Русская линия
Интерфакс-Религия Елена Мизулина03.10.2016 

В вопросе абортов Патриарх выражает мнение значительной части общества

После того, как патриарх Кирилл и ряд общественных деятелей подписали петицию о запрете абортов в России, в обществе разгорелись серьёзные дискуссии по этому поводу. Своё мнение в интервью порталу «Интерфакс-Религия» высказала сенатор Елена Мизулина.

+ + +

— Патриарх Кирилл подписал петицию за запрет абортов в России. Как вы относитесь к этой инициативе? Подписали бы вы подобное обращение?

— Тема абортов действительно остаётся сегодня одной из самых острых социальных тем в России. Необходимо понимать, что аборт — это не только медицинская, но и социальная проблема, демонстрирующая уровень нравственности общества. Не случайно к её обсуждению подключились абсолютно все стороны российского общества. Свою позицию по этому вопросу высказал и Патриарх, который выражает точку зрения достаточно значительной части нашего общества. Безусловно, по-человечески, каждый из нас предпочёл бы, чтобы такого явления, как аборты, не существовало вовсе.

На мой взгляд, сейчас в российском обществе происходят чрезвычайно важные процессы. Нужно, чтобы общество с другой стороны посмотрело на проблему абортов. Мы все с вами являемся свидетелями и участниками масштабной общественной дискуссии: высказывается много мнений, точек зрения, люди комментируют эту тему. И все эти мнения очень разные. Но проблема обсуждается, а не замалчивается, и это самое главное, ведь ещё несколько лет назад общество молчало о ней. Для меня как для законодателя это очень существенно, ведь, читая все статьи и наблюдая за дискуссией, я могу слышать разные аргументы. Как законодатель я обязана иметь представление о том, что сделать, какие конкретные шаги предпринять, чтобы проблема перестала стоять так остро, и я вижу несколько путей решения этого вопроса, некоторые из них уже оформлены в виде законопроектов и внесены в Думу. Я говорю, прежде всего, об исключении абортов из системы обязательного медицинского страхования, лицензировании деятельности, связанной с искусственным прерыванием беременности, ограничении оборота лекарственных средств для искусственного прерывания беременности… Мы уверены, что, если они будут реализованы в совокупности, ситуация существенно изменится в лучшую сторону.

— Патриарх и новый детский омбудсмен поддержали запрет на аборты, выступили их оппоненты. Они убеждены, что подобные инициативы погружают страну во мрак, права женщин ущемляются, это приведёт к сотням тысяч нелегальных абортов, искалеченным судьбам женщин и детей. Чтобы вы могли ответить на такие утверждения?

— Работа над законодательством по профилактике абортов продолжается совместно с экспертами с 2010 года. Очень многие медработники говорили, что мы абсолютно правы, что такое законодательство актуально и необходимо.

Сейчас наиболее важным вопросом для нас является выведение абортов из системы ОМС, и уже совершенно очевидно, что мнения по этому вопросу разделились. Эту тему нам предстоит ещё обсуждать и обсуждать — до тех пор, пока не будет выработано единое понимание у всех участников диалога. Я убеждена: никаких резких шагов предпринимать не нужно, ведь эта сфера касается очень многих граждан. Возможно, необходимо предусмотреть и отложенное введение в действие закона в случае, если он будет принят. Нужно время, чтобы разъяснить женщинам, что предлагается сделать и почему.

В России, только по официальным данным, за прошлый год в государственных медучреждениях проведено более 740 тысяч абортов. Сколько их проводится в частных клиниках — неизвестно. По экспертным оценкам, реальное число абортов в России достигает 5−8 миллионов в год. Это огромные, страшные цифры, закрывать глаза на которые мы просто не имеем права.

— Как вы считаете, хватит ли у законодателей политической воли, чтобы принять запрет на аборты или хотя бы вывести их из ОМС?

— Выводить аборты из ОМС необходимо. Думаю, парламентарии способны принять взвешенное решение, основанное на фактах. По данным Минздравсоцразвития РФ, расходы на проведение абортов за счёт региональных отделений ФОМС составляют сейчас порядка 5 миллиардов рублей в год. При этом только 3% от общего числа — аборты по медицинским показаниям, то есть их проведение необходимо в целях сохранения жизни или здоровья женщины. В законопроекте указывается, что аборт в рамках ОМС остаётся бесплатной процедурой только в тех случаях, когда имеются медицинские показания к его проведению, поскольку в этих случаях речь идёт о сохранении здоровья женщины и её жизни. Оплачивать же аборт при отсутствии медицинских показаний, не направленный на сохранение здоровья и спасение жизни женщины, в современных финансово-экономических условиях — неоправданная роскошь. Аборт не является лечебной или улучшающей здоровье процедурой и не позволяет рассматривать его как неизбежную необходимость. При этом любая женщина, не имеющая медицинских показаний, по-прежнему может сделать его за дополнительную плату в государственном учреждении здравоохранения.

Многие оппоненты говорят о том, что если аборты будут выведены из системы ОМС, то будет громадное количество подпольных абортов. Они лукавят. Подпольные аборты нигде в мире не делаются бесплатно!

Мы ведь не предлагаем запретить аборты, просто эта процедура становится платной. А в том случае, если есть риск для здоровья матери и ребёнка, либо если аборт совершается в результате изнасилования, то эта процедура также будет производиться врачами бесплатно в рамках системы ОМС. Вероятно, перечень оснований для проведения аборта в рамках ОМС может быть расширен в ходе рассмотрения законопроекта Государственной Думой. Считаю, что этот вопрос требует дополнительного обсуждения.

Одним из важнейших вопросов, которые нужно решать срочно уже сейчас, является ограничение оборота лекарственных средств, предназначенных для прерывания беременности.

В данный момент такие таблетки любая девушка, женщина может легко купить в Интернете. Интернет заполонён объявлениями о продаже подобных средств. Участились случаи, когда женщина, приняв такую таблетку, вынуждена обращаться за экстренной помощью к медикам, так как у неё начинается кровотечение. В ряде регионов Сибири и Дальнего Востока зафиксирована целая череда таких страшных случаев — насколько мне известно, одна женщина даже погибла. Было установлено, что препараты, которые применяли женщины, подделка, произведённая в Китае. Это очень и очень опасный симптом! О скольких таких случаях мы не знаем? Риски для здоровья женщины гигантские! Девушки просто калечат себя, даже не предполагая, какие могут быть последствия. Поэтому мы считаем, что оборот таких средств должен быть ограничен, применяться они должны только в медицинских учреждениях под контролем врачей.

Важно отметить и то, что многие медики прямо указывают на опасность таких средств, говоря о том, что их применение недостаточно изучено, и такие препараты могут в целом нести громадный вред для здоровья человека.

— Можно ли как-то воздействовать на мужчин, которые оставляют беременную женщину или принуждают жену к аборту? Как работать с ними?

— Вмешиваться во внутренние дела семьи точно не нужно. Однако, в соответствии с исследованиями, основная причина, по которой женщина идёт на аборт, это отсутствие поддержки и понимания со стороны близких (мужа, любимого человека, родителей). Материальные, жилищные проблемы — только на втором месте. И это очень печально. Нужно менять лёгкое отношение общества к проблеме, разъяснять, что аборт — отнюдь не безобидная процедура для здоровья женщины, что риски бесплодия возрастают в разы.

— В Европе мать-одиночка может безбедно жить на детское пособие, возможно ли увеличение суммы пособий матерям-одиночкам и многодетным семьям до адекватного уровня (хотя бы до уровня прожиточного минимума) в России?

— Основная и самая главная, на мой взгляд, мысль состоит в том, что государство должно сместить акценты. Не поощрять аборты, а помогать беременной женщине. Нужно дать будущей маме понимание того, что она не останется один на один со своими проблемами. Ведь, как я уже говорила, вторая причина, которая влияет на выбор женщины, делать или не делать аборт, это уверенность в завтрашнем дне, материальный вопрос, жилищный. Россиянки с радостью бы рожали, если бы у них было понимание, что им всегда и в любой ситуации помогут. Если женщина будет знать, что сможет спокойно выйти на работу из отпуска по уходу за ребёнком, потому что для её малыша всегда будет место в детском саду. Если она будет уверена, что и со школой не будет проблем. Если семья будет понимать, что сможет поднять ребёнка на ноги, воспитать, дать ему достойное образование. Уже несколько лет в Думе «пылится» наш законопроект о жилье для молодых семей. Жаль, что многие в правительстве не понимают, что вопросы поддержки молодых семей — первоочередные и что от этого во многом зависит развитие нашей страны.

Мы говорим ещё и о том, что средства, которые государство ежегодно выделяет на проведение абортов в рамках ОМС (напомню, это порядка 5 миллиардов рублей), нужно направить на поддержку беременных женщин, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Может быть, это будет разовая выплата или фиксированное пособие. В любом случае это должна быть ощутимая для женщины поддержка. Нужно развивать и сеть кризисных центров для поддержки беременных женщин в трудной жизненной ситуации, чтобы такие центры были не только в каждом регионе, но и в каждом районном центре. Я знаю, что таких центров по стране уже много, и в том числе Русская православная церковь своими усилиями многие из них создаёт или поддерживает. Очень важно рассказать женщинам о том, что такие центры есть, где они находятся и чем конкретно ей могут помочь.

В рамках законодательства по профилактике абортов нами разработаны меры материальной поддержки беременных женщин. Это пособие по беременности с момента постановки на учёт женщины, оказавшейся в трудной жизненной ситуации, и возможность получения разовой выплаты такой женщине из средств материнского капитала в случае, если беременность вторая или третья.

— Относительно бэби-боксов. Вы считаете, что «практика анонимного оставления новорождённых детей в специализированных местах влечёт рост числа отказов от новорождённых». Не приведёт ли отказ от бэби-боксов к увеличению количества абортов?

— Опять же, на аборт женщина решается не потому, что в её регионе не действует бэби-бокс. На это её толкает, как правило, совокупность причин, некоторые из которых мы обсудили с вами выше и некоторые из которых государству вполне под силу снять. Неправильно увязывать два этих явления. Тут, скорее, будет действовать другая взаимосвязь: государство предоставило нам комфортную возможность избавиться от ребёнка, так почему бы ею не воспользоваться? А я убеждена, что государство не должно поощрять отказы от новорождённых. Отмечу, что практика тех стран, которые в разное время прибегали к использованию бэби-боксов, показывает, что после появления возможности для анонимного оставления детей число отказов от малышей резко возрастало.

Тем не менее, наблюдая за тем, какого резонанса достигла эта тема за последние дни, я пришла к выводу о необходимости широкой общественной дискуссии на площадке парламента с приглашением всех заинтересованных сторон — общественности, депутатов, сенаторов, представителей Минздрава и Русской православной церкви. Я очень надеюсь получить ответы от защитников бэби-боксов на ряд мучающих меня вопросов.

Никто не говорит о том, что в случае появления бэби-боксов любого, абсолютно любого младенца можно будет похитить из коляски у мамочки на улице и подложить в бокс, так что родители его никогда не найдут. Что с этим делать? Или что делать, если один из родителей втайне от другого отнесёт ребёнка в этот бокс? И не предоставляет ли само существование бокса возможность для злоупотребления со стороны сотрудников учреждения, где он установлен? Не приведёт ли это к махинациям и коррупции при устройстве этих детей в семьи? Какова судьба детей из бэби-боксов? Ставятся ли дети, оставленные в боксах, на учёт в Федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей? Надеюсь, что нам удастся провести круглый стол осенью в Думе и, наконец, услышать друг друга.

Разные мнения по вопросу бэби-боксов существуют и внутри Русской православной церкви. Думаю, что было бы правильно обсудить этот вопрос и на площадке Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, провести открытую дискуссию, чтобы услышать все точки зрения.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=461


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru