Русская линия
Православие.RuЕпископ Цалкинский Григорий (Кация)01.09.2017 

Попытка христианского прочтения «Сказки о рыбаке и рыбке»

Епископ Цалкинский Григорий (Кация) родился в 1972 г. в Сухуми, в Саратове закончил сначала школу, а затем и Государственный медицинский университет, после чего проходил аспирантуру и докторантуру в московском Институте сердечнососудистой хирургии им. Бакулева. Доктор медицинских наук, специалист по сердечнососудистой хирургии. В 2010 г. пострижен в монашество и рукоположен в иеродиакона и иеромонаха. С 2013 г. епископ Цалкинской епархии Грузинской Православной Церкви.

Тем более интересно то христианское истолкование знакомой всем нам с детства «Сказки о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина, которое преосвященный Григорий делает, исходя из аскетического контекста большинства образов этой притчи.

Сказки сказывать мы станем.

православной старины!..

Слушать, так душе отрадно.

Кто придумал их так ладно?

А. С. Пушкин

Весь мир есть одна долгая притча, составленная из бесчисленного количества притч.

Святитель Николай Сербский

Одной из таких притч является необычная «Сказка о рыбаке и рыбке» А.С. Пушкина, в которой при желании можно увидеть множество евангельских образов и смыслов. Главные персонажи этой сказки всем хорошо известны: злая и ненасытная старуха, послушный и бескорыстный старик, всемогущая золотая рыбка. Но и другие, неодушевлённые участники сказки-притчи — море, землянка, корыто, пряжа, невод, конюшня, царство — имеют библейское значение.

Лейтмотивом этой сказки может послужить премудрость Соломона:Надеющийся на богатство своё упадёт (Притч. 11: 28). И понятно, что этой участи заслуживает злая старуха. Но почему так же наказан добрый старик, оказавшийся у разбитого корыта вместе с женой? Ведь, по сути, ничего плохого он не совершал. Для себя ничего не просил и смиренно исполнял своё «послушание», а осуждён вместе со сварливою бабой и остался ни с чем.

Попробуем объяснить эту сказку в свете Евангелия и православной антропологии.

На евангельский подтекст указывает число лет живших у моря старика и старухи — тридцать лет и три года — возраст Христа. Рыбка — раннехристианский символ Господа Иисуса Христа. Золото — символ божественности, святости и вечности.

Кем же могут являться старик и старуха, которые живут в землянке? Землянка (земля) — это тело человеческое, из земли оно создано (см.: Быт. 2: 7), старик — это ум, старуха — это сердце человека. Море — это жизнь человеческая (житейское море).

Старуха (сердце) всё время находится в землянке (доме, тереме, дворце), то есть сердце не выходит за пределы своего тела. Старик (ум) ходит по всему свету, житейскому морю и приносит сердцу разные вести, в том числе и чудесные.

Старик (ум) закидывает сеть (невод) в море. По Феофилакту Болгарскому, такой образ означает глубину мыслей, познаний человека.

Раз он в море закинул невод, —

Пришёл невод с одною тиной.

Тина в данном случае — нечто мелкое, суетное, как у поэта Н. Некрасова: «Погрузился я в тину нечистую мелких помыслов, мелких страстей» («Рыцарь на час», 1862).

Он в другой раз закинул невод,

Пришёл невод с травою морскою.

Трава часто встречается в Библии как символ временного, преходящего, непостоянного: Человек — что трава, дни его, как полевой цветок, так и он отцветает (Пс. 102: 15). Ибо всякая плоть — как трава, и всякая слава человеческая — как цвет на траве: засохла трава, и цвет её опал(1 Пет. 1: 24).

В третий раз закинул он невод, —

Пришёл невод с одною рыбкой,

С непростою рыбкой, — золотою.

Как взмолится золотая рыбка!

Голосом молвит человечьим:

«Отпусти ты, старче, меня в море,

Дорогой за себя дам откуп:

Откуплюсь чем только пожелаешь".

Удивился старик, испугался:

Он рыбачил тридцать лет и три года

И не слыхивал, чтоб рыба говорила.

Отпустил он рыбку золотую

И сказал ей ласковое слово:

«Бог с тобою, золотая рыбка!»

Каждый человек в своей жизни так или иначе встречается с Господом, но не узнаёт Его. Иногда в виде странников, или нуждающихся, болящих, в темнице томящихся (Мф. 25: 31−46). Более того, по православному учению, в ближнем мы должны видеть Господа. Но в Господе мы не почитаем Бога, а в ближнем не видим образа Его (иеромонах Василий Росляков).

Откуп, о котором говорит рыбка, — это напоминание об откупе за нашу бессмертную душу: Какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мф. 16: 26). Как же может откупаться всемогущая золотая рыбка, исполняющая любые желания и по своей воле попадающая в человеческие руки? Здесь аналогия с добровольными страданиями Христа от рук человеческих.

Воротился старик ко старухе,

Рассказал ей великое чудо.

Совершается интересное психологическое действие. Ум приносит сердцу новости, события, чудеса. Происходит диалог ума с сердцем. Вот как описывает подобный диалог святитель Игнатий (Брянчанинов) в своей статье «Совещание души с умом» (в данном случае душа и сердце — синонимы):

«Душа обращается к уму:.

— Ум мой! Ты — руководитель души. Наставь меня! Научи меня, как мне обуздать и подавить страсти, которые возникают во мне самой.

Ум обращается к душе.

— Неутешительным будет мой ответ. И я вместе с тобою, душа, поражён грехом. Мой существенный недостаток заключается в непрестанно насилующем меня развлечении. Поражённый развлечением, я парю, скитаюсь по всей вселенной без нужды и без пользы. От моего развлечения ты пребываешь в ожесточении. По причине развлечения моего объемлет меня забывчивость: я забываю Бога, забываю вечность. Мы, душа, составляем одно духовное существо: я помышляю, ты чувствуешь. Но мы не только повреждены грехом, мы рассечены им как бы на два отдельные существа, действующие почти всегда противоположно одно другому. Мы разъединены, противопоставлены друг другу, мы отделены от Бога!

Душа.

— Дай же совет, как выйти нам из общего нашего расстройства? Сердце не может долго бороться с мыслию: оно всегда покоряется ей. Ум мой! Будь путеводителем к общему нашему спасению.

Ум.

— Я согласен с тем, что сердце недолго противится мысли. Но оно, оказав покорность на минуту, снова восстаёт против самой правильной, против самой богоугодной мысли, восстаёт с такой силою и ожесточением, что почти всегда низлагает и увлекает меня. Вместе с тобою я погребён в тесном и мрачном гробе невидения и неведения Бога.

Душа.

— Ум мой! Обратись к Слову Божию, из которого мы уже заимствовали бесчисленные блага, но утратили нашим нерадением, нашей холодностию к дарам Божиим.

Ум.

— А ты, душа, должна отречься своей воли, как бы это ни было тягостно для сердца. Вместо своей воли ты должна исполнять волю Христа, Бога и Спасителя нашего, как бы это ни было противным и жестоким для самолюбивого сердца.

Душа.

— Веди меня, мой ум, вослед велений Божиих".

Вот такой мудрый, глубокий и спасительный диалог мог бы состояться. В сказке же происходит противоположное.

Старика старуха забранила:

«Дурачина ты, простофиля!

Не умел ты взять выкупа с рыбки!

Хоть бы взял ты с неё корыто,

Наше-то совсем раскололось".

С корыта начинаются требования старухи, а заканчиваются земным царством. Как это похоже на удовлетворение страстей чревоугодия, сребролюбия и тщеславия, тех искушений, пред которыми не устоял Адам и которые отразил Господь Иисус Христос.

Достойно внимания то, как старуха становится дворянкой.

Говорит старик своей старухе:

«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!

Чай, теперь твоя душенька довольна".

На него прикрикнула старуха,

На конюшне служить его послала.

Почему именно на конюшню, а не к коровам или свиньям? У святых отцов так написано: «Ум — это только рабочая лошадка у сердца» (святой Алексий Мечёв). А святой царь и псалмопевец Давид даже предупреждает нас не быть такими, как безрассудный старик: Не будьте, как конь и мул, у которых нет разума (Пс. 31: 9).

Чем больше просит старуха, тем пуще она злится. Интересную аналогию можно провести между старухой, которая хочет стать царицей, и реальной исторической личностью. Такою была императрица Евдоксия, негласная правительница при слабом императоре Аркадии. Святитель Иоанн Златоуст открыто обличал её из-за неумеренной роскоши и греховного поведения. За это Евдоксия приговорила святого к смертной казни, заменив её изгнанием Златоуста из Константинополя. Иоанн Златоуст так повествует об этом времени: «Бури, на меня воздвигнутые, море, на меня низвергнутое, неистовства государей и сильных мира сего. всё это для меня не более паутины». Вот как он описывает духовную атмосферу во время гонений: «Мы видим, что море бурно вздымается от самого дна. не видят ни неба, ни моря, а повсюду лишь глубокую, беспросветную, мрачную тьму».

Эта же духовная атмосфера изображена в сказке:

Вот идёт старик к синему морю,

Видит, на море чёрная буря:

Так и вздулись сердитые волны,

Так и ходят, так воем и воют.

Под бурным морем святые отцы также понимают и падший мир, и страсти плотские. И чем сильнее человеческое безумие, тем выше волны бурного моря мирских страстей. Старуха приказывает старику:

«Воротись, поклонися рыбке,

Не хочу быть вольною царицей,

Хочу быть владычицей морскою,

Чтобы жить мне в Окияне-море,

Чтоб служила мне рыбка золотая

И была б у меня на посылках".

Мы знаем, кто хотел стать превыше Бога и чем это закончилось. К сожалению, в этой сказке старик и старуха совершают ту же ошибку, когда задумывают стать выше Бога. И остаются у разбитого корыта.

Если землянка — это тело человеческое, старик — это ум, старуха — сердце, то чем же является корыто? Читаем в толковом словаре: корыто — предмет хозяйственного обихода для стирки белья, корма скота. Для чего же им корыто?

Вспомним слова из Великого покаянного канона святого Андрея Критского:

«Я осквернил одежду моей плоти, Спаситель, и изгрязнил то, в чем образ Твой и подобие. Удовольствиями страстей я омрачил красоту души и весь ум всесовершенно в прах превратил. Ныне я изорвал мою первую одежду, которую соткал мне Спаситель в начале, и потому лежу нагим. Я облекся в изорванную одежду, которую соткал мне змий коварством, и (потому) стыжусь» (Понедельник. Песнь 2).

«И мне грех сшил „кожаные ризы“, сняв с меня боготканную прежнюю одежду. Как смоковными листьями, облекся я одеянием стыда в изобличение самовольных страстей моих. Я нарядился в постыдно запятнанную и гнусно окровавленную истечениями страстной и любосластной жизни одежду. Я украсил кумир плоти разноцветною одеждою гнусных помыслов и подвергаюсь осуждению» (Вторник. Песнь 2).

Так же можно привести слова из «Лествицы» святого игумена Синайской горы Иоанна:

«Общежитие, устроенное по Богу, есть духовная прачечная, стирающая всякую скверну и грубость и всё безобразие души» (Слово 26, 170).

Вот для чего у них было корыто, и пряла старуха свою пряжу — своеобразный способ прикрыть наготу свою.

Корытом также называют ясли для корма скота. По толкованию Феофилакта Болгарского, Господь по рождении был положен в ясли:

«Полагается в яслях, быть может, для того, чтобы от начала научить нас смирению, а быть может, для того, чтобы символически показать, что Он явился в мир сей — место, обитаемое нами, — уподобившимся неразумным скотам (Пс. 48: 13). Ибо как ясли принадлежат скотам, так и мир сей — нам. Итак, мир — ясли, а мы неразумные животные; а чтобы искупить нас от неразумия, для этого Он и явился здесь».

Какие же выводы можно сделать из этой сказки-притчи?

Из повествования видно, что ни разу ни старик, ни старуха не поблагодарили золотую рыбку за блага. Они относились к ней как к волшебному рогу изобилия и не увидели в ней Бога.

Старик (ум), три раза закидывая невод, вытаскивал то грязную тину, то скоропреходящую траву, а в третий раз, поймав золотую рыбку, не узнал самого главного, показав своё неразумие и нерассудительность, что в Евангелии называется плотским разумением (см.: Рим. 8: 5−7), а это уже не просто глупость и скудоумие, а вражда против Бога (см.: Рим. 8: 7−8). У святого Исаака Сирина так написано:

«Слово о добродетели требует сердца, не занимающегося землёю и близким с нею общением. В человеке же, которого ум утруждён заботою о преходящем, добродетель не пробуждает помысла к тому, чтобы возлюбить её и взыскать обладания ею» (Слово 1).

Когда старик просит корыто, то рыбка отвечает: «Будет вам новое корыто». Когда просят избу, рыбка отвечает: «Так и быть: изба вам уж будет». Но уже на просьбу о дворянстве и царстве отвечает по-другому: «Будет старуха царицей». То есть старику и старухе новое корыто было необходимо, изба — необязательна, а терем и дворец излишни.

Старик и старуха, составляя единое целое — душу человеческую, повторяют грехопадение Адама, не устояв перед искушением страстей: чревоугодия, сребролюбия, тщеславия, а напоследок и сатанинской гордыни, пожелав властвовать над золотой рыбкой.

Как же мы похожи на старика, ходящего по краю моря и не узнающего Господа! А Господь нас спрашивает: «Какой выкуп ты дашь за свою душу? Чего тебе надобно? Где твоё сокровище, где твоё сердце? (ср.: Мф. 6: 21). Ищешь ли Царствие Небесное или служишь страстям своим?» Смотрим на Господа и не видим Его, не спрашиваем, не благодарим, не славим. Святой Исаак Сирин так объясняет эту ситуацию:

«Ум плавает на поверхности вод, то есть моря Божественных Писаний, и не может проникнуть своею мыслию Писания до самой глубины. тогда как сердце немощно и не может вынести искушений от страстей, встречающихся при внешних и внутренних бранях» (Слово 1).

Но и явиться человеку пред Господом нужно в чистых, светлых, брачных одеждах (см.: Мф. 22: 1−14). Поэтому старуха пряла свою пряжу, чтобы прикрыть наготу свою, и было им даровано новое корыто — некая «духовная прачечная», где бы очистились пятна и скверны с душевной одежды нетления. Но об этом корыте сразу же позабыли, потребовав для себя не небесных, а земных благ и удовольствий. Поэтому, если люди отвергают Господа и отказываются от спасения души, что являетсяединым на потребу (Лк. 10: 42), то Господь и говорит таким: Се, оставляется вам дом ваш пуст (Лк. 13: 35). Вот и остаются старик и старуха у разбитого корыта. От чего избави нас Бог!

Не стоит полагать, что злая старуха осталась в той сказке. Если вслушаться в себя, то можно заметить, что такая вот старуха понукает в нас нашим разумением и на те дары, получаемые от милостивого Господа, недовольно и неблагодарно бранится. И на вопрос, поставленный А.С. Пушкиным: «Что мне делать с проклятою бабой?», попробуем ответить вместе с преподобными Исааком Сириным, Иоанном Лествичником, Андреем Критским, святителями Николаем Сербским, Иоанном Златоустом, Игнатием (Брянчаниновым) и всеми святыми, очистившими свой ум и сердце. Пока есть у нас время, место и возможность смыть с себя все скверны и безобразия души благодатью и щедротами и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/106 064.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru