Русская линия
Приходы Роман Силантьев24.10.2016 

О воцерковленности и полноценности

Социологический опрос

В последнее время социологические исследования всё чаще и глубже затрагивают религиозную сферу. Специалистам ВЦИОМ, ФОМ, «Левады-центра» и других исследовательских организаций интересно узнать не только вероисповедание респондента, но и степень его вовлечённости в избранную религиозную традицию. Полученные результаты при этом часто имеют парадоксальный характер: число православных людей может превышать число крещёных при том, что часть православных не верит в рай и ад; Пасху и Рождество повсеместно отмечают мусульмане и буддисты, а Великий пост соблюдают сидящие на диете неверующие.

Словосочетания типа «православный атеист» или «мусульманин-коммунист» уже перестали удивлять, однако желание углубиться в эту проблему у социологов осталось. В качестве одного из методов исследования они стали классифицировать верующих по степени религиозности, уточняя, как часто они молятся, посещают храмы, соблюдают пищевые ограничения, участвуют в Таинствах и обрядах. Главным объектом изучения здесь стало православное большинство, в отношении членов которого было введено понятие «воцерковлённость».

Специалисты Фонда «Общественное мнение» понимают воцерковлённость так: «С 1997 г. доля относящих себя к православным среди россиян выросла с 52% до 68%. При этом сегодня лишь 13% православных можно назвать воцерковлёнными — они посещают храм раз в месяц и чаще, постоянно причащаются, молятся церковными молитвами, выполняют утреннее и вечернее правило», далее уточняя критерии максимальной воцерковлённости: посещение храма и причащение чаще раза в месяц, соблюдение постов во все положенные дни, ежедневное чтение утренний и вечерний молитв, а также регулярное изучение Евангелия [1]. Высказывается и мнение, что человек, не знающий наизусть Символ Веры, причащающийся реже раза в год или уважающий Сталина, автоматически отлучается от Церкви и православным считаться никак не может. Самые антиклерикальные исследователи вообще заявляют, что воцерковлённых людей насчитывается не 13%, а всего 2−4% населения, поэтому православные являются в России незначительным меньшинством и должны тихо сидеть в своих гетто[2].

Вне всякого сомнения, социологи имеют полное право вводить градации уровня религиозности и классифицировать православных по шкале «захожане-церковный народ». Но на практике в этом подходе кроется несколько проблем.

Во-первых, сама Русская Православная Церковь не перестаёт считать православными тех людей, которые не ходят в храмы, не молятся и не причащаются. Частота же участия в Таинствах имеет рекомендательный характер, и разные священники по-разному наставляют своих духовных чад насчёт частоты исповеди и причащения. Искренность и сила веры человека определяется гораздо более сложной совокупностью факторов, чем регулярное соблюдение постов и чтение молитв.

Во-вторых, высокая внешняя религиозность далеко не всегда коррелирует с религиозностью внутренней, что наглядно показывает пример евангельских фарисеев. Во времена Российской империи представители целого ряда сект, например, хлыстов, отличались образцово-показательной набожностью, что не мешало им после регулярного посещения православных служб устраивать свои радения. В настоящее время такой же феномен наблюдается у «царебожников», которые уклонились даже не в христианскую секту, а в генотеистический культ.

В-третьих, степень религиозности проверяется социологами выборочно: очень часто у православных, гораздо реже — у мусульман, и совсем редко — у представителей других исповеданий. По мусульманам данные получаются примерно такие же: доля причисляющих себя к этой религии и совершающих, например, ежедневный пятикратный намаз не выше 5%. Как недавно заметил ректор Российского исламского университета Рафик Мухамметшин, 50% называющих себя мусульманами татар пьют водку, а 27% употребляют свинину [3]. Но мусульманами они от этого быть не перестают.

В-четвёртых, что мешает социологам распространить данную методику не только на верующих, но и другие группы населения? «Положительные ответы на вопросы — „сторонник ли Вы Путина?“ или „сторонник ли Вы православия?“ чаще всего говорят о совершенно разном характере поддержки избранного предмета. Сторонник Путина, очевидно, будет голосовать за Путина, а что будет делать сторонник православия, без дополнительных вопросов совершенно не ясно», — считают Сергей Филатов и Роман Лункин [4], однако считают напрасно — сторонники Путина тоже бывают разные.

Выделяя нерелигиозных людей, которые могут идти как одним блоком, так и делиться на агностиков, индифферентных, неверующих или атеистов, социологи зря не интересуются их внутренним разнообразием. Возьмём группу атеистов. Если бы атеизм был аналогом религии, как нередко можно прочитать в сетевых дискуссиях, то его приверженцы представляли бы собой некое единое целое и могли бы рассматриваться в комплексе. В действительности же атеизм отдельной религией или идеологией быть не может, а вот их составляющей — вполне. Взять, к примеру, антисемитизм, который хорошо встраивается в фашистскую, ваххабитскую, псевдоправославную или языческую идеологию, из чего совсем не следует, что антисемит-игиловец и антисемит-стерлиговец будут иметь много общего и являться союзниками. Это же справедливо и для атеистов, которые в России в целом делятся на либеральных и марксистско-ленинских, однако и внутри этих групп существует масса направлений. Многие атеисты помимо отрицания религии пропагандируют евгенику, эвтаназию больных детей и немощных стариков, однополые отношения, а то и делят религии на хорошие и плохие, заключая союзы против православных с неоязычниками. Это вызывает многочисленные внутренние конфликты и расколы, которые вполне заслуживают изучения и отражения в социологических исследованиях. Кроме того, можно задать вопрос: а почему у православных степень воцерковлённости учитывается, а у атеистов степень «обезбоженности» нет? Предложим свои критерии, для корректности заменив прилагательное «воцерковлённый» на «полноценный».

«Полноценный» атеист должен:

Но ведь бывают и другие атеисты, которым свойственно:

Как рассматривать их? И много ли вообще «полноценных» атеистов?

Теперь насчёт политических взглядов и их великого разнообразия. Предложим для сравнения критерии «полноценности» коммунистов и либералов:

«Полноценный» коммунист должен:

«Неполноценный» коммунист:

«Полноценный» либерал должен:

А «неполноценный»:

Уровень «полноценности» можно выявлять в любых категориях людей. Критерии, как мы видим на примере воцерковлённых, учёный может выбирать на своё усмотрение.

Гражданство. «Полноценный» гражданин России должен:

Национальность. «Полноценный» русский должен:

Профессия. «Полноценный» социолог должен:

Не вызывает сомнений, что применение таких критериев к вышеперечисленным группам людей породит множество сенсаций. Может неожиданно выясниться, что в России меньше десятка полноценных социологов, двадцать полноценных коммунистов и ни одного полноценного гражданина. В общем, с нетерпением ждём таких соцопросов.

1. http://fom.ru/TSennosti/11 587

2. http://religious-life.ru/2016/03/suhorukov-sotsiologicheskie-interpretatsii-votserkovlyonnosti/

3. http://www.islamnews.ru/news-505 471.html

4. http://www.religare.ru/2_20 662.html

http://prichod.ru/aktualniye-voprosy/27 133/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru