Русская линия
Российская газета Жанна Мельникова19.11.2016 

Дело Гуриных
В уральской глубинке семья строит храм в память о погибшем сыне

Не так давно поднятые купола храма золотятся даже в хмурую погоду. Фото: Жанна Мельникова/РГ

В посёлке Маслово Ивдельского района на севере Свердловской области подходит к концу возведение храма во имя иконы Божией Матери «Игоревская». Строит церковь супружеская пара Гуриных. Буквально своими руками и на свои средства.

На въезде в посёлок отыскать храм нетрудно: наружные стены выкрашены в чистый голубой цвет, не так давно поднятые купола золотятся даже в хмурую погоду. Храм здесь один — на несколько населённых пунктов и полторы тысячи человек. Ближайший стоит за 50 километров в Краснотурьинске. Маслово — посёлок небольшой, на триста дворов. Но именно сюда съезжаются люди со всего района: в храме уже вовсю идут службы. Возведением церкви в основном занимается Иван Гурин, строитель по профессии. Весь семейный доход (Иван — единственный кормилец в семье, его жена Елена не работает) уходит на покупку стройматериалов. Супруги живут в Екатеринбурге, поэтому в Маслово бывают наездами: раз в несколько месяцев мотаются за 500 километров от города.

Семья Гуриных глубоко религиозная. По воспоминаниям Елены, её мать, прожившая часть жизни в Маслово, всегда молилась, но в церковь не ходила — некуда было. Теперь есть.

— Люди говорят, мы могли бы вложить деньги во что-нибудь другое, например, обзавестись коттеджем, — рассказывает Елена. — Для чего? Ведь это всё временно, тленно.

Четыре года назад умер 25-летний сын Гуриных Игорь. Трагедия произошла октябрьским вечером рядом с одной из екатеринбургских многоэтажек. На записи с уличной видеокамеры видно, как Игорь зашёл в подъезд дома одновременно с незнакомым мужчиной. Ближе к полуночи тело сына нашли на асфальте под окнами высотки. Уголовное дело о смерти так и не завели. Следователи пришли к выводу, что это самоубийство. Но мать уверена: Игорь не мог покончить с собой. Гурины стали собирать информацию о случившемся, нашли местных жителей — возможных свидетелей. Были и те, кто видел, как молодого человека сбросили с балкона, однако в полицию они идти отказались: не хотели ввязываться. Вопросы остались без ответов, и это мучило родителей, не давая оправиться после удара.

К счастью, сама жизнь дала Гуриным знак и, главное, силы всё изменить.

А через полгода сын во сне ей сказал: «Мама, нужно построить храм». После этого Гурины поверили, что всё получится.

— На девятый день мы собирались на кладбище. Вышли на улицу — а там крест: огромный, от неба до земли, бордово-чёрный крест висит в воздухе. Как у Игоря на могилке, — вспоминает Елена.

На первых этапах строительства деньгами помогали разные люди: заказывали именные блоки, которые потом укладывали в стены.

— На таких блоках обычно пишут имена, одновременно заносят их в церковную книгу. Так об умерших остаётся память. Одна женщина двух сыновей потеряла и за два блока прислала десять тысяч рублей — в десять раз больше, чем нужно! В другой раз перечислили пятьдесят рублей. Может, старушка отдала последнее, большое ей спасибо.

За три года благодаря Гуриным некоторые близкие им люди пришли к вере. Правда, местное население по-разному реагирует на присутствие в посёлке городских.

— Некоторые негативно восприняли наше начинание. В День святых Петра и Февронии батюшка попросил позвонить в колокола. А рядом на стадионе жители устроили праздник: отмечали День семьи (вряд ли зная, что он связан со святыми) массовым гуляньем, песнями, танцами… Так вот, они начали кричать: мол, звон мешает развлекательной программе. Было неприятно, мы же ради них это делаем.

Одна из жительниц посёлка внимательно наблюдала за строительством церкви с самого начала:

— Отношение к храму среди местных очень неоднозначное: одним интересно прийти, посмотреть, другим от этого ни тепло, ни холодно. Мне кажется, эта история о том, что своим близким мы должны уделять особое внимание, и когда они рядом, и тогда, когда их нет с нами.

Елена каждый день переписывается с матерями, потерявшими сыновей (их около 80: из Москвы, Забайкалья, Санкт-Петербурга, Израиля), помнит историю каждой. Вместе легче пережить утрату.

В один момент убитая горем мать нашла поддержку в группе «Наши дети — ангелы» в «Одноклассниках». Рассказала свою историю. Узнали люди о храме — пришла и помощь.

— За один год умер лучший друг нашей семьи, затем сын, затем муж сестры, затем мать. Как после такого встать с коленей? Меня переполняли слёзы и пустота. Вот вижу молодого человека — ищу в нём своего Игоря. Потом уже поняла, что не туда иду и так только душу свою гублю, — вспоминает Елена.

— Были матери, которые тоже загорелись мыслью построить храм. Одна из них решила поставить часовенку. Благое дело, тут главное — не бояться. Я бы посоветовала всем испытавшим горечь потерь начать делать добро: допустим, взять детей из детдома и подарить им свою любовь или просто помочь выговориться тем, у кого плохо на душе. Ведь если мать не замкнётся в своём горе, а станет двигаться дальше, ей будет дано увидеть своего ребёнка ещё раз. Мне сын снится: говорит, как должен выглядеть храм. Любовь, светлая и созидательная, спасёт всех членов семьи.

Строительство храма ещё не закончено. Весной необходимо установить иконостас, докупить церковную утварь, обустроить церковную лавку и оградить территорию.

Если хотите поддержать дело семьи Гуриных, звоните Елене: 8−904−987−90−43.

https://rg.ru/2016/11/16/reg-urfo/uralskaia-semia-vozvela-hram-v-pamiat-o-pogibshem-syne.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru