Русская линия
Русская линия13.12.2016 

Ещё раз о золоте адмирала Колчака

Весной 1933 года генерал Петров по поручению генерала Дитерихса переехал из Шанхая в Японию — сначала один, затем к нему присоединилась и вся наша семья. Мы обосновались в Иокогаме, откуда отец постоянно ездил по делам в Токио. Целью переезда была попытка вернуть часть российского золотого запаса — 22 ящика, которые отец, будучи начальником Снабжений Дальневосточной армии, передал на временное хранение японской военной миссии на станции Маньчжурия в ноябре 1920 года, когда остатки армии Колчака покидали Забайкалье и пересекали китайскую границу.

В 1919 году, ещё до эвакуации Омска, Колчаковское правительство отправило часть золотого запаса по железной дороге во Владивосток. В Забайкалье часть отправленного золота была захвачена одним из казачьих отрядов атамана Семёнова (Были захвачены 172 ящика золотым слитками и 550 мешков с золотой монетой, отправленные из Омска 18 октября 1919 г. ГАРФ, Ф.143 Оп.12.Д.9). Большая часть захваченного была роздана Семёновым в 1920 году различным гражданским и военным учреждениям в Чите, а часть золота на сумму 7 700 000 золотых рублей была выдана им в сентябре и ноябре 1920 года начальнику Снабжений Дальневосточной армии генерал-майору Петрову — «специально для содержания армии». К моменту, когда армия пересекала границу с Китаем, большая часть этих средств была уже потрачена, и в ведении генерала Петрова оставалось 22 ящика с золотом — «20 ящиков с монетой и два ящика со слитками», на сумму 1 250 000 золотых рублей. Белое командование первоначально намеревалось отправить их во Владивосток вместе со своими войсками, которые следовали из Забайкалья в Приморье по Китайской Восточной железной дороге (КВЖД). Однако при въезде на китайскую территорию белые войска должны были сдать оружие, и поэтому возникли серьёзные опасения, что в пути золото могут захватить орудовавшие в Маньчжурии разбойники­ хунхузы. Было принято решение: перед въездом в Китай передать его на время японской военной миссии. 22 ноября 1920 года на пограничной станции Маньчжурия генерал Петров передал 22 ящика с золотом начальнику японской военной миссии полковнику Рокура Исомэ, который прекрасно говорил по-русски и написал расписку на русском языке в получении золота на временное хранение. При этом имелась договорённость, что японцы, которые, в отличие от Белой армии, следовали через Маньчжурию вооружёнными, довезут эти ящики в сохранности до Приморья и затем возвратят их. Однако по прибытии туда японцы отказались вернуть золото Владивостокскому правительству. Последующие попытки получить обратно эти ящики с российским золотом, предпринятые в 1922 году, также не увенчались успехом. Затем в начале 1923 года генерал Петров уполномочил Харбинского представителя Всероссийского крестьянского союза К. Славянского получить золото (или его эквивалент в иенах) от японского правительства. С этой целью отец передал ему подлинник расписки полковника Исомэ с условием, что в случае неудачи Славянский её возвратит. Будучи заядлым фотографом, отец предварительно сфотографировал расписку, чтобы оставить себе её копию. Славянский поехал в Японию, но в сентябре 1923 г. в Иокогаме произошло сильное землетрясение, и подлинник расписки был утрачен во время пожара, о чём было объявлено в японских газетах. Хлопоты Славянского ни к чему не привели, и дело о возвращении золота было временно забыто.

В 1933 году руководством Дальневосточного отдела РОВС было решено предпринять новую попытку вернуть золото, поскольку в тот момент поддержку в этом деле могли оказать некоторые знакомые из японских политических кругов. С этим поручением генерал Дитерихс направил в Японию генерала Петрова. Сначала отец пытался достичь цели путём переговоров с участием японских знакомых, предложивших своё содействие. Однако это не дало никаких результатов. В июне 1934 года, когда были исчерпаны все возможности прийти к неформальному соглашению, отец вынужден был возбудить иск против японского правительства (Дело № 2103 в Токийском окружном суде по гражданским делам). Суд рассматривал дело в течение двух лет и в ноябре 1936 года под давлением военных кругов вынес решение в пользу японского правительства. Суд не отрицал достоверности расписки полковника Исомэ о приёме им на хранение от генерала Петрова 22 ящиков с золотом, однако постановил, что Исомэ не имел на это официальных полномочий от японского правительства. Поэтому для продолжения судебного разбирательства генерал Петров должен был возбудить новый иск лично против полковника Исомэ, который к тому времени уже вышел в отставку и жил на севере Японии. Отец не видел в этом никакого смысла. Кроме того, денежные затруднения и поступавшие время от времени намёки от властей насчёт прекращения процесса заставляли его подумать о приостановлении дела. В сентябре 1936 года он был неожиданно арестован и подвергнут допросу по поводу каких-то эмигрантских дел. Я помню, как мама, которая всегда была очень энергичной, сразу поехала в Токио и добилась его освобождения в тот же день.

На ход судебного разбирательства оказали влияние показания некоторых японских военных руководителей. По словам отца, колоссальную отрицательную роль сыграли свидетельские показания министра армии, генерала Садао Араки, который служил во время Гражданской войны в японской военной миссии в России, а затем в 20-х годах — в Маньчжурии.

Несомненно, повлияли на ход процесса и текущие политические события в Японии. 26 февраля 1936 года в Токио произошёл мятеж, организованный радикальной группировкой молодых офицеров, вы­ ступавших против политики захвата чужих территорий, за управление страной на социалистических началах и преодоление царившей в Японии коррупции и усиливавшейся депрессии. Через три дня мятеж был жестоко подавлен войсками, преданными императору и генералам из военной группировки «Тосэй» («Фракция контроля») — сторонникам жёсткой милитаристской политики. В результате в стране утвердилось влияние этой фракции, которая впоследствии привела к власти генерала Х. Тодзё. События 26 февраля повернули внешнюю политику Японии в сторону милитаризации и военной экспансии, что в конечном итоге привело страну к вступлению во Вторую мировую войну.

В сложившейся политической ситуации продолжать судебный процесс не было смысла, однако отец всё же подал на апелляцию в вышестоящую вторую инстанцию, но она подтвердила решение первого суда. Тогда отец, чувствуя себя ответственным за то, чтобы довести дело до конца, подал иск в третью инстанцию — верховный суд. Однако в 1940 году, под давлением своих адвокатов (Хикоширо Хада и Тошизо Ямане), он согласился приостановить дело, и взамен японское правительство должно было возместить ему все судебные издержки. В 1941 году деньги были выплачены и дело закрыто. Для отца это было жестоким разочарованием, поскольку он потратил на это разбирательство несколько лет, подвергнув свою семью всяческим неудобствам и лишениям.

Впервые опубликовано: П.П. Петров «От Волги до Тихого океана в рядах белых». Айрис-Пресс. Москва 2011 г. Вступительное слово сына автора (генерала Петрова) С.П. Петрова, магистра исторических наук, написанные специально для русского издания.

Милл-Вэлли, Калифорния, июль 2010г.

+ + +

РОСПИСКА

Дана сия росписка Японской Военной Миссией на ст. Маньчжурия Начальнику Снабжений Дальневосточной армии Генерального штаба генерал-майору Павлу Петровичу ПЕТРОВУ в том, что Японской военной миссией на ст. Маньчжурия принято на хранение двадцать (20) ящиков с золотой монетой и два ящика с золотом в слитках.

Ящики с монетой за №№ 3091, 3029, 3001, 3015, 4207, 3353, 3333, 3883, 4937, 3889, 5479, 3019, 4091, 3293, 3363, 3577, 3183, 3249, 2975 и 3831.

Ящики со слитками за №№ 15 и 23.

Все ящики опечатаны сургучной печатью «Управление Начальника снабжений Дальневосточной армии» и пломбой «Ялуторовск Казначейство».

Вышеозначенные ящики с золотой монетой и золотыми слитками составляют собственность Дальневосточной армии и никакому отчуждению по чьим бы то ни было заявлениям не подлежат.

Обязуюсь по первому требованию Генерального штаба генерал­ майора Петрова или по его доверенности выдать всё принятое на хранение.

Что подписями и приложением печати свидетельствуем. Ноября «22» дня 1920 года Ст. Маньчжурия.

В случае смерти ген. Петрова золото подлежит выдаче Генералу Вержбицкому, а после него генералам Пучкову и Бангерскому.

Начальник Японской военной миссии Полковник Исомэ

<печать>

*Росписка* японцев о получении на хранение золота от генерала Петрова

http://rusk.ru/st.php?idar=76713

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru