Русская линия
Крестовский мост12.04.2017 

Борис Каморзин на съёмках жил в монастыре
Роль игумена стала для актёра необычайно счастливой

Престижный приз Российской киноакадемии «Ника» на днях получил актёр Борис Каморзин за роль настоятеля православного монастыря, которую он сыграл в фильме Николая Досталя по сценарию Юрия Арабова «Монах и бес». Причём отмечают эту роль наградами уже не в первый раз. А саму картину планирует показать в пасхальные дни один из центральных телеканалов.

Священникам фильм понравился

— Как вам удалось настолько ярко сыграть настоятеля монастыря, что роль уже собрала несколько наград? Где вы готовились к этой работе?

— Специально для этого мы ходили в храм в честь иконы Божией Матери «Знамение» на Большой Филёвской улице. Там служит молодой, очень умный батюшка. Он говорил интересные и правильные вещи, мы его внимательно слушали. В общении он подсказал мне много конкретики, начиная с того, как правильно работать кадилом, складывать пальцы и вообще вести себя так, чтобы это выглядело убедительно. А потом мы прожили месяц в Кирилло-Белозерском монастыре, пока шли съёмки. Там удивительная атмосфера — спокойная и какая-то особая. Так, как это бывает в намоленных местах. Там я тоже много общался со священниками, которые нас консультировали.

— Но ведь ваш настоятель в фильме — фигура весьма своеобразная и неоднозначная.

— Что ж, это жизнь, в которой такие личности вполне возможны. Именно таким он и написан в сценарии. Очень характерная сцена, когда главный герой фильма, монах, ему говорит: «Мудрость я испытываю, батюшка, состояние ума такое. У вас такое бывает?» А он отвечает: «Нет. Не бывает». Тот: «Что мне теперь делать, как вы думаете?» Он: «Я не думаю, я вообще никогда не думаю: моё дело исполнять».

— Режиссёр картины Николай Досталь что говорил вам об этой роли и вообще о церковной теме?

— Он сказал, что испросил разрешения на этот фильм, обсуждал его с очень известными священниками, и они, прочтя сценарий, дали добро. А потом и на просмотре им кино понравилось.

Семью мне Бог послал

— Вы ведь крещёный человек. Это с детства или вы пришли к вере в зрелом возрасте?

— Нет, не с детства. Это случилось лет 20 назад. Я уже работал в театре, женился. Однажды мы с женой решили покреститься. Я не могу назвать себя воцерковлённым человеком. Но когда в жизни возникает какая-то проблема или вопрос, я понимаю, что Бог меня вразумляет, что делать, как правильно поступить. Как будто приходит какое-то озарение.

— Вы женаты один раз и живёте с женой уже более 20 лет — это редкость среди актёров.

— Когда не было работы, я сидел в гримёрке сначала ТЮЗа, потом Театра имени Вахтангова, где меня использовали исключительно как хорошего пианиста, и потихонечку спивался. Думаю, что супругу мне Боженька послал. Мы встретились с ней, когда я уже уходил из ТЮЗа, а когда через год туда вернулся, увидели друг друга, и чувства вспыхнули вновь. Поняли: мы должны быть вместе. Я спросил: «Ты будешь моей женой?» И она сразу согласилась. Родился сын, которого я очень люблю. Я следил за каждым его шагом — у меня была эта возможность, — «лепил» его, и это, видимо, спасло меня тогда.

— Как именно вы «лепили» сына?

— Для меня было главное, чтобы он был хорошим человеком, с уважением относился к людям. Сначала хотел, чтобы он был актёром, и водил его по кастингам, но он как-то сказал: «Нет, это не моё». Потом он с красным дипломом окончил музыкальную школу. Но и музыкантом не стал, сейчас занимается химией, работает в лаборатории, учится в МГУ, и ему это очень нравится.

В детстве справляли Пасху

— А вы росли в верующей семье или в атеистической?

— Семья была верующая, но не воцерковлённая. У нас не очень соблюдали посты, но с детства помню, как отмечали праздники: в Пасху яйца красили, мама пекла кулич. И все говорили друг другу: «Христос Воскресе!»

— Были ли у вас дома иконы?

— Да. У бабушки в комнате, в Брянске, где мы жили, висела икона Николая Угодника. Когда я был маленький, мне всегда говорили: «Если что-то у тебя не получается, иди в церковь, к иконе Николая Угодника, и попроси у него: он поможет».

— Что же вы просили у Николая Угодника?

— И для себя здоровья просил, и здоровья для близких. Даже денег просил, чего вообще делать нельзя. Но я не совсем денег — я работы тогда просил. Говорил: «Пожалуйста, мне не надо халявы — дай мне работу, а денег я и сам заработаю — просто сделай так, чтобы мне дали работать по профессии». Получилось.

— У вас в жизни бывали чудеса?

— Да. Например, однажды я получил роль, о которой даже не мечтал. В сериале «Исаев» про молодость Штирлица режиссёр Сергей Урсуляк вдруг дал мне роль белогвардейца — полковника Гиацинтова. Я про такой вариант вообще не думал: был уверен, что не подхожу. А получилось так, что это стало одной из лучших моих работ. Конечно, это чудо.

Беседовала Мария Анисимова

http://krest-most.ru/?c=article&id=630


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru