Русская линия
Православие.RuПротоиерей Андрей Ткачев08.12.2016 

Великая ложь нашего времени

Кому известно, что самое тяжёлое в монашестве? Я хоть и не монах совсем, но всё же знаю точно, и вам скажу. Это не труд, и не долгие службы, и не целомудрие даже, а послушание. Отсечение воли. Делай, как сказали, а не как ты видишь, не как тебе кажется. Всё, что у тебя своё, это только «тебе кажется», а ты делай, как сказали. «Кажется» своё забудь. Это и есть самое сложное. Архисложное. Ибо все мы своевольники и самовольники. Читаем в молитве Господней «да будет воля Твоя», а сами в душе шепчем сладкие слова: «Моя! Моя воля да будет! Пусть всё в мире по-моему будет и ныне, и присно, и во веки веков». Разве я не прав?

«Отсеки волю свою — и погаснет Ад», — говорил блаженный Августин. Какие слова! Ад наполнен своевольниками, которые спорят с Богом о мироустройстве. Они бы хотели, если не в «творцы», то хоть в советники Творца записаться. А ими пренебрегли, их не спросили, как миром править. Обидно. Даже до бунта и вечного пламени обидно. Именно так бесы мыслят. «Ну, я же всё знаю, а мне — перстом на дверь. Да я теперь весь мир с четырёх сторон зажгу, потому что меня — уникального — в строй поставили». Своеволие — бич небес, потому что там ангел-бунтовщик однажды объявился. Своеволие также и бич земли, потому что к нам сошёл сатана в великой ярости, зная, что ему не так уж много времени осталось (Откр. 12:12). Люди, в силу свойств падшей природы, суть своевольники и самоугодники. Бесовы жертвы. Они Богу Святому служить и угождать повсеместно отказываются. А мы удивляемся, что чиновники и депутаты часто-густо — воры и обманщики? Тот украл, тот натворил невместимое… А вы как хотели? Чтобы все служили? Вам служили? Перекреститесь.

По логике представительной демократии делегаты и депутаты должны быть так же лишены своей личной воли в пользу избирателей, как и монах-послушник — в пользу игумена. Я, мол, не от себя действовать буду, но токмо волею вашею, меня направившею в высокое представительство. Воли моей у меня нет! Воля моя отменена напрочь, до самого окончания каденции, и это в пользу воли вашей (то есть избирателей). Так должен говорить всякий представительный демократ, который на практике часто болтун, член какой-то команды, вор (с компроматом в тайной папке) и намеренный своекорыстник. И не кажется ли вам, что человеку вовсе не верующему, и не ищущему благодати, и не имеющему иных великих целей, кроме комфорта и вечного удовольствия, да ещё угождения начальству, демократия вменяет в должностную обязанность нечто неподъёмное. А именно, исполнить самое тяжёлое духовное дело — отсечь свою волю? Демократия говорит: служи народу. Забудь про себя. Соверши духовное самозаклание. Живи для тех, кто тебя выбрал!

Но позвольте! Это же чистая глупость. Это же неоправданный перенос духовных требований в мир странных людей. Порой — нарочитых безбожников. Они не умеют жить для идеи. Только на карман. Следовательно, требовать от выборных персоналий жертвенности и служения — совершенно глупая затея. Не будут они волю свою отсекать. Не будут. Да и не умеют, даже если бы захотели. Кто бы их научил сутками молчать, богомыслием заниматься и поститься? А значит, и вся представительная демократия — только духовный блуд и недоразумение.

Монах, тот знает, как трудно гнуть своё «я» под волю Богом поставленного начальства. Но то монах. У него были слёзы, и благодать обращения, и чудо пострига, и многое иное. А депутат не знает всего этого и знать не желает. Он сам, как игумен, звонит по телефонам и раздаёт приказания. Не собирался он гнуть свою волю под волю избирателя. Не для этого во власть рвался. Вот под начальника — да. Но не под избирателя. Он ведь просто собирался на горбу безликого плебса залезть на политический Олимп или на капитанский мостик политического корабля, откуда удобно плевать на всё, что шевелится ниже ватерлинии. Вот предел его желаний. А мы ему, согласно прописанному механизму, вменяем в обязанность отсечение своей воли в пользу избирателей! Получается, что мы в самом принципе ошиблись. Демократия ныне — это «священная корова». Её ругать — себе же хуже. Тоталитарная промывка мозгов так крепко потрудилась, что слабый писк на демократического идола воспринимается как жуткая хула. Тем не менее внутри позолоченного идола живут летучие мыши, и обретается обычная паутина. Принцип ложен.

В основу демократии как принципа заложены очень высокие духовные понятия (отсечение воли), которые и с помощью благодати выполнить нелегко. В основу всего сущего, отметим, вложены духовные понятия, мало кем замечаемые. И понятия эти, по причине незаметности, неузнанности, никто и выполнять не собирается. Всё превращено во фразу и позу, в болтовню и манипуляцию общественным сознанием. И в этом смысле демократия есть та самая «великая ложь нашего времени», о которой писал К.П. Победоносцев, к чьей одноимённой работе мы и отсылаем любителей полезного чтива, пользуясь случаем.

Победоносцев вскрывает, словно скальпелем, лживую сущность парламентского представительства. Оно, согласно его мысли, работает без сбоев только в голове, когда воображается и представляется. Точно как революция и следующее за ней счастье. Участники схемы в голове воображателя подобны подшипникам и шестерёнкам. Это не живые люди, а функции. Учитель, избиратель, сенатор — это имена функциональных действий, за которыми прячется живая душа. Это и есть механистическое мировоззрение, вынесенное в социум. Общество — механизм, всякий в нём — винт или что-то около того. И не сыпьте лишних слов на Сталина и его эпоху. Говоря о заменимых «винтиках», Сталин просто выражал общие европейские мысли о государственном устройстве. Старые европейские мысли.

Но суть в том, что люди не подшипники. Они своевольны. Они делают не только то, что функционально заложено в механизм, но и то, что им делать нравится. Они залазят во власть не для служения, не для функционального действия, а чтобы им служили. И это бич любого государственного устройства. И кому это не понятно? Если бы коленвал или каждый подшипник в ходовой имел свою волю, машина бы никогда не тронулась с места. Так бы и проходили у разумных деталей митинги за митингами, дебаты за дебатами, а механизм бы стоял и ржавел.

Но демократия работает, возразят. США, Европа. Плоды же очевидны. Да, демократия работала. Подчеркнём — работала как временно правильное устройство, а не как вечный двигатель и безупречный механизм. Она истощается и помирает на наших глазах. Пищит и умирает повсеместно. Она работала, пока жил тип людей, родивших её саму. С исчезновением же ответственного и верующего человека у демократии нет шансов. Она умрёт. Усохнет, как шагреневая кожа.

Демократия вполне работает только в обществе, где сильны нравственно-религиозные мотивы. «Наши руки привыкли к лопате и граблям. Мы не тунеядцы. Наши жёны рожают по семь — десять детей, и про аборт мы слышать не хотим. Гомосексуалист рискует жизнью, явившись в наш городок. И если ты не идёшь в воскресенье в церковь, я откажусь здороваться с тобой. Да, и не только я, но вся улица, весь посёлок. Мы умеем веселиться и знаем, что такое тяжёлый труд. Мы чтим Бога как умеем, как нас научили, и, если что, умеем воевать». Вот такие люди и родили демократию и все её процедуры: выборы, дебаты, протесты, импичменты. С ними такие процедуры и работают. А иначе нет. Иначе всё преет и чахнет. Процедуры остались, но человек, изобретший их и поддерживающий их существование, исчезает. Значит, скоро исчезнут и сами процедуры.

Русские играют в демократию. Никто из русских до конца в демократию не верит. Да, мы хотим свободы, хотим, чтобы нас не трогала просто так милиция на улице. Мы много чего хотим. Хотим откладывать с зарплаты деньги на учёбу детям и путешествовать. И прочее. Но в демократию мы не верим. Нам навязали её, а мы сделали вид, что уверовали. Но нет. Всё же русские понимают, что власть — это не нанятый менеджмент (ужасно глупое и утопическое определение), а служилая часть общества. Ты во власти — ты служишь. Как священник служит, как врач и учитель служат. Как военный и милиционер служат. Да, ты себе не принадлежишь. И шкуру с тебя содрать можно в любое время, о чём ты сам знаешь. Есть за что. Так служи. Не отрабатывай и не зарабатывай, а служи. Старикам, бюджетникам, малышне брошенной, мамам-одиночкам, подросткам… Служи. Всему обществу. Русский человек только через служение жизнь понимает и благословляет. Потому в душе он монархист. Остальные схемы он понимает как лживые, хоть и не может аргументированно свою мысль пояснить. Но, пользуясь случаем, я отсылаю ваше внимание к статье К.П. Победоносцева «Великая ложь нашего времени». Там вполне разумно, даже холодно и отстранённо (можно и погорячей), описывается механизм хвалёной демократии со всеми его тайными пороками, не всегда понятными обывателю. Константин Петрович достоин того, чтобы стать открытым заново именем.

Ну, а нам дальше жить, сколько Бог позволит. Кстати, и на выборы ходить, хоть в пользу их у нас веры мало. Жить и искать духовную подоплёку в происходящем вокруг вавилонском смешении. Везде ведь есть духовная подоплёка. Жить и писать об этом. И обсуждать прочитанное.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru