлиться на лужайку счастья. Это значит, что люди стали спесивы, неуживчивы, блудливы, непостоянны, завистливы к чужому счастью и проч. Стали такими, какими их называл Павел в послании к Тимофею. И каких нам ещё шестёрок не хватает, чтобы понять — беззакония умножились и любовь оскудела.

Аборты. При нашей чахлой демографии, выезжающей на статистике с Кавказа, нам ли ещё убивать ежедневно детей тысячами? И что это, как не пиршество Молоха и не преддверие антихристового царства? О каких компьютерах ещё нужно говорить, когда и так всё ясно. Впрочем, и о компьютерах стоит говорить, поскольку они не только облегчают эрудиту поиск информации, а студенту — написание курсовой. Они облегчают доступ к порнографии, наркотикам и прочим запретным прежде вещам для всех, начиная с безусого юнца и заканчивая мужиком на пенсии. Люди развращаются. Творят, как говорит апостол, «всякую нечистоту с ненасытимостью». Вот, время от времени в СМИ проскальзывает информация, что там или сям какая-то парочка решила заняться любовью в людном месте. Это дело под хохот и комментарии записывают на видео с телефонов и размещают в сети. Так вот, да будет вам известно следующее мудрое изречение, родившееся на Востоке: если мужчина ляжет с женщиной среди белого дня в людном месте, и никто не остановит их, то миру стоять не долго! Всё! Никакого компьютерного концлагеря. Одного разврата довольно.

Есть вещи не такие жуткие, даже невинные и вошедшие в милую привычку. Но присмотрись к ним и вздрогнешь. Например, у нас привычным стало фотографировать богослужения. То ли для отчётности, то ли на добрую память, то ли для храмовой стенгазеты. Но помилуйте, это ведь десакрализация молитвы и службы. Епископы и священники на некоторых службах (в праздники — особенно) вынуждены чувствовать себя не как в Доме Божием, а как на красной дорожке, чему виною — бесконечные вспышки фотоаппаратов, профессиональных и любительских. Даже евхаристический канон не избегает этого специфического звука щёлкающей камеры. А ведь любой учебник Литургики с лёгкостью докажет вам, что Служба Бескровной Жертвы непосредственно связана с Сионской горницей и Тайной Вечерей. И мы всё это знаем! Ну хоть убейте меня, не могу я представить, даже в горячке, присутствие фотографа на Тайной Вечере и при умовении ног. Тут одно из двух: либо наша служба есть что-то другое (избави Бог!), либо мы что-то забыли и что-то с чем-то перепутали. Вот вам и конец света, друзья-товарищи, дамы и господа, братья и сёстры. Запрет на фото и видео съёмку в храме так же естественен, как и запрет на привод в храм домашних животных и приход в пляжной одежде. Так раньше и рисовали на дверях: перечёркнутое декольте, перечёркнутую собаку, перечёркнутую папиросу и перечёркнутый фотоаппарат. Что изменилось? Камеры стали благодатны? Нет. Это мы обмирщяемся и не даём себе в этом отчёт.

Социальные сети. О, социальные сети! Я наживу себе несколько новых врагов, но всё-же скажу пару слов. Простите меня, если умеете. В этих самых сетях можно дружить и общаться, учиться и спасаться. Можно, к сожалению, сходить с ума, сжигать бесценное время, развращаться и других развращать. Как везде. И всё это вполне понятно относительно мирских людей. Но это вовсе перестаёт быть понятным относительно давших обеты, т. е. монашествующих. Человек ушёл из мира или не ушёл? Если ушёл, то почему его улыбчивое фото можно видеть на любом континенте? А если «якобы ушёл», то зачем тогда уходил? То есть он физически ушёл из своей Хацапетовки и водворился в обитель, чтобы теперь умом гулять по всей вселенной и всюду оставлять свои фотографии. Виртуально гулять, но ведь гулять. И ещё не известно, какие прогулки опаснее. Вот страничка некой матушки вся в котиках и разноцветных шариках. А вот страница какого-то высокопреподобия, полная всякой чепухи. И зачем это? Ведь сумасшедшему и разлагающемуся миру нужна монашеская молитва и только молитва. Всё остальное можно оставить мирянам. И, опять-таки, трудно (невозможно) представить о. Кирилла (Павлова) со страницей в Instagram, о. Иоанна (Крестьянкина) в Одноклассниках или о. Паисия Святогорца в Контакте. Мы их уважаем и цитируем, но подражать не спешим. Зато спрашиваем: Куда это старцы подевались? Как куда? В Одноклассниках сидят.


+ + +

Духовное всюду важнее электронного. Это только потом, когда духовное падение совершилось, электронное обеспечение подтягивается, чтобы закрепить греховный успех и его растиражировать.

Христа нужно было узнать в Духе, а не по внешнему виду, и Антихриста нужно будет узнать в Духе, а не по запаху серы и когтям на руках. Пытаясь духовно разобраться в окружающей жизни, остаётся горько вздыхать и возлагать надежду на одного лишь Бога. Мы теряем духовную зоркость и чуткость, и покуда Церковь потихоньку обмирщается под колоссальным и неослабевающим натиском лукавого мира, люди в миру просто сатанеют. Со временем будет так, что и заговорить на некоторые темы будет невозможно. Либо не поймут ни слова, либо со старта камнями закидают. И пока печальные времена этого неизбежного безумия не настали, будем говорить на разные темы. В том числе и о приоритете духовного над материальным.

http://radonezh.ru/analytics/znaki-vremen-173 913.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru