Русская линия
Православие.Ru Таисия Дорофеева17.01.2017 

В моем семейном счастье главный «ингредиент» — муж
Беседа с многодетной мамой Таисией Дорофеевой

Есть мнение, что песня «У меня сестрёнки нет, у меня братишки нет» в пик её популярности очень помогла в решении демографической проблемы. Она заставляла задуматься о том, «что же будет на Земле через сто ближайших лет, если мода на детей совсем пройдёт».. Мода на детей действительно прошла в России, но есть ощущение, что она вот-вот вернётся. Достаточно посмотреть на многодетную семью Дорофеевых — 35-летнего Михаила, 28-летнюю Таисию и их пятерых детей: Алёнке — 6,5, Нестору осенью исполнится 4 года, близнецам Евгению и Иеремии — 2,5 года, младшему, Пимену, — ровно год. Супруги всегда хотели иметь много детей, и Бог благословил этот брак чадородием. Это по-настоящему счастливая верующая семья. О Михаиле, подводившем в храме к Чаше сразу четверых детей, и его худенькой Тасе (на вид почти девочке), с пятым ребёнком на руках, хочется рассказать тем беременным женщинам, которых «заботливые» врачи отправляют на аборт по медицинским показаниям. В женской консультации, когда Таисия приходила с очередной беременностью, некоторые врачи крутили пальцем у виска, не понимая, зачем ей это надо. Но за эту молодую семью молились все прихожане храма Великомученика и Целителя Пантелеимона, и Господь посылал в ответ на эти молитвы самых лучших врачей, чтобы Дорофеевых становилось всё больше и больше.

Семья Дорофеевых

Семья Дорофеевых

— Таисия, как вы познакомились с Михаилом?

— Я познакомилась со своим будущим мужем в 2007 году, когда училась на третьем курсе. Мне нужно было что-то купить, и я решила подработать в вечернее время. Устроилась секретарём в агентство недвижимости, где Миша уже около полугода работал риэлтором. Я влюбилась с первого взгляда. Это был идеальный мужчина, который вписался в тот образ, который был в моей голове. Я наблюдала, как он общается с людьми, пыталась найти в нём какие-то изъяны, что-то плохое, но ничего этого не было. И Миша как был идеальным, так идеальным и остался. Тогда мне было 19 лет, а ему 27, чуть меньше, чем мне сейчас.

— Ваши родители не возражали против поспешного брака?

— А он у нас не был поспешным. Со дня знакомства до свадьбы прошло больше полутора лет. За это время случилось много событий, которые нас сплотили и заставили проверить и поверить друг в друга. Через год после свадьбы родилась наша дочь. Кто-то долго не может зачать ребёнка, а у нас как-то быстро всё получается, но роды сложно даются. Первая беременность проходила хорошо, но во время родов что-то пошло не так, задние воды были мекониальными, и ребёнок попал в реанимацию с аспирационной пневмонией. Заведующая отделением сказала, что состояние крайне тяжёлое, и неизвестно, что будет с малышом, поэтому мы сразу же приняли решение окрестить дочку. Леночка родилась в 10 часов утра 3 июня — в день святой равноапостольной царицы Елены, а в 10 вечера священник, присланный отцом Гурием, окрестил дочку прямо в реанимации роддома на улице Молодёжной. Сейчас этот роддом, по-моему, закрыт на реконструкцию. День рождения, именины и день Ангела нашей Леночки мы празднуем в один день.

— Наверное, причащали дочку в роддоме после крещения?

— Нет, после крещения её не причащали. В некоторых роддомах и больницах есть такая практика. Там этого не было. Когда Леночке исполнился месяц и два дня, её выписали из больницы. Из пятерых детей только Нестора я родила так, как мне хотелось. Миша присутствовал на родах. Сразу после рождения малыша положили мне на живот, приложили к груди — всё было, как положено. Сами роды были спокойными и благодатными. Но это только со вторым ребёнком. Он родился в 2012 году. 16 октября будем отмечать день его рождения. Нестора мы крестили в храме Целителя Пантелеимона, Лену и близнецов — в реанимации. Младшего Пимена — в храме Троицы Живоначальной в Болтино, прихожанами которого мы сейчас являемся.

Самая удивительная беременность

— Таисия, а сколько детей было у ваших родителей?

— Только мы с сестрой. Мы погодки. В детстве некоторые считали нас близняшками, потому что мы были очень похожи. Она всегда сердилась: «Мы не близняшки, мы погодки, я — старшая»! Потом прошло время, и небольшая разница сгладилась. Я часто думала: «Почему у меня нет сестры-близнеца?». Когда подросла, мечтала о том, чтобы родить в будущем близнецов или близняшек. Мечты сбываются. Моя третья беременность была самой внезапной и удивительной. Я узнала о ней на сроке 8 недель, через месяц после того, как перестала кормить Нестора грудью. Я не догадывалась о своей беременности, и на УЗИ нас ошарашили новостью о двойне. С одной стороны, я об этом мечтала, с другой, думала: «Господи! Как-то не вовремя, вот бы чуть-чуть попозже. Как я справлюсь с ними со всеми? Где мы все поместимся? Что будет дальше?» Двойня, о которой я мечтала всю жизнь, оказалась сложной и не очень любимой в медицинских кругах. На сроке 20 недель поставили диагноз — фето-фетальный синдром первой степени: у детей была общая плацента, Иеремия получал чуть больше питательных веществ, а Женя, наоборот, недополучал. Но в целом всё было прилично, в пределах нормы. Врачи ничего не предпринимали, а просто наблюдали. Ничего не предвещало осложнений, но на сроке 28 недель внезапно ночью у меня отошли воды. Из Подмосковья мы поехали в роддом в Москву. Предчувствуя что-то, на всякий случай я заранее просмотрела список всех роддомов Москвы и остановилась на роддоме № 8 (сейчас это филиал № 2 ГКБ № 24), который специализируется на многоплодной и недоношенной беременности. Слава Богу, что это всё случилось ночью. Утром или днём мы бы просто не доехали из-за пробок на дорогах. У меня отошли воды и сразу начались сильные схватки. Я попала на дежурство замечательного врача — Антона Сергеевича Оленева (сейчас он заведует филиалом). Имея большой опыт работы с такими маленькими детьми, врачи всегда пытаются свести все риски к минимуму. Естественные роды — это, конечно, очень хорошо и для матери, и для ребёнка, но глубоко недоношенные дети их переносят очень тяжело. В моём случае всё усугублялось тазовым предлежанием первого плода, что является осложнением при естественных родах монохориальной двойни. Антон Сергеевич мне сказал: «Это третьи роды. Вы мальчиков родите сами, для Вас не будет проблем. Но из-за их глубокой недоношенности и из-за тазового предлежания есть риск. Возможны дальнейшие сложности при выхаживании. У малышей и так скорее всего будут проблемы». Он не настаивал, но рекомендовал сделать кесарево сечение. Это было сложное решение, а схватки были в самом разгаре. Всю беременность я настраивалась на естественные роды двойни. Мне пришлось выбирать. На одной чаше весов — здоровье двоих ещё не родившихся малышей, которые, возможно, не выживут, на другой — моё здоровье и возможность рожать ещё. Я согласилась на операцию. Малыши родились в 6.50 и 6.52 утра и весили 2 кг на двоих: Женя весил 870 грамм при росте 31 см, Иеремия — 1130 грамм при росте 33 см. Семь недель они пробыли в реанимации и больше месяца — в отделении выхаживания недоношенных.

«После общения с такими врачами начинаешь верить в чудеса и нашу медицину»

— Таисия, Бог и впрямь вам помогает, посылая замечательных врачей, раз все ваши сложные беременности так хорошо закончились!

— Конечно. Хочу поблагодарить наших высококвалифицированных врачей. Их помощь была своевременной, и шестимесячные мальчики сейчас растут и развиваются, ничем не отличаясь от своих сверстников. Антон Сергеевич Оленев спас Иеремию и Евгения. Во время последней беременности, когда все врачи считали меня сумасшедшей, он был первым, кто утешил меня: «Это ваш выбор. А мы будем стараться сделать всё возможное для того, чтобы всё было хорошо». Я наблюдалась в женской консультации, но в любой момент могла ему написать или позвонить, задать вопрос, показать результаты обследований, он был не только врачом, но ещё и утешителем, когда в очередной раз кто-нибудь доводил меня до слёз, доказывая мне, что ситуация хуже некуда. Было много осложнений, и обследование на сроке 32 недели показало, что я не смогу рожать в роддоме у Антона Сергеевича. Он меня передал в надёжные руки в Центр Планирования Семьи и Репродукции на Севастопольском проспекте, где несколько недель я пролежала в отделении патологии. Врачи готовили меня к сложной операции, которая была экстренной из-за начавшегося 28 августа кровотечения. Пимен родился на Успение Божией Матери, чуть-чуть недоношенным — в 35,5 недель, но вес был хороший — 2760 грамм. Операция проводилась под руководством главного врача ЦПСиР Олега Александровича Латышкевича. За нас с сыном боролась бригада лучших врачей — Мария Владимировна Лукашина, Наталья Сергеевна Поплавская, Александр Петрович Кирющенков и другие. Через полчаса после начала родов Пимена вынесли Мише, который стоял за дверью операционной. Пока папа держал на руках младшего сына, врачи боролись за мою жизнь. Во время операции я потеряла два литра крови. Я была под смешанной спинально-эпидуральной анестезией, но иногда отключалась, потом приходила в себя. Было и холодно, и жарко, не хватало воздуха для дыхания. Я не могла прочитать ни одной молитвы, кроме «Господи, помилуй», и твердила: «Мне нельзя умирать, меня ждут дети». Я верю, что если Бог посылает нам сложности и испытания, то Он же посылает людей и средства для их преодоления. За эти годы Господь свёл меня со многими удивительными врачами и медсёстрами, руками которых всё делалось. Примером сильной и стойкой женщины и настоящей христианки стала для меня Ольга Алексеевна Бабак — заведующая второй детской реанимацией. После общения с такими людьми начинаешь верить в чудеса и нашу медицину. Рядом с такими людьми хочется самому становиться лучше и добрее. Нам нужно не бояться родов и трудностей в воспитании детей, не унывать, не впадать в отчаяние и депрессию, а верить, молиться и благодарить Бога за всё — за скорби и радости.

— Что вы скажете женщинам, готовым прервать беременность по медицинским показаниям? В каких случаях вообще допустим аборт?

С моей точки зрения, аборт недопустим ни при каких обстоятельствах. Аборт — это всегда убийство, на каких бы сроках его ни делали. Если бы те, кто соглашается на этот шаг, знали, сколько женщин страдает от неспособности зачать или выносить и родить ребёнка после совершённых ранее абортов, они бы никогда на это не пошли.

Без своего жилья, но с верой в Бога!

Семья Дорофеевых

Семья Дорофеевых

— Не секрет, что многие отказываются от рождения детей из-за финансовых и бытовых трудностей. Где вы живёте и как решаете свои проблемы?

— У нас нет своего жилья, а проблемы и трудности есть. Но как-то получается справляться. Сейчас живём в Мытищах, в съёмном доме. Жилищная проблема актуальна для большинства многодетных. Конечно, бывают случаи, когда начинаешь роптать. Иногда это быстро проходит, иногда не очень. Всё относительно. И если посмотреть глобально, то у нас всё хорошо. Слава Богу за всё.

— Как вы справляетесь с пятью детьми? Помогает ли муж?

— Муж очень много работает. У него столярное производство. Но когда он приходит домой, то всецело принадлежит детям. Никогда не было, чтобы он валялся на диване и ничего не делал. Скорее он мне скажет: «Ляг отдохни». Он идеальный папа для детей, он — идеальный муж для меня. На пятерых детей у нас одна бабушка, которая всё свободное время проводит со своими внуками.

— Ходят ли ваши дети в ясли и детский сад и чем любят заниматься?

— Я не против детского сада для мальчиков. Но в ближайшем детском саду для Жени и Ерёмы нет пока подходящей по возрасту группы. А отдавать Нестора одного я не вижу смысла: вместе им дома веселее. Когда Нестор был совсем маленьким, Лена несколько месяцев ходила в садик. Сейчас она много тренируется (занимается фигурным катанием), ходит в подготовительный класс школы, помогает мне по дому. Для сада времени нет. Лена у нас спортивная и творческая. Сейчас у неё ежедневные тренировки. Любит рисовать и лепить из пластилина. Нестор в свои четыре года бывает у папы на производстве, уже пытаясь немного вникнуть в процесс. Любит отвёртки, гайки, шуруповёрты, машины и самолёты. Женя с Ерёмой — удивительные мальчики, которые для большинства людей выглядят одинаково, но для нас они абсолютно разные и внешне, и по характеру. Пимен редко куда-то спешит, растёт созерцателем. Он спокойный и почти всегда удовлетворённый, очень много улыбается, радуясь жизни.

— Бывают ли у вас с мужем споры о том, как нужно воспитывать детей? Вы смотрите на всё одинаково?

— Никаких глобальных разногласий у нас нет. У меня есть человек, которому я полностью доверяю, и я не должна одна принимать какие-то сложные решения. Иногда бывают разногласия, в основном — в каких-то мелочах. Мы стараемся советоваться друг с другом, но решение принимает Миша. Так что ответственность в основном на нём. На мне чуть поменьше. Мне это нравится.

— Вы из верующей семьи?

— Если говорить о вере в моей семье, то получилось так, что маме пришлось спасать папу. Когда он занялся айкидо, его чуть в сайентологию не затащили. Мама поняла, что происходит что-то не то, побежала за помощью в храм Всех святых на Соколе. Маме дали книжку «От чего нас хотят спасти?». Папа приходил с работы, мама кормила его и, пока он жевал, читала ему эту книжку о разных сектах. Он жуёт, слушает и всё это вместе с пищей проглатывает. Тогда как раз начинался Великий пост. Слава Богу, мама вовремя это всё сделала, потому что папа никуда не успел уйти. Последние годы жизни он помогал в алтаре храма в честь Великомученика и Целителя Пантелеимона при ЦКБ № 1, записки читал. Папа привёл в этот храм маму, меня и сестру. Когда он погиб в результате несчастного случая, на его отпевание пришло очень много прихожан. Его отпевал владыка Гурий, который тогда был иеромонахом, и ещё два священника.

Михаил и Таисия Дорофеевы

Михаил и Таисия Дорофеевы

— А муж на момент вашего знакомства был верующим?

— Когда мы познакомились с Михаилом, он поразил меня своей добротой, но он не был воцерковлённым человеком. Он с радостью это всё принял, потому что его душа тянулась к чему-то хорошему. Он был крещён, но в храм не ходил. Может быть, несколько раз заходил свечку поставить. Наверное, вера теплилась в его душе. Когда мы познакомились, он с трепетом начал относиться к храму, его душа тянулась к Богу. У него не было каких-то ярких событий, явных чудес, но вера преобразила его в того полноценного человека, который должен быть. Однажды я сказала Мише что-то про храм, и он мне написал сообщение: «Ходил сегодня на службу. Теперь буду ходить с тобой, без тебя непонятно. Все поют, я молчу. Что делать, не знаю». И мы вместе начали ходить в храм Целителя Пантелеимона. В этом храме нас и венчали.

— У вас есть рецепт семейного счастья?

— В каждом рецепте главное — ингредиенты, а во всех рецептах есть секрет — главный ингредиент, придающий блюду изюминку. В моём семейном счастье главный «ингредиент» — это мой муж. Когда ему очень тяжело на работе, он всегда думает о том, что мне в два раза тяжелее, потому что я дома одна с детишками. От этих мыслей у него появляются силы, терпение, прекращается внутренний ропот.

— Вы всегда хотели иметь много детей?

— Когда мы с Мишей вместе работали и общались на «Вы», как-то шли из офиса к метро и вдруг заговорили про детей. Я сказала: «Я хочу много детей», и Миша спрашивает: «Сколько — много?». Я знаю, что для большинства мужчин двое — это уже много. Он пристал, и я ему призналась, что хотела бы пятерых. Он помолчал, но стал улыбаться, а потом признался, что хотел бы иметь не меньше трёх детей. По его словам, он понял, что я готова к материнству и морально, и психологически, что ему не придётся выпрашивать рождения ребёночка. Мишу воспитывала одна мама. Она очень любила своего сына и хорошо воспитала его. Но ему было скучно и грустно, что он один, что семья неполная. У Миши была тяжёлая жизнь. Он очень рано остался без мамы. У кого-то детство продолжается до 15−17 лет, а когда мама болеет, и ты вынужден работать с такого раннего возраста, ты начинаешь раньше взрослеть. Люди в таких ситуациях обычно становятся либо очень хорошими, либо что-то надламывается в них, и бывают тяжёлые судьбы. И с Мишей могло случиться всё что угодно. Он мог пойти воровать, например, а не работать. Слава Богу, что он выбрал правильный путь, что жизненные трудности закалили его и сделали таким хорошим. Глядя на пример своих родителей, у которых была разница в возрасте пять лет, я всегда хотела, чтобы муж был старше. Мы с Мишей очень любим наших детей. Дети — вечный и неиссякаемый источник радости, энергии, позитива и счастья. Чем больше детей, тем больше этот источник. Иногда наш «источник» неуправляем и очень громок, иногда от него очень устаёшь, но мы его всегда любим и очень дорожим им.

С Таисией Дорофеевой беседовала Ирина Ахундова

http://www.pravoslavie.ru/100 210.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru